St
Для создания в России аналога ЕСПЧ потребуются поправки к Конституции
Эксклюзив Власть

Для создания в России аналога ЕСПЧ потребуются поправки к Конституции

Президент выразил мнение, что, несмотря на сложности, «идея сама по себе правильная»

Президент выразил мнение, что, несмотря на сложности, «идея сама по себе правильная» undefined

Проработкой идеи создания в России суда по правам человека готовы заняться депутаты Госдумы. Однако старт работе официально не дан президент во время видеоконференции с правозащитниками из Совета по правам человека лишь признал правильным предложение кандидата юридических наук Евгения Мысловского. Как заявили Daily Storm в Госдуме, для того чтобы в государстве появился новый суд, необходимы новые поправки к Конституции.


Президент общественного фонда «Антимафия», противодействующего оргпреступности и коррупции, аргументировал свою инициативу тем, что «единственным внешним сторожем, к сожалению, является Европейский суд по правам человека». Евгений Мысловский напомнил президенту, что ЕСПЧ недавно признал несправедливым приговор российского суда и обязал Россию выплатить 22 тысячи евро физику Валентину Данилову, осужденному за передачу научных данных Китаю.


«Но нам это надо?» — сказал Мысловский, обращаясь к Путину. Затем юрист рассказал о случаях бездействия правоохранительных органов и нарушений в судебных процессах, отметив, что «для «внешнего сторожа» лучше всего подошла бы структура российского суда по правам человека». Президент согласился, добавив, что идею «просто нужно проработать».


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


Как выяснил Daily Storm, создание в России аналога ЕСПЧ — совершенно новое предложение, которое никогда не обсуждали в кулуарах правительства или парламента. Сложность реализации этой инициативы заключается в том, что в судебной системе РФ в соответствии с Конституцией не предусмотрен специальный суд по защите прав.


Первый зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов заявил Daily Storm, что выступить с такой инициативой должны не депутаты, а сам глава государства, либо правительство. Емельянов считает, что ЕСПЧ завладел монополией на правозащитные разбирательства и это стало проблемой.


«Монополию по защите прав человека берет на себя Европейский суд, который, во-первых, вне российской юрисдикции, а во-вторых, управляется если не напрямую, то под влиянием сил, которые не очень дружественны Российской Федерации. Поэтому должна быть российская юрисдикция, которая бы решала вопросы соблюдения прав человека, их обеспечения в судебном порядке», — сказал парламентарий.


«Проблему надо решать как можно быстрее, возможно, даже до выборов в Государственную думу. Но для этого необходимы опять изменения в Конституции, потому что пока в судебной системе такого института нет, а верхний уровень регулирования судебной системы находится в конституционном поле. Так что, возможно, потребуются поправки к Конституции», — резюмировал Михаил Емельянов.


У идеи, помимо необходимости новой корректировки Основного закона, есть и другие подводные камни. Например, России необходимо будет окончательно определиться, признавать ли решения ЕСПЧ в силу международных обязательств. В 2015 году в эту сторону уже был сделан первый шаг. Тогда Конституционный суд получил право признавать неисполнимыми решения международных судов в случае их противоречия российской Конституции. А поправки, принятые летом 2020-го дополнили закон фразой о том, что «решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров РФ в их истолковании, противоречащем Конституции РФ, не подлежат исполнению в РФ».


По мнению директора центра правового регулирования межгосударственных отношений РАНХиГС Дмитрия Матвеева, простое создание в России «чего-то международного» выглядит нелогично и не принесет пользы. «Есть обязательства России по международному праву, они транслированы в Конституцию. Поэтому — если все остается так, как есть, и остаются [международные] органы, которые Россия признает в силу своих обязательств, то создание каких-то внутренних структур на это никак не влияет», — сказал эксперт.


Матвеев заметил, что международные договоры, участниками которых является Россия, продолжают действовать, «несмотря на все обновления и обнуления». В существующей системе, как пояснил эксперт, действуют судебные органы РФ и наднациональные органы, которые не вправе пересматривать [решения российских судов], но могут давать оценку нарушений международных норм.


«Из этого следует, что если есть какой-то международный судебный орган, который дает оценку... нарушений обязательств государства в отношении каких-то международных норм, это нельзя восполнить внутри страны. Нельзя сказать, что я создам у себя то же самое», — добавил Дмитрий Матвеев.


Однако, аргументация Евгения Мысловскогна встрече с президентом звучала именно так — в пользу отказа от ЕСПЧ как «монопольного» правозащитного суда. Михаил Емельянов в разговоре с Daily Storm также предположил, что создание такого органа под российской юрисдикцией стало бы «шагом к тому, чтобы можно было выйти из Совета Европы и не заморачиваться на все эти ЕСПЧ».



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...