St
Эрдоган наоборот: Серж Саргсян переделал Армению по-своему
close
Эрдоган наоборот: Серж Саргсян переделал Армению по-своему

Эрдоган наоборот: Серж Саргсян переделал Армению по-своему

Президент страны 9 апреля уходит с должности, а через неделю станет премьер-министром и получит больше полномочий

С 9 апреля президент Армении Серж Саргсян сложил полномочия в пользу Армена Саркисяна. Через неделю, 17 апреля, бывший глава государства станет премьер-министром страны. Вместе с этим Армения из президентской республики превращается в парламентскую. В новой системе премьер-министр будет обладать всей властью, а глава государства — выполнять представительские функции. Кроме того, Саргсян сможет остаться у власти еще на несколько лет. 


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Kremlin Pool

Эксперименты с формой правления


В странах, не относящихся к так называемому свободному миру (США и его демократические союзники), все чаще складываются ситуации, в которых у лидеров получается оставаться во власти дольше. Серж Саргсян был президентом Армении два срока: с 2008 года, когда он победил своего оппонента Тер-Петросяна. В 2015 году он провел конституционную реформу, которая позволяет ему удержаться у власти и в дальнейшем, уже в качестве премьер-министра. При этом глава правительства получает больше полномочий, чем имел президент до смены главного законодательного документа страны.


«9 апреля Саргсян заканчивает президентский срок. И на одну неделю становится обычным гражданином Армении», — рассказал «Шторму» глава армянской оппозиционной партии «Наследие» Армен Мартиросян. После этого Саргсян, отдохнув восемь дней, вернется во власть уже в качестве премьер-министра. 


Ситуацию в Армении неплохо иллюстрирует Турция. В 2014 году Реджеп Тайип Эрдоган, который был премьер-министром в течение десяти лет, избрался президентом. В 2017 году, после конституционной реформы, превратившей страну из парламентской в президентскую республику, глава государства получил все полномочия, которыми ранее обладал премьер. Новый руководитель правительства Турции стал лишь номинальной фигурой.


Примерно то же самое, но наоборот делает Серж Саргсян. Он превращает Армению из президентской республики в парламентскую. Он намерен продолжить возглавлять страну в новой должности, обладающей всей полнотой исполнительной власти. Финт Саргсяна не нов: кроме Турции и Армении подобные реформы дважды проводили Украина и Грузия, а также Киргизия. Отличие этих стран лишь в том, что конституционные поправки еще не начали работать и у лидеров этих государств есть шанс лишиться власти. 


undefined
Фото: © flickr.com/Marco Zanferrari

Зачем нужны конституционные реформы?


Согласно официальной трактовке, реформы основного закона необходимы для устранения системы «двоевластия». В такой ситуации исполнительная власть делилась между главами государства и правительства. Армения, Украина, Грузия и Киргизия — все они страдали от такой системы, так как президент и премьер-министр боролись друг с другом, а не работали на благо страны. И хотя Киев, в отличие от Еревана, Бишкека и Тбилиси, выбрал президентский путь, все эти государства пользовались одним и тем же методом: референдумом по внесению поправок в Конституцию. 


В случае Армении большую роль играет одобрение ЕС. Конституционную реформу 2015 года в Евросоюзе восприняли положительно, ведь власть многих (парламента и кабинета министров) лучше власти двоих (премьер-министра и президента) или одного (главы государства). Эксперты Венецианской комиссии Совета Европы, куда обращаются страны для оценки подобных инициатив, дали проекту правительства Саргсяна по смене основного закона «благожелательную» оценку. 


Армянская оппозиция придерживается противоположного мнения. В отличие от стран Запада, где демократические институты работают правильно, в СНГ власти решают вопросы скрытыми, незаконными методами, считают оппоненты власти. 


«Есть такой фактор, который сделает нас 100% авторитарным государством. До этого было три верховных власти — президент, председатель парламента и премьер-министр. Сейчас эти исполнительные рычаги уйдут под одного человека. Четыре года — стопроцентно авторитарный режим. И после этого он сможет остаться на десять лет», — рассказал Армен Мартиросян. 


undefined
Фото: © facebook.com/vahram.toqmajyan

Почему оппозиция не помешала Саргсяну?


Для образованных и осведомленных оппонентов власти в Армении ситуации в Турции, Грузии, Киргизии и на Украине были отличным примером того, во что превращается их страна. В Киеве конституционные реформы проводились в 2004-м и 2010 годах. У армянских оппозиционеров было как минимум пять лет на то, чтобы среагировать на подобные попытки команды Саргсяна изменить основной закон страны. Однако сделать этого они не смогли. 


Во-первых, оппозиция в Армении так и не смогла объединиться. Многие противники нынешней власти еще в 90-е годы были в разных лагерях. «В Армении граждане хотят, чтобы оппозиция была консолидирована. Но у нас с этим очень трудно. В оппозиции много «подставных». Многие оппозиционеры когда-то были во власти, в 90-е годы, и у них личная неприязнь к другим оппозиционерам», — отметил Мартиросян. 


