St
Новые «допинговые» статьи Уголовного кодекса не работают
close
«Допинговым» статьям в Уголовном Кодексе уже полтора года. Они не работают

Новые «допинговые» статьи Уголовного кодекса не работают

За полтора года следователи и дознаватели из МВД не направили в суд ни одного дела об использовании допинга в РФ

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

Специальные статьи, посвященные «запрещенным в спорте субстанциям», появились в УК РФ, как только депутаты после мельдониевого скандала обеспокоились «участившимися случаями нарушений антидопинговых правил». Однако никакой реальной пользы реформа не принесла: статьи так и не заработали. Их словно не существует. Полицейские дознаватели (именно они, а не следователи работают в России по допингу) не смогли собрать и направить в суд ни одного материала об использовании запрещенных субстанций в спорте.


В марте 2016 года, когда все разговоры о допинге в России сводились к скандалу с нашими легкоатлетами на Олимпиаде в Лондоне и набиравшей обороты мельдониевой истории (Родченков только в январе того года бежал в США, и до выхода его интервью New York Times о «государственной программе допинга в РФ» оставалось еще два месяца), депутаты Марат Бариев, Ильдар Гильмутдинов и Дмитрий Свищев вынесли на рассмотрение законопроект. Они предложили добавить в УК РФ две статьи: о склонении спортсменов к применению допинга и об использовании допинга в отношении спортсмена — когда атлету дают запрещенные препараты, а он об этом даже не догадывается.


В пояснительной записке к законопроекту его авторы написали, что в 2015 году WADA ужесточила антидопинговые меры, а значит наша страна должна реагировать не менее жестко — необходимо ввести уголовную ответственность за нарушение антидопингового законодательства.


22 ноября 2016 года новый закон был опубликован и вступил в силу. С этого дня борьба с использованием запрещенных WADA препаратов должна была выйти на новый уровень.


Этого не произошло.


«Преступлений, предусмотренных статьями 230.1 («Склонение к применению»), 230.2 («Использование в отношении спортсмена») УК РФ за 2016-2017 годы на территории Российской Федерации не зарегистрировано», — это цитата из ответа МВД России на запрос «Шторма». Нас интересовало, сколько материалов о нарушении антидопингового законодательства поступает в полицию, в каких регионах борьба с запрещенными препаратам ведется наиболее активно, а где максимально продуктивно, какие сроки получают нарушители.


Но оказалось, что результатов нет вообще. Никаких уголовных дел.


— Эти статьи не являются рейтинговыми для органов внутренних дел (эффективность работы конкретных подразделений полиции оценивается на основании статей, включенных в рейтинг МВД, это часть так называемой «палочной системы». — Примеч. «Шторма»), — комментирует ситуацию Леонид Иванов, начальник отдела по расследованиям нарушений антидопинговых правил РУСАДА. — Плюс правоприменительная практика по ним отсутствует.



undefined
Виктор Чегин - тренер сборной России по легкой атлетике 2007 г. Фото: © GLOBAL LOOK press/Alexander Chernykh

По его словам, выявлять преступления по «допинговым» статьям, в принципе, чрезвычайно сложно.


— Слишко мало спортсменов готовы сообщить о подобных нарушениях со стороны своего тренера, спортивного врача или других членов персонала, — рассуждает Леонид Иванов. — Порой это связано с авторитетом тренера в спорте или в регионе, иногда спортсмены просто боятся остаться ни с чем, стать изгоями спортивного общества, «доносчиками». Но чаще всего сами спортсмены заинтересованы в использовании запрещенных в спорте субстанций и методов для улучшения спортивных результатов.


Примеров таких региональных авторитетов в России предостаточно. Можно вспомнить Виктора Чегина (пожизненно дисквалифицированный тренер по спортивной ходьбе. — Примеч. «Шторма») и Мордовию. В мае этого года IAAF отстранила пятерых российских ходоков от участия в чемпионате мира за то, что у них на сборах в Киргизии побывал Чегин, которому это настрого запрещено делать. Причем обнаружили его там инспекторы РУСАДА, а спортсмены о визите дисквалифицированного тренера скромно умолчали.


«Эти люди доверяют только своим, они так выросли. Все, кто не жрал с ними из одного котла на сборах, — чужие. Пытаться выстроить с ними отношения — это как ловить стаю волчат в лесу», — так описал взаимоотношения мордовских ходоков и их «вечного тренера» журналист «Матч ТВ» Сергей Лисин у себя в блоге.


