St
К 100-летию расстрела семьи Романовых. Почему история превращается в политику
«Шторм» пообщался с историком Ярославом Листовым, который объяснил, почему дело о расстреле царской семьи до сих пор не закрыто

К 100-летию расстрела семьи Романовых. Почему история превращается в политику

«Шторм» пообщался с историком Ярославом Листовым, который объяснил, почему дело о расстреле царской семьи до сих пор не закрыто

Фото: © GLOBAL LOOK press/Vladimir Boiko

Уголовное дело о расстреле семьи царского рода Романовых не закрыто до сих пор. Расследование убийства было возобновлено в 2015 году по инициативе Русской православной церкви.


Следователи повторно провели все необходимые экспертизы и постановили: останки членов царской семьи Романовых, которые были обнаружены под Екатеринбургом в 1993-м и 2007 году, подлинные. Вина непосредственно высшего руководства партии большевиков до сей поры не доказана.


Однако в Императорском доме Романовых не торопятся с признанием останков. Заседание Священного синода, прошедшего на днях в Екатеринбурге, также не решилось признать останки подлинными.


Почему точка в событии столетней давности, дважды, казалось бы, поставленная в этом веке следственными органами, до сих пор не приобрела четких очертаний? Что случилось в Екатеринбурге с семьей Романовых и почему никто из европейских родственников по царской крови не предпринял даже попыток спасти Николая II и его семью? Об этом и многом другом «Шторм» поговорил с историком, экспертом общества «Знание» России Ярославом Листовым.


undefined
Скриншот: © Daily Storm

— В ночь на 17 июля большевики расстреляли царскую семью. По крайней мере, об этом мы можем узнать из официальной историографии, этому же учат и в российских школах. Так ли это на самом деле?


— Если быть совсем юридически и исторически точным, то в 1918 году по распоряжению Уралсовета в связи с невозможностью эвакуации были расстреляны члены бывшей царской семьи и бывший император — гражданин Романов. Говорить о царской семье после отречения Николая II за себя и за своего сына уже не приходится. В марте 1917 года он сам отрекся от престола и стал гражданином Романовым…


— Отрекся в пользу кого?


— В пользу своего брата Михаила. А вот брат Михаил отрекся уже за всю династию — в пользу Учредительного собрания, которое должно было определить будущее страны. По сути дела, оба брата Романовых — и Николай, и Михаил — прекратили правление династии Романовых.


— Это исторически подтвержденный факт?


— Безусловно. Учредительное собрание могло принять решение, например, о конституционной монархии и попросить одного из членов династии ее возглавить, но в таком случае это уже было бы решением Собрания.


К концу лета — началу осени 1917 года идея монархии вообще окончательно обанкротилась, а Керенский объявил Россию республикой. Тем самым была поставлена точка в вопросе о возможности монархии в России. Поэтому говорить о том, что был расстрел именно царской семьи — не совсем корректно, это подмена понятий.


Без ауры царственности это всего лишь один из трагических инцидентов, которые в условиях Гражданской войны происходили если не ежедневно, то по крайней мере еженедельно — описание трагедий белого и красного террора заняло бы не один том.


— Так кто же все-таки виноват в этом инциденте?


— Сложный вопрос, честно говоря. Здесь надо зайти издалека. Проблема любого монархического правления как такового подразумевает, что решение вопроса о власти — это решение вопроса о жизни. Если мы возьмем всю историю монархического правления, то самый эффективный способ обезопасить передачу власти от одного человека к другому – ликвидировать тех, кто претендует на престол.


В династии Романовых таких моментов было немало. Для того чтобы не допустить нового захвата власти царевной Софьей, ее заточили в башне Новодевичьего монастыря, где она и закончила свой век. По предположению некоторых историков, ее там лишили жизни насильственным путем — удавили. 


