St
Андрей Разин: Женя Осин был Личностью. И проводили его — как Личность!
Продюсер «Ласкового мая» поклялся, что память об артисте будет жить долгие годы, а его дочь Агния станет звездой

Андрей Разин: Женя Осин был Личностью. И проводили его — как Личность!

Продюсер «Ласкового мая» поклялся, что память об артисте будет жить долгие годы, а его дочь Агния станет звездой

Фото: © Daily Storm

Десять дней назад — 20 ноября — в Москве простились с певцом Евгением Осиным. На Троекуровское кладбище пришли сотни его коллег и поклонников, а всю организацию похорон взял на себя основатель группы «Ласковый май» Андрей Разин. Daily Storm поговорил с продюсером, чтобы узнать, почему ему было так важно проводить Евгения как народного артиста, что будет с теми, кто пытался утянуть его дно, а заодно выяснил, всегда ли так в российском шоу-бизнесе — сначала топят, а потом плачут — или в нем еще есть хоть немного места для верности, дружбы и искренности.



— Андрей, недавно мы похоронили Женю Осина. Можно ли было избежать такого финала?


— Ну, финал у всех разный. Просто у Жени был очень детский характер. Он был такой большой наивный ребенок, потому, наверное, и не смог побороться с зеленым змием. Если я, Юра Шатунов и Сережа Серков прошли детский дом, то умели держать оборону: тот же Сережа — он ведь тоже спивался, но сумел бросить! А Женя, к сожалению, был слишком душевный и не мог никому отказать. Даже когда Штурм, получив задание желтой прессы, спаивала его, давала ему какие-то непонятные лекарства и снимала в неприглядном виде.


— Вы уверены, что все было именно так?

 

— Как-то раз он мне звонил и бормотал что-то бессвязное. Я спросил: «Жень, ты чего, пьяный?» На что он ответил: «Да нет, я не пьяный, просто после этих лекарств у меня спазмы, я даже говорить не могу».


У нас композитор пил и закусывал водку психотропными веществами, – там было то же самое. И как бы мы Женю ни спасали, в какую клинику бы ни клали, врачи были бессильны. К тому же в последнее время он мало ел. Я-то думал, от другого он умрет, но не выдержало именно сердце.



— Говорят, что в последнее время он был совсем один.

 

— Это все ложь. Его постоянно проведывала сестра Альбина, а буквально за два дня до смерти навещала жена Наталья (бывшая. — Примеч. Daily Storm). Она пришла, прибралась; все было нормально. Он звонил Андрею Ковалеву. Дочке звонил — Агнии. Но знаете, у него уже, наверное, было какое-то предчувствие. Он страшно переживал, как будет выглядеть в ее глазах. Постоянно говорил мне, что вот, Агния волнуется, думает, что я кого-то удочерил, что у меня какие-то любовницы, что я веду разгульный образ жизни!


undefined
Женя Осин, его бывшая жена Наталья и дочь Агния в детстве Скриншот: © Daily Storm

Он даже просил: «Андрей, объясни ей, что такого не может быть, что ты знаешь меня с 1984 года, и я никогда не вру». Один из последних звонков она записала. Женя тогда в грубой форме сказал ей: «Ну как ты можешь думать, что я сплю с какой-то уборщицей?!»


И правда — как? Его просто напаивали и в пьяном виде записывали какие-то фразы, обещая за эфиры с признаниями большие деньги. Интересно, что после передачи, на которой он проходил детектор лжи, половину суммы у него тут же украли. Вот так: сначала дали гонорар, а потом — располовинили!


— Уборщица — это мама Насти Годуновой, про которую пишут, что она внебрачная Женина дочь? 


— Да, но как говорил он сам: ты знаешь, ни одной ее вещи в доме не было! Ни трусов, ни лифчика, она у меня никогда не ночевала! Она лишь приезжала, убиралась, получала за это деньги и уходила.


undefined
Настя Годунова Скриншот: © Daily Storm

Единственное, она его еще и подпаивала. Говорила ему: «Ты никому не нужен! Ты всеми брошен. Давай пойдем в загс!» Однажды она потащила его пьяным подписывать какие-то бумаги. Когда Женя отрезвел, он был в ужасе и кричал: «Ты что, сучка, делаешь?»