Чегин ведь не только давал допинг своим чемпионкам, он превращал их из золушек в принцесс. Одна из первых его воспитаниц, Ирина Станкина, выросла в бедном неблагополучном районе Саранска, откуда Чегин ее буквально вытащил. Под его руководством в восемнадцатилетнем возрасте она выиграла чемпионат мира, заставив гордиться собой республику. Глава Мордовии вручил чемпионке ключи от квартиры в элитном доме и Mercedes.


Если посмотреть на список дисквалифицированных за допинг спортсменов из России, можно увидеть другие региональные связки, не только «ходоки — Мордовия», а еще и «гребцы — Тверь», «бокс и тяжелая атлетика — северокавказские республики», «велоспорт — Омск» и другие.


— В каждом виде спорта, в каждом регионе России специфика своя, шаблонная тактика расследований в работе по расследованию антидопинговых нарушений невозможна, — объясняет специфику работы РУСАДА Леонид Иванов. В ряде регионов спортсмены и тренеры, нарушающие антидопинговые правила, пользуются поддержкой чиновников, как гласной, так и негласной. Осуществляется их финансирование за счет различных финансовых схем, что укрепляет тренеров и спортсменов во мнении, что можно практически безнаказанно нарушать правила, если приносишь медали в зачет региона.


По его словам, встречаются даже такие случаи, когда спортсмены являются военнослужащими или сотрудниками правоохранительных органов, что затрудняет работу по выявлению нарушений.


– Спортсмены и тренеры бывают связаны с криминальными структурами, – продолжает начальник отдела по расследованиям нарушений антидопинговых правил РУСАДА. — Часто встречаемся с откровенным непониманием и неприятием нашей работы со стороны чиновников и ответственных лиц. В регионах проблему нарушения антидопинговых правил предпочитают замалчивать.


Тем не менее, определенный прогресс в борьбе с допингом в рамках Уголовного кодекса все-таки есть. По словам Леонида Иванова, сейчас в нескольких регионах полицейские ведут расследования по статьям 230.1 и 230.2 УК РФ: первое уголовное дело было возбуждено летом 2017 года в отношении спортивного врача после проведения совместных мероприятий подразделения МВД Чувашской Республики по контролю за оборотом наркотиков и отдела по расследованиям РУСАДА.


Собранные материалы передали дознавателям УМВД по городу Чебоксары, которые должны были направить их в суд. Однако в итоге дело было прекращено.


— РУСАДА совместно с депутатом Дмитрием Свищевым (был одним из инициаторов внесения в УК антидопинговых статей) прикладывает усилия к возобновлению данного уголовного дела, — говорит Леонид Иванов.


В РУСАДА считают, что действующее законодательстве по борьбе с допингом имело бы смысл скорректировать — расширить список ответственных лиц.


— Считаем необходимым предусмотреть административную и уголовную ответственность для спортсменов, использующих запрещенные субстанции и методы (допинг), — заявляет начальник отдела по расследованиям нарушений антидопинговых правил РУСАДА Леонид Иванов. — Нарушая антидопинговые правила, они являются своего рода мошенниками, получая призы, премии и награды нечестным путем, зачастую за счет бюджета государства и регионов России.


По его словам, в РУСАДА также считают необходимым рассмотреть возможность внесения в список субстанций и методов для статей 230.1 и 230.2 УК РФ (допингом с точки зрения Уголовного кодекса считают не все запрещенные WADA препараты, а только те, которые включены в специальный перечень, утвержденный правительством России) – списков WADA полностью.


Об одном из таких веществ — ТВ-500, популярном у российских атлетов, «Шторм» недавно писал: в списках WADA «тэбэшка» появилась в 2018 году, а в правительственном перечне ее нет.


— Эти меры не несут никаких дополнительных рисков для других категорий граждан, не имеющих отношения к спорту, так как наказание будет возможно только с сфере осуществления лицами профессиональной деятельности в рамках подготовки спортсменов, — уточняет Леонид Иванов. — Также РУСАДА считает необходимым обсуждение возможностей по направлению представлений в Роскомнадзор информации для блокировке интернет-ресурсов, осуществляющих продажу сильнодействующих веществ.