До этого, когда Романовы пришли к власти, первым решением царя Михаила стало убийство молодого Ивана Воренка — сына Лжедмитрия Второго, прозванного Тушинским вором, от Марины Мнишек, — который мог претендовать на престол. Трехлетнего ребенка повесили у Серпуховских ворот, как говорили очевидцы, петля не затянулась на малыше и он погиб от мороза (был декабрь), промучившись несколько часов. Михаил Романов боялся, что ребенок вырастет и станет претендентом на престол.


Петр I виновен в смерти своего сына Алексея: как изменника, его пытали, что послужило причиной смерти. Потом Елизавета Петровна свергла Иоанна Антоновича, годовалого ребенка, а через 20 лет парня, всю жизнь проведшего в заключении, убили. Екатерина II пришла к власти, свергнув собственного супруга Петра III, который через неделю умер при загадочных обстоятельствах. Уже ее внук, Александр I, убил ее сына Павла I, его задушили собственным шарфом в собственной спальне… То есть сама форма монархического правления подразумевает физическое уничтожение претендентов на престол…


— Внутрисемейные разборки Романовых — дело, конечно, интересное, однако мало имеет какого-либо отношения к событиям столетней давности…


— Постойте. Внутрисемейные разборки с юридической точки зрения все равно являются преступлениями. Вне зависимости от того, почему убили трехлетнего ребенка — по приказу царя Михаила Романова или это сделал пьяница в подворотне. Все это одинаковые преступления. 


Понятное дело, что никто из них лично никого не убивал. Все это делалось с помощью других людей, так что убийства всегда выходили за пределы семейных разборок, к ним было привлечено много посторонних.


Во-вторых, во время революции вопрос о власти всегда решается жестко, при любых условиях и в любых странах. Простой пример: свергли династию Годуновых. Что сделали с последним Годуновым? Убили его, а сестру Ксению заточили в монастырь. История может привести немало таких примеров. При смене любой власти всегда происходит уничтожение предыдущей. Даже в XXI веке убили и Милошевича, и Каддафи, и Саддама Хусейна. 


Безусловно, сама монархическая система подразумевала, что, пока наследники Романовых живы, они гипотетически остаются претендентами на престол для той или иной части политического истеблишмента, которая захочет их объявить такими. Особенно это понятно в условиях Гражданской войны.


Трагедия бывшего царя и его семьи в другом — Николай был не нужен не только большевикам, но и любому другому правительству. Ни одно белогвардейское или западное правительство в условиях Гражданской войны даже не заикалось о том, что будущее России — монархия во главе с Романовыми. Все это отрицали, начиная от Колчака и заканчивая Деникиным. Не одни, так другие их бы расстреляли. В новой конфигурации российской действительности они никому не были нужны, иначе их давно бы вывезли… Они же мечтали еще при Керенском, что их отвезут в Крым, а оттуда они уедут в Англию…


— А как так вообще вышло, что Николай II с его семьей оказались в Екатеринбурге? Почему их не забрали родственники по царской крови из Европы?


— Да, у Николая родственников по крови было пол-Европы. С одним кузеном, с Вильгельмом, он воевал в Первую мировую войну, второй кузен, король Англии Георг V, вообще был на него похож, как брат-близнец. Однако проблема заключалась в том, что приютить семью Николая у себя — это не просто приютить родственников, но и получить с ними все международные и внутренние проблемы, которые они с собой несут. Здесь и вопросы «двора в изгнании», и постоянные просьбы о помощи с вооружением, и призывы к интервенции, и невозможность признать новое правительство и так далее.


На том историческом этапе, когда в Европе еще надеялись, что прозападные либералы свергнут большевиков, Николай был препятствием. Антанте нужна была Россия слабая, децентрализованная. Для этого годились как Временное правительство, так и любое белогвардейское. Не секрет, что в той или иной степени все белогвардейские лидеры были зависимы либо финансово, либо военно, либо политически от иностранных держав.


— Какие именно белогвардейские правительства имеются ввиду?


