St
Левый берег Евфрата: что делать Асаду после победы в Дераа
Операция «Базальт» на юге страны фактически закончилась. Теперь Дамаск может замахнуться на восточный берег Ефрата и его нефтяные поля

Левый берег Евфрата: что делать Асаду после победы в Дераа

Операция «Базальт» на юге страны фактически закончилась. Теперь Дамаск может замахнуться на восточный берег Ефрата и его нефтяные поля

Фото: © GLOBAL LOOK press

Операция в провинции Дераа обернулась успехом: сирийское правительство за несколько недель захватило огромную территорию на юге страны. Пока не известно, куда двинутся войска после окончательной победы, однако источники «Шторма» в Сирии указывают на восточный берег Евфрата — там под контролем курдских формирований находятся нефтяные поля.


Идем на восток


Сирийская армия после окончания операции «Базальт» может направиться в восточные провинции страны, на левый берег Евфрата, рассказал «Шторму» источник, близкий к сирийской армии, и подтвердил еще один источник на месте. По данным собеседников «Шторма», курдские формирования заинтересованы в переговорах с Дамаском и не уверены в коалиционных союзниках. «Недовольство населения на подконтрольных курдским отрядам территориях растет», — объясняет источник «Шторма». Он напоминает, что Демократические силы Сирии, контролирующие регион, не следят за инфраструктурой региона, блокируют работу специалистов на двух гидроэлектростанциях Евфрата и не пускают туда миссии из Дамаска и Москвы. «Для них это очередной повод напомнить населению, что курды не заботятся о стране, а просто воюют за территорию», — считает собеседник «Шторма».


Выход руководство Демократических сил видит в переговорах с Дамаском о передаче или совместном контроле над нефтяными полями к северу от города Хасака. Ранее президент страны Башар Асад заявлял, что территории к востоку от Евфрата заблокированы коалиционными войсками, которые незаконно попали на территорию республики. Президент выразил готовность к переговорам по этому вопросу, однако с тех пор никаких встреч или обсуждений судьбы Хасаки не было.


О том, что курды готовы к изменениям на левом берегу Евфрата, говорит деятельность бойцов Демократических сил Сирии. Согласно данным источника «Шторма», за последние несколько недель ДСС перекрасили все административные здания, убрали агитационные материалы и флаги с улиц города. «Вместо этого они усиливают спецслужбы — на каждом перекрестке теперь стоит патрульная машина. Возможно, они опасаются народных волнений», — рассказывает собеседник. Параллельно на улицах появляются изображения Хафиза Асада, отца нынешнего президента страны.


undefined
Фото: © Daily Storm

Остров посреди пустыни


Остров, как называют его сирийцы, к востоку от Евфрата объединяет несколько населенных пунктов: Дейр-эз-Зор, Хасака, Ракка, Камашли и Кобани. Он богат не только газовыми и нефтяными месторождениями. В этом районе выращивают пшеницу и производят самый дорогой сорт баранины в мире.


Проблема нефтеносного региона — в отсутствии нефтеперерабатывающей промышленности. Все крупнейшие заводы страны находятся на западном берегу Евфрата, под контролем Дамаска. Кроме того, правительство контролирует нефтепроводную сеть, которая идет к берегу Средиземного моря. Через эту сеть обработанная нефть поставляется на танкеры и отправляется в путь по всему миру.


Сейчас курдские отряды не могут самостоятельно обрабатывать эту нефть и продавать ее. Во-первых, из-за того, что среди курдского ополчения нет соответствующих специалистов. Во-вторых, потому что курдские формирования не знают, куда продавать добытую в провинциях Острова нефть. Демократические силы Сирии могли бы пойти по пути «Исламского государства» (запрещено в России) и вывозить полезные ископаемые в сыром виде через территорию Турции. Но таких тесных контактов между Анкарой и курдами нет, так как традиционно это противоборствующие стороны, которые уже семь лет бьются за территорию на турецко-сирийской границе.


