St
Архитектор храма при МГУ: Я сейчас делаю исправленную версию, куполов станет больше
Дмитрий Пшеничников ответил критикам из соцсетей и объяснил, почему церковь кажется похожей на замок из Диснейленда Коллаж: © Daily Storm

Архитектор храма при МГУ: Я сейчас делаю исправленную версию, куполов станет больше

Дмитрий Пшеничников ответил критикам из соцсетей и объяснил, почему церковь кажется похожей на замок из Диснейленда

Коллаж: © Daily Storm

Новый храм Равноапостольных Кирилла и Мефодия при МГУ в скором времени появится на проспекте Вернадского. Его проект недавно презентовала РПЦ. В пояснении сказано, что внешне «получилась в хорошем смысле эклектика»: храм отсылает к зданию МГУ, собору Василия Блаженного и петербургскому Спасу на Крови. Однако пользователи Сети заметили сходство еще с одним культовым сооружением, а именно дворцом из сказки о Спящей красавице, символом компании Disney.


Архитектор храма Дмитрий Пшеничников такому сравнению не обижен — он в профессии уже 30 лет и активно проектирует здания для московской программы «200 храмов». В беседе с Daily Storm он ответил на претензии критиков и рассказал, что изначально храм планировалось возвести почти вдвое выше — с колокольню Ивана Великого в Кремле. Уменьшенную версию уже не будет видно из кабинета ректора МГУ Виктора Садовничего. А вот куполов станет больше — 27.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


«Сказочность» храма — самая частая претензия критиков. Церковь напоминает замок из Диснейленда, ее облик перегружен деталями, считают комментаторы. Но, по утверждению Пшеничникова, авторы проекта осознанно не стали придерживаться минимализма и подыгрывать строгой псковско-новгородской стилистике. Убранство храма должно напоминать витиеватую славянскую письменность — не зря он посвящен Кириллу и Мефодию. 


«У храма при МГУ есть конкретная традиционная образность. Мы видим большое количество стрельчатых закомар, характерных для XVI — начала XVII веков. Иногда закомары встречаются в готике. Возможно, поэтому храм перекликается с дворцом. Но все равно я не понимаю, как можно перепутать купола с какими-то диснеевскими замками», — негодует Пшеничников.


Изначально строить церковь планировали с иными параметрами. Здание могло быть в два раза выше и достигать не 46, а 85 метров, рассказал архитектор. Тогда храм содержал бы еще одну отсылку: примерно такой же высоты колокольня Ивана Великого в Кремле. По мнению собеседника, данный вариант был «более воздушным и изящным» и лучше коррелировал с высоткой МГУ (240 метров). На этой версии настаивал и ректор университета.


«Когда мы обсуждали проект, Садовничий хотел, чтобы храм был виден из его кабинета, — говорит архитектор. — Церковь находится в низине, получается сильный перепад с основанием МГУ. Плюс окружение из высокого здания ФСБ и жилых домов. «Обрезанный» храм на их фоне может просто затеряться».


Для пущей заметности купола храма планировали сделать разноцветными, как у собора Василия Блаженного. А его вместимость расширить с 1000 до 1500 человек. Именно таким, ярким и огромным, видел храм его настоятель Иоанн Лапидус. По сути, именно он, а не архитектор «заказывал» экстерьер. Однако амбициозные размеры не вписались в стандарты ГПЗУ (градостроительного плана земельного участка), а пестрые купола не устроили ФХУ (финансово-хозяйственное управление РПЦ). Укороченный вариант, к сожалению создателей, стал компромиссным.


Архитектор также объяснил, что количество куполов храма символично. Оказалось, что в РПЦ опубликовали неточную картинку. Сейчас на ней виден только 21 купол, но это, утверждает Пшеничников, просто ляп. Их будет 27 — по числу книг Нового Завета. «Я как раз сейчас делаю исправленную версию. Спешили, поэтому так вышло. Я, честно говоря, был немного шокирован, когда вдруг начали публиковать проект церкви. Неготовая работа была показана в СМИ, все начали ее обсуждать, сравнивать с Диснейлендом и Хогвартсом», — делится Пшеничников.


