St
Жестокость ОМОНа изменит страну навсегда. Белорусские милиционеры — о причинах ненависти
«Любая мать поставит крест на этой профессии для своих детей», если продолжать бить людей, сказал один из экс-сотрудников МВД Коллаж: © Daily Storm

Жестокость ОМОНа изменит страну навсегда. Белорусские милиционеры — о причинах ненависти

«Любая мать поставит крест на этой профессии для своих детей», если продолжать бить людей, сказал один из экс-сотрудников МВД

Коллаж: © Daily Storm

Отличительной чертой протестов в Белоруссии после выборов президента стала особенная, словно показная жестокость милиции. Daily Storm обсудил причины этого явления с бывшими высокопоставленными сотрудниками белорусского МВД и вернувшимися из Минска российскими журналистами. Все они говорят об оглядке белорусских силовиков на украинский Майдан и страхе перед преследованием в случае смены курса Александра Лукашенко. Но это не единственное объяснение рвения омоновцев. 


В Минске и других городах подразделения МВД действовали так жестко, что это вызывало ужас и вместе с тем изумление. У россиян и у самих белорусов, в том числе у тех, кто поддерживает Лукашенко. Людей избивали резиновыми дубинками вдвоем, втроем, вчетвером, клали лицами на землю, заставляли вставать на колени, заламывали руки и тащили в автобусы. В ночь на 10 августа были задержаны и избиты журналисты Daily Storm Антон Старков и Дмитрий Ласенко, автор проекта WarGonzo военкор Семен Пегов, корреспондент Znak.com Никита Телиженко. Вот что он рассказал Daily Storm после освобождения:


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

«В самом изоляторе людей избивали до хрипов. После задержания я видел, как одного парня ради прикола, когда вели, о дверной косяк долбанули. Весь пол актового зала Московского РОВД был залит кровью. Люди лежали ковром так, что по ним приходилось ходить, так как не было возможности обойти. Когда нас везли в автозаке, заставляли стоя на коленях петь гимн Беларуси. Того, кто пел плохо, избивали».  


Сразу же возник вопрос о мотивации ОМОНа, откуда такая жестокость к согражданам? В России акция протеста недавно помогла освободить Ивана Голунова, а на политических акциях омоновцы тоже устраивают жесткий «винтаж», но до белорусского «хапуна», резиновых пуль и светошумовых гранат им еще далеко. Несколько сотрудников МВД Белоруссии уволились, чтобы их не обвиняли в беспределе. Daily Storm попросил бывших милиционеров рассказать о ситуации внутри системы, чтобы понять порядок и взгляды, царящие в ее рядах. 


Фото: © NEXTA
Фото: © NEXTA

«Это, к сожалению, так», — ответил экс-начальник уголовного розыска одного из белорусских РОВД на вопрос, действительно ли ОМОН часто превышал пределы адекватной силы. По его мнению, в соцсетях и СМИ представлена правдивая картина, даже если учесть оппозиционность многих Telegram-каналов. Жесткие задержания, избиения, набитые людьми камеры СИЗО… Все это — реальность, поскольку это допустила власть.


«Все идет с самого верха. Дана команда «фас», и нижестоящие начинают ее приводить в действие. В свое время пропавший в 1999 году министр внутренних дел Юрий Захаренко сказал Лукашенко: «Я не буду выполнять преступный приказ». Вот это золотые слова», — говорит бывший оперативник.


Спустя 26 лет правления Александр Лукашенко оказался в крайне сложной ситуации, ему важно быстро и эффективно гасить любой протест. Это отражается на силовых структурах. Рядовых милиционеров уже не первый год активно пугают судьбой украинских беркутовцев — спецназа МВД Украины, участвовавшего в разгоне протестующих на Майдане. После госпереворота в Киеве они были вынуждены скрывать принадлежность к спецотряду. Многие из них бежали за границу, в том числе в Россию.


О запугивании личного состава говорят несколько собеседников Daily Storm. Один из них — бывший высокопоставленный сотрудник МВД, покинувший одно из профильныхподразделений в Минске. «Общаясь с коллегами накануне выборов, узнал, что им угрожают, начальство постоянно говорит, что любое новое правительство их уничтожит, поскольку они служили старому режиму», — рассказывает он.


Фото: © NEXTA
Фото: © NEXTA

Тема Украины вообще популярна в белорусской милиции: о готовящемся Майдане от коллег слышали оба бывших силовика. «Есть специальный фильм про подготовку беспорядков на Украине в 2014 году. На идеологическую обработку тратят много времени: проводят постоянно лекции, по ним заставляют вести конспекты», — рассказывает один из собеседников. Этот небольшой видеофильм он передал Daily Storm, в нем рассказывается, как мирная акция может перерасти в госпереворот, а в конце подчеркивается, что в Белоруссии силовые структуры хранят мир и порядок.


