St
Салават Щербаков и Вадим Цыганов схлестнутся за право отлить памятник Олегу Табакову
Табакова может изваять автор «Миши Круга в Твери» или создатель памятника Калашникову со схемой немецкой винтовки

Салават Щербаков и Вадим Цыганов схлестнутся за право отлить памятник Олегу Табакову

Табакова может изваять автор «Миши Круга в Твери» или создатель памятника Калашникову со схемой немецкой винтовки

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

В день смерти Олега Табакова власти Москвы сделали громкое заявление: память мастера будет увековечена «всеми возможными способами». Возможно, это будет скульптура или мемориальная доска, говорили они, а возможно, на карте города однажды появится новая улица. Потом разговоры об этом заметно поутихли, и оставалось только догадываться, сделают ли что-то вообще. И что бы мы делали, если бы не Вика Цыганова, случайно рассказавшая, что ее муж уже вовсю работает над некими эскизами, напрямую связанными с памятником артисту. «Шторм» узнал, так ли это на самом деле и кто еще готов поучаствовать в конкурсе на изготовление монумента.


Сообщая «Шторму» про памятник, Цыганова, конечно, поторопилась. Как оказалось, сам Вадим предпочитает держать это в тайне и не слишком рад разговорчивости любимой. 


«Памятник? Нет, что вы. На самом деле я пока делаю лишь эскизы, — уклончиво сообщил он, — Но это еще ничего не значит! Идет конкурс. Все очень зыбко. Не подумайте, что я стесняюсь, но для того, чтобы его поставить, нужно определиться с местом и согласовать его с властями и родственниками. Так что пока я делаю его для себя, а там посмотрим».


На вопрос, какой бы он хотел видеть скульптуру Табакова, Вадим ответил коротко «как получится, так получится», зато с удовольствием рассказал о том, что у него много других интересных работ: чего стоит «Миша Круг в Твери», с которым все так любят посидеть на скамеечке, или поклонный крест на Ганиной Яме!


undefined
Евгений Герасимов

Ну, без подробностей так без подробностей. Звоним председателю комиссии по культуре и массовым коммуникациям Мосгордумы Евгению Герасимову. Уж он-то должен знать, от кого заявки уже поступили и от кого только ожидаются.


«Пока не было ни одной, — рассказал он «Шторму». — Но это объяснимо, ведь до 11 сентября Дума отдыхает. Ситуация может проясниться только осенью, и, как только нам поступят какие-то проекты, мы сразу начнем их рассматривать».


По словам депутата, памятник, скорее всего, будет установлен где-то в центре, а в выборе эскиза будут принимать участие вдова Табакова Марина и сын Павел. Главное требование — узнаваемость.


«Слышал ли я про проект Цыганова? Ничего, — продолжил Герасимов. — Возможно, Вадим только готовится о нем заявить? Я думаю, что таких заявок будет много, а окончательный выбор мы сделаем в ходе конкурса».


undefined
Фото: © Агентство Москва

А вот скульптор Георгий Франгулян — тот самый, который создал памятник Булату Окуджаве на Арбате, — увы, не верит ни в конкурсы, ни в честную победу.


«Знаете, я не в том возрасте, чтобы участвовать в конкурсе с мальчишками: все равно блатные победят. Я знаю, как такое проходит!» — заявил он «Шторму». Однако потом немного смягчился.


«Если близкие Табакова захотят обратиться именно ко мне — пусть обращаются. Не сказать что близко, но я знал Олега Павловича и сделал бы все самым лучшим образом, — продолжил скульптор. — А вообще, зря вы мне об этом рассказали. Художник ведь как устроен? Когда перед ним появляется какая-то задача, он начинает думать, как бы ее решить, и становится жертвой этой идеи. У него появляется неистовое желание это ее осуществить! Что-то похожее было с памятником Борису Ельцину в Екатеринбурге. Когда меня спросили, каким бы я хотел его видеть, я ответил, что только — в собственном исполнении. И он теперь стоит!»


Точно так же готов рвануть в бой и Алексей Благовестнов, известный как создатель памятника выпускникам ВГИКа — Андрею Тарковскому, Василию Шукшину и Геннадию Шпаликову. Условие то же: никаких конкурсов! К художнику должны обратиться лично.


«Я помню Олега Павловича во время открытия надгробного памятника, который я сделал для Вячеслава Тихонова. На кладбище в тот день было суетливо, да и здороваться при таких обстоятельствах как-то не очень прилично, — вспоминает он. — Поэтому мы так и не познакомились. Если бы ко мне обратилась его семья или театр, я бы сразу откликнулся. Но конкурсы — нет, не для меня: я достаточно известный, чтобы в них не участвовать».


Чуть меньше требований выдвигает скульптор Андрей Ковальчук — это его мемориал «В борьбе против фашизма мы были вместе» сейчас стоит на Поклонной горе.


«Здесь все просто, — рассказал он. — Я соглашусь участвовать в конкурсе, если у меня вдруг появится какая-нибудь интересная идея. Если этого не произойдет — как ни крути, ничего хорошего не выйдет. Я знал Табакова как одного из самых выдающихся актеров и считаю, что он достоин лучшего!»


Один предпочитает не рассказывать, второй против конкурсов, третий ждет вдохновения. Найдется ли человек, который сразу скажет «да»? После череды звонков он наконец находится. Это Салават Щербаков, прославившийся тем, что наградил Калашникова чертежом немецкой винтовки.


«Буду ли я участвовать в конкурсе? Конечно буду! — ни секунды ни медля, сообщил он, услышав вопрос. — Мы знали друг друга лично. Табаков обладал величайшим талантом и был прекрасным человеком, поэтому я почту за честь поставить ему памятник!»


«Кстати, прямо сейчас я работаю над его бюстом, который будет установлен на служебном входе в МХТ. За несколько лет до этого Олег Павлович приезжал ко мне в мастерскую и просил изваять для театра Станиславского, Немировича-Данченко и Олега Ефремова. Все они стоят. Теперь к этим бюстам добавится четвертый — уже самому Табакову», — сообщил скульптор.


Напомним, что на сегодняшний день есть только один памятник Олегу Табакову — он стоит в его родном Саратове и появился еще при жизни артиста, в 2015 году. Композиция состоит из двух фигур — Олега Савина, которого актер сыграл в фильме «Шумный день», и кота Матроскина. В апреле 2018 года в этом же городе мэтру открыли еще и мемориальную доску.