St
«Европа месседж не считала»: музыкальные критики оценили девятое место Manizha на Евровидении
Девятое место для России было закономерным, потому что песня оказалась менее интересной по сравнению с идеей, считают эксперты Коллаж: © Daily Storm

«Европа месседж не считала»: музыкальные критики оценили девятое место Manizha на Евровидении

Девятое место для России было закономерным, потому что песня оказалась менее интересной по сравнению с идеей, считают эксперты

Коллаж: © Daily Storm

Победа итальянской группы Maneskin была закономерной, как и девятое место у певицы Manizha, высказались в беседе с Daily Storm известные музыкальные критики. Артемий Троицкий отметил, что впервые сам проголосовал на Евровидении, хотя обычно смотрит «вполглаза», и добавил, что итальянцы «утерли нос парфюмерному контексту» конкурса. Алексей Мажаев с коллегой по поводу Maneskin не согласился, назвав их музыку «игрушечным роком». Однако оба критика сошлись во мнении, что песня Manizha была довольно слабой и вряд ли композиции про «русскую женщину» будут подпевать спустя время. Мажаев также отметил, что номер россиянки явно создавали с расчетом на Европу, но из-за «перегруженности» ни жюри, ни зрители его не оценили.


«Тройку победителей оцениваю как адекватную. Итальянский глэм-рок был прекрасным, искренние, энергичные ребята. Такие артисты на Евровидении не побеждали никогда. Можно вспомнить финнов Lordi, но это пародийная, декоративная группа. А это настоящие гаражно-уличные рокеры, и они, конечно, утерли нос всем остальным и, главное, общему парфюмерному контексту Евровидения», — заявил Троицкий.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


Мажаеву итальянский коллектив понравился меньше, чем занявшая второе место певица из Франции Барбара Прави. Он отметил, что группа Maneskin победила по большей части из-за зрителей, которые разошлись во мнении с жюри. Критик также указал, что одна из фавориток конкурса, певица Destiny с песней Je Me Casse, которая представляла Мальту, вместо третьего места оказалась на седьмом.



«У итальянцев был хороший пиар перед конкурсом, они были фаворитами у букмекеров. Это был такой немного игрушечный глэм-рок, чуток «через край», как говорится, поэтому вряд ли она [песня Zitti e Buoni] станет европейским хитом. Ее не вспомнят через две недели, в отличие от швейцарской. Вот там был достойный продукт», — уточнил он.


«У француженки был классический шансон а-ля Эдит Пиаф, но совершенно не в формате Евровидения. И оказалось, что это востребовано, всем понравилось: и профжюри, и зрителям. Этого, к сожалению, не хватило для победы, но было бы прикольно, если бы она их [итальянцев] обошла», — сказал Мажаев.



Троицкий же не стал выделять Барбару Прави, охарактеризовав ее и представителя Швейцарии Джона Мухарремая (который выступал под псевдонимом Gjon's Tears) как отличных жанровых артистов с хорошими голосами и качественными композициями.


«Они, в отличие от итальянцев, для Евровидения типичны, но лучше, чем большинство победителей конкурса в предыдущие годы. В целом Евровидение в этом году на голову выше, чем в другие годы, когда я смотрел его вполглаза», — добавил он.



Критик отметил, что он полностью доволен тем, каким был европейский конкурс в этом году. Троицкому также приглянулись исландский коллектив Daði & Gagnamagnið с песней 10 Years, украинский электрофолк от группы Go_A и задорный литовский поп-рок The Roop с композицией Discoteque.



«У Украины отличный номер. Но у них много групп таких этно-электронных. Конкретно колллектив Go_A я раньше не знал, но выступили они хорошо, впечатляющая такая солистка в стиле «панночка Гоголя», — сказал Троицкий.


Мажаев также согласился, что литовский коллектив мог бы оказаться повыше, а не на восьмом месте: «Литовцы были зажигательными, у Украины интересное выступление».



«Мне казалось, что Украине дадут больше очков именно зрители, потому что это яркая песня, которая отличается за счет этнических элементов и других вещей. Необычно для такого конкурса и выделяется на общем фоне, что немаловажно. Но, видимо, недостаточно выделялись», — добавил Мажаев.


Что касается номера Manizha, которая заняла девятое место, то здесь критики сошлись во мнении: концепт есть, но песни нет. Троицкий признался, что ее месседж (феминистический и антишовинистский) ему понравился. Но на этом плюсы, подчеркнул он, заканчиваются.


«Я за Манижу, с одной стороны. Но истина дороже — номер был посредственным. Девятое место для нее адекватное. Обычно не люблю делать прогнозы, но в этот раз я попал, как футболист, в «девятку»: уже ранее говорил, что она займет с седьмого по девятое место. Так оно и вышло», — высказался критик.


«Мне не понравились ни музыка, ни визуальное решение. Это было довольно пошло, в таком стиле китч-хоп», — добавил Троицкий.



Мажаев поддержал коллегу, сразу сообщив, что песня представительницы России ему не понравилась даже спустя несколько прослушиваний.


«Бывает, что послушаешь раз 10 какую-то композицию и привыкаешь к ней. Но здесь и этого не произошло. Есть подозрение, что это была не песня, а некий месседж, который должны были оценить в Европе, поскольку от России такого не ждали. Но оценили средне, не так, как ожидалось. Причем именно зрители так проголосовали, потому что у жюри она была на восьмом месте», — сказал он.