— Колчака, Деникина, Юденича, а также Комитет членов Учредительного собрания и так далее. Единственное правительство в России, которое опиралось исключительно на внутренние ресурсы, — советское, что по сути дела в дальнейшем и обусловило его победу…


— Звучит как советская пропаганда.


— Может быть и так, но, к сожалению, это факты. Здесь против истины не попрешь. Если мы проанализируем каждое из белогвардейских движений, то увидим, что они получали либо средства из-за рубежа, либо политическую поддержку. Некоторые, как Колчак, вообще были прямыми сотрудниками иностранных государств. Колчак же уехал в Америку, дал согласие на работу с британцами и к моменту, когда он был провозглашен правителем Сибири, не прекратил свою работу с иностранными государствами.


Большевики с самого начала были противниками Запада. Запад объявил против них поход — недаром 14 держав начали интервенцию в Россию. Ситуацию в России взорвал Чехословацкий корпус, который получил на это прямое указание от американского президента Вудро Вильсона, взамен чехи и словаки получили собственное государство. Это исторически засвидетельствованный факт: после Второй мировой войны была обнародована переписка Массарика (лидера чехословаков) и Вудро Вильсона, где говорится, что единственная боеспособная армия — это Чехословацкий корпус, который может бросить Россию к ногам США. Вопрос выступления Чехословацкого корпуса впрямую обсуждался великими державами и был следствием их решений.


В этой политической ситуации Николай был отыгранной картой, он не был никому нужен, для всех он был обузой. 


Мы очень часто судим о Гражданской войне по довольно простоватым фильмам времен Советского Союза типа «Неуловимых мстителей», где для простоты понимания вся контрреволюция была представлена как монархическая. На самом деле монархическая составляющая контрреволюции была ничтожна! Даже в Киеве, опоре монархического центра, когда гетман Скоропадский распорядился отслужить службу отпевания по убитой семье Николая Романова, очевидцы были поражены тому, как мало туда пришло людей.


Большевики опубликовали маленькие заметочки о расстреле семьи, это понятно. Но ведь эта трагедия не привлекла никакого внимания белогвардейской прессы. Для нее расстрел царской семьи оказался новостью четвертой полосы.


— И все-таки ответа на вопрос о том, почему Николай II оказался в Екатеринбурге, я так и не услышал. 


— Уже 3 марта 1917 года было принято постановление об аресте всей династии Романовых, не только бывшей царской семьи, но и всех их родственников. С первых дней Временное правительство пыталось сбагрить Романовых за границу, но переговоры ни к чему не привели. После ухода кадетов из Временного правительства было решено убрать бывшего императора подальше от революционного Петрограда в Тобольск, куда он отправился 14 августа. Оставлять его в Царском селе — это все равно что махать красной тряпкой перед быком, поскольку ненависть к царскому режиму была высока и пропагандистские барьеры, призывавшие любить царя-батюшку, исчезли. Все время была опасность суда Линча, что стало бы большой проблемой для Временного правительства, поскольку оно могло стать невольным «защитником царского режима» в глазах масс.


Что дальше делать с Романовыми, власти не знали, а потому сработал принцип: с глаз долой — из сердца вон.


— Как дальше планировалось развитие событий?


— Его либо использовали бы в качестве козла отпущения и устроили суд, либо простили бы и отпустили за границу, а там живи спокойно гражданской жизнью. Примеры такие были, тот же кузен Николая — последний германский император Вильгельм, который был свергнут в ноябре 1918 года, он спокойно дожил свой век в одном из замков Нидерландов, вдали от Берлина.


— Какова вина большевиков в расстреле царской семьи? Ходит устойчивое мнение, что именно они и приложили к этому руку, и федеральный центр в лице Владимира Ленина об этом знал.


— Как партия большевики не несут ответственности за смерть Николая и его семьи. Во всей этой истории есть несколько существенных факторов.


