St
На пострадавших по делу о трагедии на Сямозере оказывали давление
Бабушку выжившего ребенка вынудили поддержать чиновниц мэрии Москвы, которых обвинили в халатности

На пострадавших по делу о трагедии на Сямозере оказывали давление

Бабушку выжившего ребенка вынудили поддержать чиновниц мэрии Москвы, которых обвинили в халатности

Фото: © GLOBAL LOOK press

Басманный суд Москвы вернул в прокуратуру уголовное дело в отношении двух высокопоставленных чиновниц мэрии: они заключали и курировали исполнение госконтрактов с печально известным парк-отелем «Сямозеро». Воспитанники лагеря летом 2016 года попали на лодках в шторм — погибли 14 детей. Фигуранты дела свою вину не признают, а их коллеги по госслужбе на протяжении всего расследования дела оказывали давление на потерпевших.



На официальном сайте мэра Москвы, в разделе «Руководство» Департамента труда и социальной защиты, можно найти информацию о Татьяне Барсуковой: под ее фамилией указано «нет должности», в то же время из ее биографии можно узнать, что с 2015-го и по настоящее время она является замглавы указанного департамента. В пресс-службе мэрии «Шторму» уточнили, что Барсукова два месяца назад уволилась с работы по собственному желанию.


undefined

Незадолго до трагедии на Сямозере чиновница участвовала в праймериз «Единой России» перед выборами в Госдуму. Тем же летом под ее кураторством в Москве реализовывалась широкомасштабная программа «Московская смена» для школьников, у которых не было возможности отдыхать за городом. До того как занять пост в мэрии, она почти 20 лет руководила социально-реабилитационным центром «Отрадное». Люди, знакомые с ней, описывали ее как порядочного и уважаемого человека. После гибели подростков Барсукова сняла свою кандидатуру с выборов — официальной причиной указывались проблемы со здоровьем.


К тому времени уже был возбужден ряд уголовных дел — его фигурантами проходили руководство и сотрудники парка-отеля, а также фельдшер скорой помощи, проигнорировшая телефонный звонок от попавших в шторм детей, и начальник карельского управления Роспотребнадзора. Поначалу к столичному департаменту соцзащиты претензий у следователей не было, но спустя полгода, в апреле 2017-го, Федеральная антимонопольная служба в ответ на обращение партии «Яблоко» сообщила, что против чиновников все-таки возбудили дело по части 3 статьи 293 Уголовного кодекса (халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух или более лиц). Поводом стало выявление ФАС картельного сговора при аукционах, проводимых департаментом соцзащиты. Их выигрывал парк-отель.


undefined
Татьяна Барсукова Фото: © vk.com/barsukovat

В разговоре с РБК Барсукова отмечала, что уголовные дела против сотрудников дважды возбуждались и прекращались. Контракт, заключенный в 2016 году, до сих пор можно найти на сайте госзакупок. Подпись под документом ставила Барсукова и она же подписывалась под решением об одностороннем отказе от его исполнения, сославшись на то, что «произошедшее трагическое событие, повлекшее смерть отдыхающих детей, означает невозможность его дальнейшего исполнения».


Представитель потерпевших Наталья Степанова рассказала «Шторму», что Барсукова не признает свою вину. Более того, никто из сотрудников Департамента труда и соцзащиты перед родителями погибших детей даже не извинился, добавляет юрист. «Единственный случай вчера произошел (когда должны были огласить решение относительно возврата дела на доследование. — Примеч. «Шторма»): адвокат Елены Семкиной (главы управления по организации работы с семьями с детьми Департамента труда и соцзащиты. — Примеч. «Шторма») подошел и от своего имени чисто по-человечески соболезновал», — делится она.


undefined
Мемориальный комплекс на берегу Сямозеро Фото: © ptzgovorit.ru

Сотрудники мэрии пошли другим путем — начали оказывать давление на потерпевших, рассказала представитель пострадавших. «Большинство из них [потерпевших] — это люди из малообеспеченных семей, которые по тем или иным причинам стоят на учете в департаменте», — рассказывает Степанова и признается, что одну из потерпевших — бабушку выжившей в шторме девочки — вынудили написать письмо в поддержку Семкиной и Барсуковой о том, что вины чиновниц в произошедшем нет. «Она одна воспитывает внучку, пребывание девочки с ней целиком и полностью зависит от Департамента соцзащиты», — объясняет юрист.


Раиса Волкова подтвердила это: по ее словам, написать заявление требовала подруга-депутат Барсуковой (как зовут парламентария женщина не вспомнила, — Прим.). Позже бабушка обратилась в Следственный комитет, но проверку по данному факту правоохранители не проводили. Раиса Волкова, одна воспитывающая ребенка, вспоминает, что после трагедии на Сямозере «не было ни психологов — никого». Более того, опека сейчас рассматривает вопрос о том, чтобы забрать у нее внучку: у той — подростковый период, есть проблемы с поведением. На просьбы бабушки хоть как-то помочь в такой ситуации чиновники отвечают только: «Ну и что?!»


«Считаю, что отношение ужасное, — сетует Раиса Волкова. — В больницу девочка попала — еле забрала ее. Комиссия (по опеке. — Примеч. «Шторма») вынесла одно решение, потом — другое <…> У них одна бумага, ставят галочки. Говорят: «Мы ответственность за ребенка несем». А я их поправляю: «За свои бумаги ответственность несете».