А что касается Жениного имущества, то этим вопросом сейчас занимается один из лучших нотариусов Москвы. Причем Альбина настояла на том, что она ни на что не претендует. Наоборот, она счастлива, что у ее брата ничего не заложено и не продано.


Я больше могу сказать — Женя как-то раз приходил к ней и говорил: «Давай продадим большую квартиру, а я перееду в маленькую. Агния поступила в Гнесинское училище, ей надо дать денег». Но Альбина его отговорила. Она умница — все сохранила. 



— Это правда, что Вы взяли на себя Женины похороны?


— Моя задача была похоронить его достойно, как народного артиста, а еще — чтобы Женина семья не потратила на это ни рубля. Они предлагали мне какие-то варианты, но я сразу сказал: нет.


В следующем году Агния поедет в большой тур по городам России и будет петь три песни: одну, посвященную папе, она написала сама. Вторую написал для нее сам Женя. Третья — его шлягер. На каждое выступление продадут по четыре тысячи билетов, а всего таких концертов будет 60. Помимо Агнии, в них будут участвовать «Ласковый май», Наталья Гулькина, группы «Мечтать» и «Фристайл» из Украины. Часть вырученных денег пойдет на помощь Нине Кирсо, которая сейчас лежит в коме.


— То есть Вы собираетесь сделать Агнию звездой?


— Агния Осина будет звездой — это я Вам говорю как продюсер! Кстати, последнее пожелание Жени было именно таким: чтобы я, как его друг, помог ей в жизни. И я беру на себя эту ответственность! Ее увидит вся страна.  


— Скажите, а вторую девочку, Настю, чисто по-человечески жалко?


— Никак к ней не отношусь! Вот у меня работает уборщица Валя. Она детдомовская. Она получает от меня хорошие деньги, получает тепло, я помогаю ее сыну, который учится на втором курсе в медицинской академии. И что вы хотите сказать? Что Валя пойдет со мной в ЗАГС и будет заявлять на мое имущество? Нет! Валя чистоплотная.


Поэтому — никак. Ну как можно относиться к уборщице? Для меня это уборщица, которая внушила своей несовершеннолетней дочери, что Осин может быть ее отцом. Но если бы здесь были хоть какие-то отношения, наверное, он бы их оформил? Нет, он звонит Агнии и говорит: разве мог твой отец повестись вот на такое? Унизить себя до такой степени?


Я понимаю женщину, подобравшую Ободзинского, когда его все бросили и он работал в кочегарке. И вот когда его поклонница узнала, что он живет в какой-то комнатушке в коммуналке, что у него ни рубашек, ни галстуков, она разыскала его, привезла к себе домой, одела-обула и стала возвращать в нормальную жизнь. Его снова стали показывать по телевидению, он вспомнил, что он звезда и любимец, и последние дни провел счастливым. Мы считаем, что эта женщина совершила подвиг. А та лишь спаивает и занимается вымогательством. Я ее в тюрьму посажу! Отправлю ее за решетку за мошенничество! Кроме алчности и аферизма тут ничего нет.


— С женой у него было по-другому?


— Когда он встретил Наталью, он сказал мне: Андрей, я такой никогда не видел! Ты же знаешь, я ни к кому сам первым не подойду, а тут и подошел, и сам попросил о новой встрече. Он говорил: у меня будет самый красивый ребенок, потому что мне его родит самая красивая девушка страны! 


Да, Наталья потом ушла. Женю в тот момент обманул Ельцин, его кинули с народным артистом, и он запил. Женя плакал, пытался все исправить, но не получилось.


Так что там БЫЛА ЛЮБОВЬ. А тут мы обсуждаем уборщиц, поваров и прочих прихлебателей. Но поверьте, на страже Жениной семьи теперь стоит Андрей Саныч Разин — юрист, полковник юстиции, бывший судебный пристав города Сочи, который пересажает всех негодяев и разгонит их палками! 


— Вы сегодня упоминали Наталью Штурм. Она ответила на Ваши слова?