Решение о расстреле принял Уралсовет, а не СНК или ВЦИК. А так как Уралсовет не имеет политических правопреемников, то условно сейчас виновных нет и дело можно закрывать за давностью лет. Если же говорить о ведущей политической силе Уралсовета, то он включал в себя не только большевиков, но и левых эсеров, которых очень не любят упоминать, поскольку их не только было большинство, но именно они возглавляли Уралсовет, а решение в нем принималось коллективно. Из большевиков в заседании участвовал только Петр Войков, в самом расстреле — Юровский. Ни тот ни другой не были даже членами ЦК партии большевиков.


Так что это было решение местечкового органа, который ввиду каких-то своих соображений, в том числе паники от наступающего фронта, принял такое решение.


Законное или незаконное — сказать вообще трудно, поскольку в 1918 году вообще непонятно, какими законами нужно было руководствоваться. Законами Уралсовета, законами Российской империи, законами РСФСР, которые издавали в Москве, или законами наступающей армии Колчака?


— Получается, что на тот момент централизованного государства как такового не было?


— Очень правильный вопрос. Сейчас в СМИ сильно развит исторический модернизм. Это когда мы начинаем воспринимать Россию 1918 года такой, какой она была в 30-е годы, в 40-е или сейчас. 


Когда некоторые исследователи говорят, что Ленин или Свердлов имели представление о том, что собирается делать Уралсовет, или давали ему указания — необходимо понимать, что у нас нет никаких доказательств этим версиям. Когда на это указываешь, то в ответ мы слышим: «Ну как же так?! Мы же понимаем, какая была централизованная Россия при большевиках! Они не могли об этом не знать!»


В том-то и дело, что могли и не знали! В 1918 году у большевиков еще не были отлажены ни система власти, ни система четкого подчинения. На тот период мы видим, что местные советы порой принимали решения, полностью противоречащие установкам Москвы. Это период революционных событий, вольница, гулянка и так далее. Достаточно прийти хорошему оратору на собрание, и оно принимает решение, которое не соответствуют тому, что прислали из центра. Потому что люди на местах вот так решили. И это проблему отмечали власти СССР еще в конце 20-х годов.


Что уж говорить о 1918 годе, когда вся власть только-только создается и нет никакой четкой системы! В период «Триумфального шествия советской власти» эту самую власть брали явочным путем. Вот были большевики в Екатеринбурге, они собрались с левыми эсерами и с другими партиями и объявили себя Уралсоветом, провели выборы. А выборы были рабочих и солдатских депутатов, куда не пускали голосовать ни купцов, ни бывших дворян.


Более того, систему выборов никто не утверждал из Москвы, все определялось на местах.


— То есть мы имеем дело с региональной контрой?


— Не то чтобы контра… Императорская Россия к приходу большевиков прекратила свое существование, как единое централизованное государство. К моменту Октябрьской революции, то есть к ноябрю 1917 года, на территории страны действовало более сорока различных квази-государств — начиная от Терской казачьей республики, Горской республики в Дагестане, Башкирии, Татарстана и т.д., возникла даже Сибирская независимая республика!


— В 1918-м ситуация не изменилась?


— Изменилась. В худшую сторону. К сепаратистам всех мастей стали добавляться многочисленные белые правительства, которые не только не могли договориться между собой, а и конкурировали. Так, для того чтобы окончательно утвердиться Верховным правителем, Колчаку пришлось расстрелять комитет членов Учредительного собрания. Когда говорят, что большевики разогнали Учредительное собрание, то, простите, Колчак его вообще расстрелял!


Так что утверждать, что без Ленина или без Свердлова уральцы не могли принять решения о расстреле семьи Романовых, по меньшей мере, глупость. Об этом говорят люди, которые не понимают специфики той ситуации, которая происходила летом 1918 года в России.