«Месседж месседжем, но люди, видимо, поняли, что не будут подпевать этой песне никогда в жизни. Тут и баба на чайнике, хоры какие-то, русские женщины. Это не очень понятно. Даже в России была полемика по поводу этой песни. И это еще если отсечь всяких националистов, которые не хотели, чтобы она ехала. Но месседж Европа в итоге не считала», — сообщил музыкальный эксперт.



Что касается провала Великобритании (ноль баллов от жюри и зрителей), то он был вполне ожидаемым, уточнили оба критика. Все дело в том, что Лондон не считает европейский конкурс престижным, поэтому отправляет туда артистов «по приколу», уточнил Мажаев.


«Великобритания явно очень порадовалась, потому что не считает этот конкурс каким-то престижным. Там к Евровидению относятся как к самодеятельности. А это же дело серьезное, много фанатов и так далее. Поэтому такое отношение наказывается», — пояснил он.



Троицкий согласился с мнением коллеги: «Это абсолютно адекватно, потому что Великобритания относится к конкурсу Евровидения с большой иронией, как к фриковатой самодеятельности. Поэтому Лондон посылает из года в год артистов, скажем так, нестатусных. В этот раз как раз такой случай».


«Но в этот раз провалились скорее те, кто обычно попадает сразу в финал: это вместе с Великобританией Испания, Германия, Нидерланды. Они все четверо заняли последние места, что, на мой взгляд, очень символично. Хотя немецкий номер был симпатичным. Но зато итальянцы с французами за всех отбились», — уточнил критик.



Троицкий также признался, что впервые проголосовал на конкурсе, хотя обычно игнорирует это. По его словам, он отправил СМС-сообщения за Италию, Швейцарию, Литву и Бельгию (группа Hooverphonic).


«Я понимал, что Hooverphonic аутсайдеры на этом конкурсе, но они хорошая группа, бывал на их концертах лет 20 тому назад. У них даже песня самоироничная, что они попали «не в то место». Конечно, на Евровидении делать им нечего было», — сказал эксперт.



Мажаев отметил, что одним из любопытных элементов Евровидения, которое не проводилось в 2020 году из-за пандемии, оказалось то, что исполнители могут лично не выступать, но зрители при этом имеют право за них отдать голоса.


«Например, за исландцев голосовали, хотя показали только их репетицию. Но вот некоторые слишком активно использовали декорации, например, Ирландия, которая не прошла в финал. Номер был явно рассчитан на зрителей, но это показывает, что спецэффекты не заменяют песню. Кроме тех случаев, когда конкурсант едет именно показать необычный номер, а не побеждать», — поделился впечатлениями критик.



«К счастью, особых фриков не было, кроме победителей. Конкурс получился разнообразным: были и рок-номера, и традиционные, и ретро. Все в одну кучу — и это позволяло с интересом следить за ним. Потому что когда 25 песен в одном формате, это тоска», — сказал он.


По мнению Мажаева, результаты в целом такие, что каждая страна получила именно то, что заслуживала, поэтому нет повода «кричать по традиции, что нас засудили».


«После пандемии — то что надо. Видимо, это то, по чему люди скучали во время пандемии», резюмировал эксперт.



В Роттердаме ночью 22 мая завершился песенный конкурс Евровидение, победителем которого стали итальянские фанк-рокеры Maneskin (524 балла) с песней Zitti e Buoni. На втором месте оказалась певица из Франции Барбара Прави (499 баллов), а на третьем — представитель Швейцарии Gjon's Tears (Джон Мухарремай, 432 балла), которого российская исполнительница Manizha (Манижа Сангин) назвала своим фаворитом на мероприятии. Россиянка заняла девятое место с песней Russian Woman (204 балла). Украинская группа «Go_А» с композицией Shum заняла пятое место с результатом в 364 голоса.


Одним из скандалов конкурса стал эпизод с участием вокалиста Maneskin Дамиано Давида, который подозрительно склонился над столом таким образом, что зрителям показалось, будто он употребляет наркотики. Однако музыкант заявил, что его коллега просто разбил стакан, а он наклонился за осколками. Артист также подчеркнул, что не употребляет наркотики.



Аутсайдерами конкурса стали Нидерланды (11 баллов), Испания (шесть баллов), Германия (три балла) и Великобритания (ноль баллов). При этом британский исполнитель Джеймс Ньюман с песней Embers не получил ни одного балла ни от зрителей, ни от жюри и занял последнее (26-е) место.


Евровидение должно было пройти в Нидерландах в 2020 году, но из-за пандемии от него отказались. От России на конкурсе должен был выступать коллектив Little Big, чей клип Uno стал самым популярным среди остальных участников.



В 2021 году организаторы Евровидения изменили формат из соображений безопасности: так, число зрителей сократили в несколько раз (до 3,5 тысячи мест), вместе с билетом нужно было предъявить отрицательный тест на COVID-19, сданный в день концерта.


Кроме того, у каждого зрителя было свое время входа в зал, хотя внутри зала людям разрешили находиться без масок. Это решение вызвало острую критику как внутри страны, так и за ее пределами. Также, как пишут «Известия», организаторы Евровидения запретили выкладывать в соцсети фото без маски.


Конкурс транслируется в более чем 40 странах мира. Общая аудитория свыше 200 миллионов зрителей.



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...