 

— А что она могла сказать? Сделала свое дело и сидит. На телефоны не отвечает, кидает трубку. Она всегда такое делала! Тому же Саше Новикову, когда пыталась изобразить его любовницу. А когда ее спрашивали: «Так вы действительно ею являетесь?» — она отвечала: «Ну, понимаете, я не буду отвечать на этот вопрос». В жизни — я Сашу знаю — он до нее не дотрагивался! 


А как она поступила в ситуации с Осиным? Ей было до лампочки, что он в дерьме. Она ляжет к нему и будет всем рассказывать, что была в его кровати. Вот Вы можете залезть в кровать к пьяному человеку? А она может. И еще фекалии, наверное, размазать!


undefined
Евгений Осин и Наталья Штурм Скриншот: © Daily Storm

— Как Вы думаете, в шоу-бизнесе сейчас везде так?


— Да нет, артисты у нас хорошие. А те, кто в него прилез, забравшись в кровать к певцу и нарожав шесть-восемь детей, никакого отношения к нему не имеют. Был у нас такой случай. Ни чувств, ни любви — но наклепала шестерых и теперь говорит: никуда он от меня не уйдет! Понимаете, до чего доходит? 


Поэтому «Ласковый май» был закрыт от всех этих дел! Гурову было 10 лет, Сухомлинову — 11, Серкову — 13, Шатунову — 14. О каких девках можно было говорить детям? Естественно, учителя, естественно, охрана, которая получала зарплату больше, чем Горбачев. Если генсек зарабатывал 650 рублей в месяц, охранник — полторы тысячи. 


А возьмите тех, кто сейчас на старухах женится, — ну Вы понимаете, о ком я! Пиарятся за счет бабок, таскают их за волосы. Разве это артисты?! И вот почему вся эта банда напала на Женю Осина... Потому что Женя — талантливейший музыкант. Это — гордость российской эстрады. Ее украшение. Ее бриллиант. И, судя по тому, как прошли похороны, никому не удалось его очернить и превратить в бомжа и пьяницу. Женя был Личностью, и проводили его — как Личность. Поверьте, его будут помнить еще многие-многие десятилетия! 


— Место Вы тоже выбирали сами?


— Женя лежит возле моего сына Саши и поэтому будет у меня под присмотром. А к годовщине, я думаю, мы уже поставим ему памятник.


undefined
Евгений Осин

— Возвращаясь к шоу-бизнесу: «Ласковый май» когда-то взрывал стадионы. Где же та группа, которая будет пользоваться такой же популярностью? Почему она до сих пор не появилась?


— А она и не появится! Я сплю спокойно. Продать за пять лет жизни 47 миллионов билетов не сможет больше никто. Мы смотрели статистику: The Beatles за такой же отрезок времени продали 32 миллиона, Джексон – 28. Концерты расписаны на месяцы вперед, дворцы переполнены, стадионы забиты. И как мы работали, так и работаем!


— Скажите, а о чем лично для Вас песня «Белые розы»?

 

— О нашей жизни! О том, что есть красивые розы, но они в печали. На холоде, с острыми шипами, которые могут ранить до крови. Они могут замерзнуть, могут одиноко стоять, а могут — расцвести. Эта песня — о нашей жизни!


Мне кажется, у каждого из нас были такие белые розы, но точнее всего смогли передать это состояние лишь мои детдомовские ребята. И не просто передать, а разбередить душу. Тем более, что у нас вся страна — это один большой детский дом.


Нас бросили, развалили, у нас забрали предприятия и разделили между собой! Пахали-пахали наши деды, а потом пришли какие-то люди и все это украли. Может быть, поэтому я и назвал свою книгу «Зима в стране «Ласкового мая». Многие спрашивают: а зима в этой стране когда-нибудь закончится? Нет, говорю я, зима здесь будет еще очень долго, и нет ей ни конца, ни края.



— Но когда-то ведь он будет?

 

— Ну, вот придет еще парочка таких, как Путин, тогда, может, и будет.


— Если уж вспомнили Путина, как Вы относитесь к министру культуры Владимиру Мединскому? 