Правительственные отряды продолжают удерживать в провинции Хасака несколько районов. В первую очередь это зона безопасности в городе, где находятся администрация и офисы спецслужб. Кроме того, боеспособные силы сосредоточены в пяти километрах на юг от города. Там стоит 23-я бригада армии Сирии. Однако источники «Шторма» на месте указывают, что в случае провала переговоров Дамаск готов к силовому решению — операция может начаться в двух направлениях: от Манбиджа и со стороны Дейр-эз-Зора. Необходимые силы будут переброшены в регион после окончания операции «Базальт».


undefined
Коллаж: © Daily Storm

Базальтовый мой


До переговоров сирийскому правительству необходимо закрыть вопрос с операцией в провинции Дераа. Операция «Базальт» началась в июне, в течение нескольких недель правительственные отряды захватывали мятежный анклав по кускам.


Благодаря ускоренному продвижению армии Асада на юг, под контролем правительства оказались уже 80% территории провинции, которая восстала против Дамаска одной из первых, в 2011 году. Оппозиционные силы были разбиты у границы с Иорданией и отошли в западную часть провинции. Бои за города Аль-Кунейра, Касим и Нава идут до сих пор.


В результате операции «Базальт» сирийские войска смогли собрать ударный «кулак» из 30 тысяч военнослужащих. В него входят элитные отряды спецназа «Силы тигра», наиболее подготовленные бронетанковые части 4-й дивизии и отдельные соединения 5-й дивизии. Поддержку атакующей группе оказывают российские самолеты и сирийская артиллерия. Кроме того, в переговорах и охране захваченных зон участвуют российские военные, в том числе и военная полиция.



Не только курды


На восточном берегу Евфрата этот «кулак» ожидают не только многочисленные курдские отряды самообороны и бойцы Демократических сил Сирии, но и контингенты стран — участниц коалиции. Большая часть восточного берега Евфрата находится под американским протекторатом. К июню 2018 года к востоку от великой реки находились 11 американских военных пунктов и баз. Еще одна база, французская, была разбита на сирийско-турецкой границе.


В основном коалиционные силы сосредоточены на севере страны, недалеко от города Ракка, бывшей столицы халифата. Часть личного состава защищает нефтяные поля к востоку от города Дейр-эз-Зор. Именно там сосредоточены основные запасы нефти в этой провинции. В феврале за одно из месторождений газа на восточном берегу Евфрата развязались бои. По сведениям СМИ, в ходе столкновения погибли десятки российских граждан, состоявших в ЧВК Вагнера. Москва участие россиян в атаке опровергает.


Помимо коалиции и курдских отрядов на ирако-сирийской границе остались немногочисленные бойцы «Исламского государства». Борьба с ними идет с прошлого года, однако ни курдам, ни коалиции пока не удалось сломить террористов и выгнать их с восточного берега.



Случиться может что угодно


Будущее движение сирийской армии сложно предсказать, говорят опрошенные «Штормом» востоковеды. По их словам, сейчас сирийская армия сильно зависит от чужих политических решений, например, от результатов переговоров Путина и Трампа в Хельсинки. «Результаты могут быть абсолютно любыми, поэтому сложно предсказывать развитие боевых действий на этом фоне», — считает директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Александр Шумилин. Он напоминает, что несколько недель назад, в разгар операции в Дераа, оппозиционные силы указывали, что дальше Асад двинется в Идлиб. «Сейчас Эрдоган в ходе переговоров с Путиным заявил, что любые действия в Идлибе приведут к срыву договоренностей по Астане», — напоминает Шумилин. Возможно, диалог с курдами будет логичным выходом из этой ситуации. Эксперт также подчеркивает, что зона деэскалации в Идлибе осталась, по сути, последней такой территорией, остальные уже захвачены правительством. Шумилин допускает возможность переговоров между курдами и Дамаском — первые начинают разочаровывать в партнерах, вторым необходимы нефтеносные месторождения. «Это хороший повод начать разговор», — резюмирует эксперт.


По мнению другого востоковеда, Григория Меламедова, диалог между Дамаском и курдами возможен, но осложнен «историей непростых отношений». «Курды явно не доверяют Дамаску и не будут торопиться о чем-то с ним договариваться», — полагает востоковед. При этом Меламедов напоминает, что курдское ополчение может легко стать разменной монетой в «более высоких переговорах». Именно поэтому он отказывается прогнозировать ситуацию: в любой момент соотношение сил на восточном берегу Евфрата может измениться в ходе переговоров третьих стран — России, США, Турции, Ирана и Израиля.


Загрузка...