История – это не дубинка в агитационно-политических войнах, а наука о прошлом. Так к ней и надо относиться. Что мы четко можем знать? У нас есть решение Уралсовета. Мы знаем, что Уралсовет направил телеграмму в Москву, где правительство большевиков было поставлено уже перед свершившимся фактом. Более того, сначала информация была только про расстрел Николая Романова. После этого собрался Совет народных комиссаров, на котором был принят документ с формулировкой «принять к сведению», а не одобрить, санкционировать, положительно отреагировать, как об этом говорят многие псевдоисследователи.


undefined
Протокол К159 Фото из архива героя публикации

Об этом же сообщили в большевистской прессе. Никакого ажиотажа эта информация не вызвала ни со стороны красных, ни со стороны белых…


— Очень интересующий многих вопрос: как Ленин отнесся к расстрелу? Что он сам собирался сделать с семьей Романовых?


— Если мы исследуем документы Владимира Ильича, то увидим, что на протяжении весны и начала лета 1918 года он неоднократно высказывал мысль о том, что необходимо устроить в Москве полноценный суд над Николаем Романовым, который бы раз и навсегда обличил монархию, как преступную форму правления, где последний также дал бы показания против европейских монархов и правителей. Соответственно, в этой ситуации подпольный расстрел семьи Романовых совершенно не соответствовал идеям Ленина.


Более того, расстрел шел в разрез с его идеей. Ленин был серьезным пропагандистом, человеком, который вел за собой массы. Бушует Гражданская война, а Ленин занимается вопросами монументальной пропаганды…В принципе, именно это и сделало большевиков ведущей политической силой России на тот момент, поскольку они думали на опережение.


Если все остальные политические силы решали сиюминутные задачи здесь и сейчас, никто из них даже не заикался о том, что будет дальше, то большевики предложили свою форму будущего. Хорошая она или плохая, спорить можно долго, но она у них была. Было и решение задач, которые важны с точки зрения построения будущего. С этой точки зрения судебный процесс над Николаем II был бы очень серьезным политическим фактором. И никаких подтверждений того, что Ленин отказался от идеи полноценного суда, у нас нет. Более того, 16 июля 1918 года на телеграмму датской газеты о слухах об убийстве Николая, Ленин дает ответ: «Слух неверен, бывший царь невредим». А через пару дней о расстреле сообщила «Правда». Владимир Ильич был взбешен и сильно раздосадован. Именно поэтому он не высказал никакой позиции и не выдал никакой политической реакции по отношению к расстрелу Николая II.


По идее, он мог бы поддержать расстрел и сделать большое заявление, мол, наконец-то эксплуататора и кровопийцу настигла заслуженная кара. Но он просто проигнорировал этот вопрос и снял его с повестки. Так получилось, страницу закрываем и идем дальше, проблем много, а эта – не самая важная.


— Можно было избежать расстрела семьи Романовых? Или условия сами подводили историю к этому факту?


— Вообще-то история не терпит сослагательного наклонения. Гипотетически, конечно, можно говорить о том, что если бы более решительно вмешалась центральная власть… Но у нее на тот момент не было таких возможностей. Вольница регионалов, неразбериха Гражданской войны, когда нет четкой линии фронта, интервенция, масса самопровозглашенных лидеров, армии, просто банд — все эти факторы не давали Романовым и малого шанса.


Гадать, конечно, можно, но расстрел — это факт.


— В плюс или в минус данный факт сыграл для России?


— Не в плюс или в минус. Как сыграл для Британии расстрел Карла Стюарта? В плюс или в минус Франции сыграло гильотинирование Людовика и Марии Антуанетты? Это просто элемент истории, трагический, но все-таки элемент.


Проблема заключается в том, что с самого момента гибели бывшей царской семьи ее стали использовать в политических целях. Первым был Колчак, который с тем, чтобы собрать компромат на большевиков, назначил следователя Соколова расследовать этот инцидент. Цель была не выявить правду, а обличить большевиков. Следователю Соколову не удалось найти никаких доказательств, даже тела, поэтому он придумал абсолютно бредовую идею, что их сожгли на каком-то кострище, поскольку он нашел записку Войкова о выдаче кому-то серной кислоты, пришил ее к делу, сочинил сказку о том, что останки были уничтожены в серной кислоте.