Разговоры о Майдане среди милиционеров слышал и журналист Znak.com Никита Телиженко. Один из задержавших его в Минске омоновцев говорил другому, что Светлана Тихановская является проектом Кремля. По его словам, жена блогера Сергея Тихановского (заявившего о своем намерении избираться в президенты и затем арестованного) появилась на политическом поле с целью «взбаламутить народ», а ударной силой протестующих должны стать бойцы российских частных военных компаний, что подтверждается недавним задержанием 33 чевэкашников.  


«Еще он сказал: «Хотите здесь устроить вторую Украину — не получится», — вспоминает журналист.


Желание напугать журналистов и пресечь деятельность оппозиционных Telegram-каналов — еще одна причина жестокости ОМОНа на митингах. Корреспондент Daily Storm Антон Старков считает, что ОМОН добивался того, чтобы ни у кого не возникало желания освещать происходящее. Только спустя несколько дней протестов глава МВД Юрий Караев выступил с заявлением, прямо указав «не трогать журналистов». До этого внимание силовиков на улицах переключалось на любого, кто останавливался и какое-то время набирал текст в телефоне, рассказал Daily Storm Никита Телиженко. 



Кроме давления начальства и пропаганды экс-милиционеры объяснили рвение ОМОНа (кстати, на борьбу с протестующими вышли и внутренние войска) социальным пакетом силовиков этих категорий. Заработные платы у них не такие уж высокие, но власть гарантирует льготные условия получения недвижимости, бойцы спецподразделений получают надбавки и боятся, что из-за уличных протестов все это потеряют.


«Так называемые дома для ОМОНа строят отдельно, и обычные сотрудники, стоящие в очереди, на них не претендуют. Я вот прослужил более 10 лет и квартиру так и не получил. Заработная плата у рядовых там — как у офицеров. Сейчас, думаю, не менее 1000-1200 белорусских рублей (при курсе 1 к 30 российским). А к выборам подняли еще. Подписываешь контракт на пять лет и единовременно получаешь почти три тысячи долларов. Дни, когда они применяют силу, называют боевыми, за них платят в полтора раза больше. Премии все бойцы получают исправно — на это режиму не жалко, достаточно рапорта командира и подпись генерала будет сверху. На фоне получающих в регионах по 500 рублей работяг это большие деньги», — продолжает источник Daily Storm, служивший в Минске.


По его словам, в разгоне акций участвует определенный контингент — ОМОН и патрульно-постовая служба милиции состоят в основном из парней, которые приехали в города из областей, недавно отслужив в армии. На службе в МВД они получают блага, на которые недавно не могли рассчитывать. Это подтвердил и экс-сотрудник уголовного розыска, с которым удалось поговорить. Как и ранее, так и сейчас в крупных городах, прежде всего в Минске, милиция испытывала сложности с набором кадров из местного населения. 


«Минчане не пойдут служить ни за что в милицию. Идут люди из регионов за преференции», — резюмировал собеседник Daily Storm.


Фото: © NEXTA
Фото: © NEXTA

Низкий уровень образования — еще одна системная проблема МВД, говорит бывший сотрудник милиции. «Вы посмотрите проходные баллы для поступления в академию МВД и увидите, что не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы поступить туда, — рассказывает он. — Это тоже беда, эти люди будут со временем офицерами и станут руководить. Они очень опасны, для них власть — это непременно проявление жестокости, по-другому управлять они не умеют. Конечно, там есть и образованные сотрудники, и они, скорее всего, попросту остаются в стороне, боясь потерять работу».


Таким образом складывается портрет скрывающегося под шлемом усредненного омоновца. Это уроженец периферии со средним уровнем образования, служивший в армии, исключительно хорошо подготовленный физически (по словам источника Daily Storm, конкурс в ОМОН составляет несколько человек на место, успешный кандидат должен выстоять в рукопашном бою против троих). У этого мужчины есть семья, дети, уже немолодые родители. А ориентироваться в потоках новостей, вбросов и пропаганды ему так же сложно, как и всем.