Еще одна причина оппозиционного бессилия — утечка критически мыслящей молодежи за границу. И члены оппозиции, и их возможные сторонники покидают страну из-за безработицы, отсутствия демократии и невозможности попасть во власть, не предав своих принципов, посетовал председатель партии «Наследие». «В правление Сержа Саргсяна, в последние 10 лет, из Армении уехали 400 тысяч человек. Сегодня у людей нет стимула, за что или зачем им бороться», — считает историк Ваграм Токмаджян


Тех, кто борется с властью, но не хочет покидать родину, пытаются выжить из страны. Токмаджян рассказал «Шторму», что оппозиционеры, митинговавшие в 2008 году против только что ставшего президентом Сержа Саргсяна, теряли бизнес и не могли устроиться на работу. 


За границей живет почти в два с половиной раза больше армян, чем в самой Армении. Диаспорам голосовать не дают. «Были здесь выборы президента (в 2003 году. — Примеч. «Шторма»). Кандидатами были Роберт Кочарян и Степан Демирчян, сын Карена Демирчяна, первого секретаря Армении. Что случилось: на всех участках в посольствах выиграл Степан Демирчян, то есть оппозиция. После этого упразднили нормативный акт (о голосовании армян за рубежом. — Примеч. «Шторма»). Только в Армении могут теперь избирать. В других государствах в посольствах могут голосовать лишь работники посольства и официальные представители армянских торгпредств», — рассказал «Шторму» председатель «Наследия» Мартиросян. 



Помогает ли Россия Саргсяну сохранить власть?


Москва, как «Шторм» писал ранее, влияет на внутреннюю ситуацию. Население страны возненавидело политику Кремля после того, как Газпром начал контролировать все энергоресурсы государства, а Россия попыталась нарушить суверенитет Армении. Серж Саргсян воспринимается как пророссийский лидер, но в борьбе с ним вопрос вмешательства Москвы противники не поднимают. 


«Запрос на смену власти не очень связан с внешней политикой. Президент воспринимается как пророссийский, но часто оппозиционные деятели позиционировали себя как даже более пророссийские, чем президент. В 2014 году сформировался очень активный блок из нескольких партий, которые в основном, за исключением партии «Наследие», говорили о себе так», — рассказал «Шторму» координатор программ Союза информированных граждан Армении Даниэль Иоаннисян. 


undefined
Фото: © vk.com/danioanis

Почему народ не мешает Саргсяну остаться у власти?


С точки зрения обывателя, даже если он досконально понимает все политические процессы в стране, смена власти может лишить его даже того малого, что у него есть. «В городе Чамбарак, бывший Красносельск, есть женщина, которая зарабатывают в день 800 драмов (96 рублей). Этого едва хватает на три буханки. Но она выбирает Сержа Саргсяна, Республиканскую партию, чтобы не потерять даже эти 800 драмов», — подчеркнул армянский историк Ваграм Токмаджян. 


Эксперт отметил, что люди, у которых получается устроиться на работу с зарплатой хотя бы 120 тысяч драмов (около 11 тысяч рублей) в госструктуры или в компании олигархов, становятся уязвимыми. Каждый раз, когда в стране происходят выборы, они либо должны привести от пяти до десяти человек, которые проголосуют за Саргсяна, либо лишатся единственного источника дохода. 


Такое использование административного ресурса в 2017 году сумел доказать армянский Союз информированных граждан (UIC). Обзвонив 136 учебных заведений во всех регионах страны, работники UIC выяснили, что у большинства руководителей школ и детсадов были специальные списки, по которым они приводили избирателей голосовать за Саргсяна. 


undefined
Фото: © Daily Storm

В стране формируется ощущение безысходности, считает Токмаджян. «У людей украли их достоинство и честь. Люди не знают, что делать. Они (власти. — Примеч. «Шторма») заставили людей думать определенным образом: «Кого хотите выбирайте, все равно мы будем у власти». И это очень плохо. Я не знаю, что с этим делать», — рассказал «Шторму» историк. Токмаджян считает, что власти последовательно «убивали гражданина» в жителях Армении, и за десять лет это удалось сделать. 


Кроме того, и оппозиционеры не доверяют друг другу, и народ не всегда верит противникам власти. Единственное, что может заставить подавленных людей присоединиться к немногочисленным протестам против Саргсяна, — применение правоохранительными органами физической силы. 


«Есть люди, которым я вообще не доверяю, и на это у меня свои основания. Маленькая страна, многие друг друга знают. Как я могу доверять этим людям, когда они выходят на улицу? Только удачи им желаю, но подключусь в одном случае — если против них применят силу. Если я увижу возможность для изменений, я первым выйду на улицу, и мне плевать, кто ко мне присоединится, а кто — нет. Но сейчас мы все эти ресурсы потеряли», — уверен Токмаджян. 


Силу применять власти не спешат: помнят опыт «Электрик Еревана» в 2015 году, когда маленький протест оппозиции после разгона полицией превратился в массовые манифестации. Теперь руководители страны научились на своих ошибках: 24 марта, когда около 400 человек собрались в центре столицы требовать отставки Саргсяна, полиция даже не появилась. Даже когда протестующие добрались до штаб-квартиры правящей Республиканской партии, охрана здания сначала пыталась перегородить вход, а потом куда-то исчезла.