В итоге внешний вид храма — цепочка из четырех звеньев. Это фантазия настоятеля, дополненная ректором, одобренная Патриархом и воплощенная архитектором. Грузом висит крестик в виде строгих комиссий.


Временный храм при МГУ
Временный храм при МГУ Фото: © hram-mgu.ru

«Что-то очень-очень-очень красивое»


Сейчас на месте будущего храма стоит небольшая временная церковь. Ее построили и освятили в 2018 году. По словам протоиерея Иоанна Лапидуса, в праздничные дни храм набит под завязку, на некоторые богослужения сюда приезжают с разных концов Москвы. Много ли среди прихожан студентов, настоятель ответить затрудняется: «студенческие при входе мы не спрашиваем».


Нужна ли МГУ новая, увеличенная в несколько раз церковь, — для протоиерея ответ очевидный. Вначале программа «200» действительно подразумевала строительство маленьких дешевых храмов. Но как только они появились, многие священнослужители столкнулись с проблемой их молниеносного заполнения, говорит Лапидус. После получения большого числа сигналов патриарх дал благословение проектировать церкви минимум на 500 человек.


«Если посмотрите на карту, то увидите: вблизи МГУ храмов нет, все они находятся на большом расстоянии, — продолжает протоиерей. — В наш храм идут прихожане с Ленинского проспекта, проспекта Вернадского, со Светланова, Кравченко, Ломоносовского проспекта. Новое здание всего в два раза превышает минимальную вместимость».


Протоиерей надеется, что церковь при МГУ станет «такой же замечательной», как храм Вооруженных сил России, открытый в мае 2020-го. Быть «достойной» ей поможет традиционность.


«Перед нами стояла задача создать что-то очень-очень-очень красивое. Храм при первом и главном университете страны не может быть простым, ни о каком лаконизме форм речи идти не должно, — считает настоятель Иоанн. — Когда мы показали проект Виктору Садовничему, он очень вдохновился, поддержал, что именно так должен выглядеть храм для студентов и преподавателей университета!»



Стоимость церкви РПЦ пока не разглашает, но, судя по проекту и прежнему опыту строительства, траты будут серьезные. Гнаться за современным, простым и более дешевым исполнением протоиерей Лапидус не намерен. По его мнению, храм из стекла и бетона создаст сиюминутный эффект, быстро устрареет и будет изуродован, в то время как традиционное зодчество «восхищает абсолютно всех».  


«Кто-то назовет эти формы лаконичными. Я же назову их примитивными, — говорит настоятель о современной храмовой архитектуре. — Церковь — это богословие в камне. Помните, Высоцкий пел: «В России золотом кроют купола, чтобы чаще Господь замечал». Если я считаю себя православным, мой храм не может быть некрасивым».


«Церковь — это Чацкий»


Тем временем студенты МГУ создали петицию, в которой попросили не строить православную церковь, а возвести вместо нее первый пастафарианский храм. Пастафарианство — пародийная религия, ее приверженцы верят в Летающего Макаронного Монстра. Петиция уже собрала 5000 подписей.


Среди преподавателей также нашлись те, кто недоволен строительством нового храма, в частности, его внешним убранством. По мнению собеседника Daily Storm, пожелавшего остаться анонимным, архитекторы перегибают палку с цитированием и почти не учитывают контекст, в котором существует храм.


«Я думаю, не обязательно строить церкви на манер капеллы Роншан Корбюзье. Может, это действительно не нужно православным. С другой стороны, не учитывать контекст современного города, глубоко атеистического, глубоко секулярного, мне кажется странным, — говорит преподаватель. — В этом плане подлинные древнерусские храмы, домонгольские, суровые, строгие куда больше соответствуют современной эстетике. Они тоже как бы обороняют христианскую веру от иноверного города».


Нынешнюю застройку сотрудник МГУ сравнил с главным героем комедии Грибоедова. В «Горе от ума» Чацкий разражается прекрасными речами, но остается неуслышанным и даже не замечает, как продолжает беседу сам с собой. «Мне кажется, скоро в такой же ситуации окажутся храмы, окруженные «панельками» и промышленной архитектурой, которые настойчиво делают вид, что мы до сих пор живем в Святой Руси XVI-XVII веков».


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...