St
Исключительно для безопасности жителей: власти Москвы ответили на иск в ЕСПЧ о распознавании лиц

Исключительно для безопасности жителей: власти Москвы ответили на иск в ЕСПЧ о распознавании лиц

Авторы жалобы убеждены, что массовое распознавание лиц нарушило право граждан на охрану частной жизни

Авторы жалобы убеждены, что массовое распознавание лиц нарушило право граждан на охрану частной жизни Фото: © Global Look Press
Фото: © Global Look Press

В мэрии Москвы заявили, что у властей есть все «необходимые правовые основания для приема-передачи, хранения и обработки видеоинформации», это делают «исключительно в целях повышения уровня обеспечения безопасности жителей города». Так администрация отреагировала на подачу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) жалобы на применение технологии распознавания лиц во время митинга 29 сентября 2019 года в столице.


Прием-передача, хранение и обработка видеоинформации нужны также для «эффективности управления городским хозяйством, комфорта и удобства повседневной жизни граждан», заявили РБК в департаменте информационных технологий мэрии Москвы. «Распознавание лиц применяется на любых городских мероприятиях, а не только на акциях протеста: например, за время новогодних праздников благодаря системе видеоаналитики правоохранительным органам удалось задержать 34 человека, находившихся в федеральном розыске», — добавили в мэрии.


С иском в Страсбург обратились бывший замминистра энергетики России, политик Владимир Милов и общественный деятель, сооснователь движения «Стоп насилие» Алена Попова, которые участвовали в митинге «Отпускай» в поддержку политзаключенных 29 сентября 2019 года. «Сплошное применение технологии распознавания лиц на митинге 29 сентября нарушило право граждан на охрану частной жизни (статья 8 Европейской конвенции по правам человека), а невозможность, идя на митинг, избежать процедуры идентификации нарушала право на свободу собраний (статья 11)», — считают авторы жалобы.


В иске говорится, что акция 29 сентября, вероятно, стала первым мероприятием в России, где применили массовое, а не точечное распознавание лиц. На мероприятие можно было пройти только через установленные полицией рамки металлоискателей, где на уровне человеческого роста были закреплены камеры видеонаблюдения.


«Ни власти Москвы, ни МВД не указали причин, почему [для массового распознавания лиц] была выбрана именно эта акция. Никакой информации о конкретных угрозах общественному порядку предоставлено не было, <...> демонстрация была анонсирована как крупное собрание политической оппозиции, поэтому неизбирательное использование технологии распознавания лиц привело к сбору биометрических данных о тысячах сторонников оппозиции», — отметили заявители.


Ранее Алена Попова заявляла, что участники митинга не давали разрешения на то, чтобы их распознавали камеры, и обращала внимание, что использование подобных технологий может быть небезопасно, потому что данные могут утечь к злоумышленникам. Глава международной практики правозащитной организации «Агора» Кирилл Коротеев, который вместе с адвокатом Валентиной Фроловой занимался подготовкой иска, рассказал, что это первая подобная жалоба в отношении России, а также в практике ЕСПЧ вообще.


Депутат Мосгордумы Кирилл Щитов, автор поправок в Кодекс об административных правонарушениях Москвы (КоАП), устанавливающих ответственность за несоблюдение правил самоизоляции во время эпидемии коронавируса, весной рассказывал, что по камерам могут выписывать штрафы тем, кто находится на карантине. Это касается больных или жителей с подозрением на COVID-19, а также вернувшихся из-за границы, так как они дают согласие и их данные вносятся в базу данных для отслеживания, в том числе с распознаванием лица, пояснил он.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...