Так что не стоит забывать, что в ОМОНе служат обыкновенные люди. Известный российский журналист Александр Коц опубликовал в своем Telegram-канале собранные им мнения жителей Белоруссии. Один из них, ссылаясь на слова своего отца — полковника МВД на пенсии, говорит, что у омоновцев на митингах сдавали нервы. Бойцы подолгу не спят, физически и психологически выматываются, отсюда и потеря контроля над собой. У них «есть мечта, чтобы все быстрее закончилось», написал сын силовика.



Один из собеседников Daily Storm из МВД тоже говорит о психологии: «Мои сотрудники не всегда любили применять физическую силу, даже когда это действительно требовалось, боясь жалоб и проверок к отношении них со стороны Следственного комитета, а спецсредства и подавно, об оружии вообще молчу — это было бы просто ЧП. На применение оружия вообще не шли, даже когда грозила реальная опасность. Сейчас с людьми невиданные вещи творит анонимность. Как комментаторы пишут в интернете все, что им думается, так и они делают, все что им вздумалось».


«Люди привыкают к безумству, — продолжает он. — Плюс на них маски, идентифицировать их сложно. Также среди них военнослужащие внутренних войск, а молодость и юношеский максимализм никто не отменял, для них это может быть войнушка без последствий, они же также были без интернета и не видели, что их снимают, и интернет их помнит».


О потере контроля над собой рядовыми бойцами говорит и экс-начальник подразделения уголовного розыска. Он рассказал о случае в райцентре Ганцевичи (Брестская область), где люди вышли выразить недовольство задержанием собирающих подписи за одного из кандидатов — соперников Александра Лукашенко. Агрессии собравшиеся не проявляли, но один из милиционеров применил прием аналогичный тому, которым убили чернокожего Джорджа Флойда в США. 


«Милиция теряет свой авторитет», — констатирует он, с сожалением замечая, что руководство Белоруссии не должно разводить безнаказанность в органах и провоцировать ненависть простых людей к силовикам.


Действительно, выступления против Александра Лукашенко не сопровождались захватом зданий государственных органов, массовым возведением баррикад или просто множеством нарушений закона, как это было на Украине. В митингах не участвовали сотни тысяч людей. Не обошлось без случаев агрессии с обеих сторон, но белорусский ОМОН, как говорят журналисты, побывавшие в Минске, был «охвачен паранойей».


«Когда нас везли в автозаке, один из сотрудников сказал: «Мы только ждем момента, вы будете жечь, а мы будет по вам стрелять. У нас есть приказ, мы выполним его любой ценой. От вас, подонков, всю Беларусь зачистим», — вспоминает Никита Телиженко. Власти действовали жестко, не понимая, что народ от этого ожесточился, что это вызовет противодействие, добавляет корреспондент Znak.com.


«Любая мать сейчас поставит на этой профессии крест для своих детей, любой взрослый лучше сядет в машину и будет крутить баранку за деньги, а не избивать своих соседей… Ментом в Белоруссии перестало быть по-настоящему престижно», — говорит экс-сотрудник белорусского уголовного розыска, доказывая, что люди в Белоруссии все больше ненавидят милицию.


И все же, нужно смотреть на ситуацию объективно и не закрывать глаза на мнения белорусов, не вышедших на протесты. У Александра Лукашенко есть и сторонники. Журналист Александр Коц дал им высказаться. Оказалось, что некоторые из них признают, что Лукашенко не оставил им иного выбора. Но Тихановской не доверяют те, кто сегодня дорожит стабильностью и порядком. Поэтому нельзя считать, что правоохранители сейчас в полной оппозиции народу. У президента по-прежнему есть поддержка: не все в Белоруссии уверены в его поражении на выборах.


***


По данным бюллетеня The Military Balance за 2017 год, в Белоруссии 87 тысяч сотрудников МВД и 11 тысяч служащих внутренних войск, при этом службу во внутренних войсках регламентирует специальный закон. В Минске сосредоточено около половины всей милиции, численность ОМОНа по всей стране — не более 1500 человек, писал оппозиционный Telegram-канал Nexta со ссылкой на скан документа от 2017 года. События последних дней говорят о том, что именно эти люди заняты разгоном протестующих.


13 августа представители властей Белоруссии выступили с заявлениями о неприемлемости насилия на митингах. Глава МВД Белоруссии Юрий Караев принес извинения за то, что во время подавления протестов травмы получили случайные люди. Вместе с тем он отметил, что «технологии цветных революций предусматривают вовлечение случайных людей». Глава верхней палаты парламента Белорусии Наталья Кочанова сообщила, что Александр Лукашенко услышал народ, поручил разобраться со всеми случаями задержаний, и около тысячи человек уже освобождены. Однако, по ее словам, с них взяли обязательство не участвовать в протестных акциях.



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...