 

— Никак! Это — министр истории. Это — секретарь ЦК КПСС по идеологии. К культуре, по большому счету, его никак не отнести. Чуть-чуть повезло нам с Луначарским, чуть-чуть — со Швыдким Михаилом Ефимовичем. Настоящий был министр! А остальное... Фурцева... все это убогое... А я вот даже согласен на Никиту Михалкова! Он был бы хорошим министром. Хабенский был бы хорошим, Лева Лещенко. Потому что это люди, которые действительно во всем разбираются.


Почему Швыдкой считается хорошим и вся наша элита, и эстрада, и цирк, и актеры так по нему плачут? Потому что он сам тонкой души человек, который не только любит искусство, но и четко понимает, какую грань можно переступить, какую нельзя! Что можно поддержать, а что является субкультурой, которая лишь разрушает. А Мединский — он не актер, он не знает, что такое сцена. Он не умеет вызывать у людей эмоциональные порывы, не может играть чувствами. Отсюда и все эти конфликты.


— То есть он просто человек «не из культуры»?


— Но это не его вина. Он не прошел этот путь, и, конечно, ему дико и чуждо, что ему говорят режиссеры, что непонятно, почему от него требуют денег на постановки, что надо поддерживать народный театр или какой-либо иной коллектив. У него — трансформеры! 


Мне понравилось, как он пришел к президенту, чтобы показать свои проекты. Все красиво, ноу-хау, но... ничего для культуры. А культура — это библиотеки! И что в итоге? Мы сидим и смотрим на всех этих режиссеров, которым понакидали ненужных им денег. 


— Вы про Серебренникова?

 

— Да. Из 200 выделенных им миллионов, это я скажу вам как продюсер, они потратили лишь 20. А 180 — стырили. Но я-то это понимаю, а Мединский — нет. Он говорит: «Ну дайте им эти 200 миллионов!» А режиссеры тут же: «Почему не 300?» Теперь они сидят и не понимают: а за что нас так? Лопухи из министерства сами дали нам денег. Спектакли — состоялись! Им отвечают: ну вы попросили — вот вам и дали.


Чем хорош министр, который прошел все? Который ездил на гастроли, который жил на свои суточные, который знает цену каждому реквизиту? Его не обманешь! А человеку, который когда-то лишь читал книжки по истории и проводил какие-то свои лекции, скажешь, что стул стоит не пять рублей, а 500, он лишь повернется и как наивный ребенок спросит у своих: «Это правда так?» Да, ответят ему, и он поверит. Потому-то все замы министра сейчас сидят в тюрьме, а дом Толстого в Петербурге реставрируют монтажной пеной. Поэтому они все под Уголовным кодексом и ходят! Под посадками.


Голодные мальчишки в детском доме как-то раз объелись черешней. Я предупреждал: «Ешьте понемножку, и перед этим обязательно ее вымойте!» А им так хотелось, что они скорей, скорей. Понимаете, чем закончилось. То же самое с Кириллом Серебренниковым. У него никогда не было денег. Он приехал из Ростова, где ставил за копейки, а на совещании ему вдруг дают 200 миллионов! И вот он все это съел и теперь сидит в тюрьме. И будет сидеть!


undefined
Кирилл Серебренников Фото: © GLOBAL LOOK Press / Emile Alain Ducke / dpa

А воровать? Что — воровать... Все воруют.


— Все?

 

— Вот Вы верите, что «Сибирский цирюльник» обошелся в 100 миллионов долларов? Нет? И я не верю. Но ведь Черномырдин эти сто миллионов дал?! А я снимал фильм про «Ласковый май» и уложился всего в два миллиона. В этом — вся наша страна!


Так что здесь нужно мастерство... мастерство актера, режиссера, продюсера закопать эти деньги так, чтобы до них не добрались. У Кирилла его не было. И опыта не было — воровать он не умел и топорно, тупо это все сделал.


— Возможно, очень личный вопрос. Когда Вы воспитывались в детском доме, Вы думали, что у Вас ничего не получится, но Вы в Москве, Вас знают, про Вас говорят...  

 

— А никто в детском доме не мечтает, что у него что-то получится! Вы не думайте, что ребенок, который живет без отца и без матери, представляет себя в будущем героем или артистом. Он знает одно: после восьмого или девятого класса его отправят в ГПТУ получать рабочую профессию. Поэтому я в то время думал только об одном: лишь бы не трактористом! Хоть бы не плотником. А, может быть, каменщиком? Мысли, конечно, были всякие, но я осознавал реальность. Кто мне даст? Кто нас вытянет? Да никто!


