St
Керимов вернулся из Франции и приступил к работе в Совфеде

Керимов вернулся из Франции и приступил к работе в Совфеде

Сенатор приехал в Россию 29 июня

Сенатор приехал в Россию 29 июня
Фото: © GLOBAL LOOK press/council.gov.ru

Сенатор Сулейман Керимов вернулся в Россию еще 29 июня, он приступил к работе в Совете Федерации. Об этом сообщил помощник Керимова по работе в верхней палате парламента Алексей Красовский. 28 июня прокурор Ниццы Жан-Мишель Претр заявил, что апелляционный суд Экс-ан-Прованса снял с российского сенатора обвинения в незадекларированных сделках.


Помощник сенатора добавил, что с ноября по июнь Керимов приезжал из Франции в Москву 10 раз «по личным делам». «И эти визиты были официально разрешены властями Франции», — процитировало Красовского издание РБК.


Алексей Красовский также рассказал агентству ТАСС, что сенатор «планирует принять участие во всех мероприятиях» в Совете Федерации, которые он должен посетить.


28 июня прокурор Ниццы Жан-Мишель Претр рассказал, что статус Керимова в уголовном деле сменили с «обвиняемый» на «ассистированный свидетель» (témoin assisté). В правоприменительной практике Франции это промежуточный статус между свидетелем и обвиняемым. Согласно Уголовному кодексу Франции, ассистированный свидетель не может быть помещен под судебный надзор, домашний арест с электронным наблюдением или в камеру предварительного заключения.


Российского сенатора без дипломатического паспорта задержали в аэропорту Ниццы вечером 20 ноября 2017 года. Прокурор Ниццы тогда сообщил, что Керимов обвиняется в уклонении от уплаты налогов на сумму около 400 миллионов евро путем занижения стоимости недвижимости.


По версии следствия, российский сенатор, используя непрозрачные схемы, купил пять вилл в престижном районе мыса Антиб, одну из них он позднее продал. Следователи полагали, что стоимость вилл была значительно занижена, что помогло Керимову скрыть от французских налоговых органов 400 миллионов евро. Пресс-служба Совета Федерации с самого начала заявляла о невиновности сенатора, а сам Керимов настаивал, что может доказать несостоятельность предъявленных ему обвинений.