Однако нынешние исследования в том числе обнаруженных останков опровергли выводы колчаковского следствия. 


А дальше началась политическая истерия мифов и различных инсинуаций на эту тему…


— Обстоятельства гибели царской семьи расследовались в рамках уголовного дела, возбужденного в 1993 году по представлению генпрокурора РФ. В 2011 году расследование дела было прекращено, поскольку следствию не удалось найти документальные доказательства причастности Ленина или кого-нибудь другого из высшего руководства большевиков к расстрелу царской семьи. Однако в 2015 году расследование было возобновлено, была произведена эксгумация останков Романовых и расследование ведется до сих пор. Что происходит?


— Здесь есть целый ряд плоскостей. Тема существует и в области права, и в области политики, и в области религии. Все они между собой переплетаются. 


После крушения СССР и отстранения Компартии от власти, бывший член Политбюро ЦК КПСС, но уже в новом качестве президента демократической России Борис Ельцин начал сводить счеты с коммунистами. В 1991 году он запретил Коммунистическую партию, но в 1993 году Конституционный суд признал указ о запрете Компартии и коммунистической идеологии антиконституционным.


Борис Николаевич простить такое не мог. Он решил взять реванш над коммунистами в идеологическом плане. На вооружение были взяты несколько основных мифов (репрессии, расстрел в Катыни, так называемый пакт Молотова — Риббентропа), по которым сейчас идет борьба между историками. Среди них и миф о расстреле семьи Николая II большевиками.


По требованию Ельцина была проведена большая пиар-акция по останкам семьи Романовых, захоронением их в Петропавловской крепости и возбуждением уголовного дела по расстрелу. Следствие длилось очень долго, на него оказывалось политическое давление. Но надо отдать должно следователям СКР — они подошли к вопросу с точки зрения права, а не с точки зрения политики.


Дело было закрыто за давностью лет, решение было принято Уралсоветом, который на тот момент не имел юридического определения, как структура, которая имеет право выносить такие решения. Вместе с тем, нет никаких доказательств, что он не был той структурой, которая могла выносить такие решения. Мы упираемся в то, с чего начинали интервью — в отсутствие понятной законодательной системы, в которую можно упираться в 1918 году.


Есть четкая позиция — право обратной силы не имеет. Мы не можем с учетом УК РФ и системы управления Российской Федерацией оценивать действия, которые происходили сто лет назад.


СКР пришел к выводу, что нет доказательств о причастности центрального руководства, а именно Владимира Ленина, как главы правительства, председателя СНК, Якова Свердлова, как председателя ВЦИК, и других высокопоставленных лиц к данному решению и воплощению его в жизнь. 


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Vladimir Boiko

— Почему точка в этом вопросе до сих пор не поставлена?


— К столетию решили не только вдруг вновь подтвердить подлинность останков, но и опять возбудить уголовное дело об убийстве царской семьи. Здесь явно не обошлось без политики. Начались разговоры о ритуальном убийстве, хотя все следователи, даже времен Колчака, в один голос говорили, что никакого ритуального убийства не было точно. Можно говорить только о политическом убийстве.


К сожалению, этот вопрос не к историкам, в данном случае, а к политикам. Для чего на данном историческом этапе снова потребовалось поднять эту тему? Скорее всего, принцип очень простой — когда исторические моменты вбрасываются в действующее политическое поле, начинает работать старый принцип: ищите, кому это выгодно. Эти действия говорят о том, что скрытая гражданская война все еще идет. До сих пор сводятся счеты между красными и белыми, а расстрел царской семьи — один из инструментов политической борьбы. 


Скорее всего, те события столетней давности будут использованы для того, чтобы в очередной раз обвинить коммунистов и сторонников левых идей. Мы видим общий информационный фон, в котором средства массовой информации не хотят разбираться в реальности событий. Они ищут виновного, а ряд из них требуют покаяний. К сожалению, это чисто идеологическая политическая акция, которая к истории не имеет никакого отношения.