Кстати, я один из класса, кто получил высшее образование. Когда в 24 года я заработал свой первый миллион и купил ребятам, которые со мной воспитывались, квартиры и машины, я заодно предложил оплатить их учебу. Спасибо, сказали они, но мы рабочие. Какой нам институт, если мы ничего не знаем?   


Нет, никто в детском доме не мечтал о чем-то особенном! Все знали свою участь. Это как в концлагере — все знали, что пойдут в печь. А тут — все знали, что пойдут в большую государственную печь! Вот потому-то я и создал организацию «Солнечный круг», которая помогает детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию.


undefined
Андрей Разин Фото: © Daily Storm

— Расскажите подробнее!

 

— Мы подбираем сирот и даем им образование. Как раз сейчас я начну собирать три тысячи ребят, чтобы обучить компьютерным технологиям и вырастить из них хороших специалистов. Государство этим не занимается. Корпорации получают огромнейшие деньги и вполне могли бы сами создать такие центры. Нет же, они тратят бюджетные средства на успешную молодежь, не понимая, что и этих несчастных ребят тоже надо кому-то поднимать!


А вот если б я был министром культуры, я бы заставил их это сделать! Получили, товарищ Гергиев, полтора миллиарда рублей на создание нового театра — скажите, сколько сирот вы возьмете к себе заниматься?


Когда-то, в 1989 году, ко мне приезжал директор театра Ла Скала сеньор Бадини. Я показал ему своих деток из 24-го интерната, и трех девочек он сразу забрал в Милан. Они закончили учебу, вышли замуж, у них теперь все хорошо! 


А видели ли вы такое у нас? Покажите мне ребенка, которого ОТТУДА вытащили? Разин приехал, пособирал с чердаков десятилетних и сделал их популярными. Бадини. А еще?


— Я знаю, что Вы очень подружились с певцом Александром Новиковым. Как сейчас развивается ситуация с «Бухтой Квинс»?


— Я сразу понял, что это — недоразумение, что это — месть и зависть в отношении Александра. Это — политические игры, где задействованы крупные личности: ФСБ, группа рейдеров, Следственный комитет. Они объединились вокруг него и против него из-за того, что он тронул их охраняемые крыши. И естественно, что, когда он столкнулся с этой мафией, они начали подсовывать ему этих «типа Штурм» и мнимых дольщиков, которые писали на него заявления, а на самом деле лишь выполняли волю этих людей. Часть из них уже привлечена к уголовной ответственности и приговорена к реальным срокам. А сегодня проходит суд над председателем «Бухты Квинс» Зилей Булатовой.



Я не поленился. Поехал туда. Лазил по квартирам и чердакам. И совершенно удовлетворен: никто не обманут, честность Александра доказана, как он был последовательным в своих действиях, так и остался. А все остальное — всплыло. Мы видели в газетах всех этих генералов в погонах — что стояло за этим, какая мафия. И мы все раскрутили, все рассказали. 


undefined
Александр Новиков Фото: © a-novikov.ru

— Это дело скоро закончится?


— Уже!


— Андрей, Вы занимаетесь детскими домами, помогаете дочке Жени Осина. Что еще? Какие планы?


— О! Планов много. На носу — съемки фильма «Ласковый май: продолжение». Актеров ищу на улице! Тот же Манучаров, когда-то сыгравший меня, как раз оттуда. Шел, смотрю — похожий на меня парень. А роль Юры Шатунова достанется человеку с такой же судьбой и такими же глазами — Иону Ионицэ. Он никогда не видел отца; мама умерла, и хоронил он ее один. Как и Юра Шатунов, Ион скитался по знакомым и друзьям, и вдруг случай вывел его на меня.


Кстати, дочка Жени Осина Агния сыграет там солистку «Ласкового мая» Наташу Грозовскую — девчонку, которая тоже пробивалась без мамы и папы. Так что следующий год подарит нам звезд, и однажды их узнают все, а президент будет давать им звания заслуженных артистов!