St
«Навальный прилетает, столько проблем!» Как силовики перехитрили встречавших оппозиционера

«Навальный прилетает, столько проблем!» Как силовики перехитрили встречавших оппозиционера

Никто до последнего не верил слухам о том, что рейс Берлин — Москва посадят в другом аэропорту

Никто до последнего не верил слухам о том, что рейс Берлин — Москва посадят в другом аэропорту undefined

Большое количество активистов, журналистов и просто зевак 17 января отправились в аэропорт Внуково, чтобы встретить оппозиционного политика Алексея Навального, который должен был вернуться на родину после лечения в немецкой клинике «Шарите». Спецкор Daily Storm Антон Старков съездил в аэропорт, пообщался с активистами и пассажирами, посмотрел на то, как силовики задерживали сторонников Навального — и сам оказался в автозаке.


На Киевском вокзале у прохода к аэроэкспрессам стоят, как это называется, «усиленные наряды работников правоохранительных органов». В данном случае усилены эти наряды ОМОНом и мутными, неопрятно одетыми мужиками в масках. Ну все же представляют, как выглядят оперативники центра «Э»? Один из бойцов ОМОНа встречал пассажиров, грубым голосом напутствуя их: «Проходим и уходим! Не задерживаемся!» Судя по выражению его лица, он находил это довольно остроумной и уместной шуткой.


Еще в аэроэкспрессе замечаю молодых ребят и девчонок. На вид — лет по двадцать, а то и моложе. В аэропорт они едут без ручной клади и багажа, шумными компаниями ходят туда-сюда по составу. Настроение веселое и задорное, как будто в зарницу играют.


Когда женский голос из динамиков объявляет о скором прибытии в аэропорт, одна из таких компаний собирается в тамбуре, чтобы сделать селфи. Быстрый проход в здание аэропорта оказывается закрыт, так что идти приходится через улицу. Кто-то из молодежи пытается делать вид, как будто он действительно приехал в аэропорт по своим делам, кто-то нет. Иногда в толпе мелькают ребята с оппозиционной символикой. У одной женщины к лацкану пальто приколот значок «ЗА Фургала!».


Еще в обед во Внуково стали пускать только тех, у кого был распечатан билет на самолет — по крайней мере, так было задумано. На деле же в жуткой суматохе раздраженные работницы аэропорта не успевали не то что сверять билеты с расписанием, но даже просто проверять их наличие. Из-за этой неразберихи у рамок моментально собралась очередь, в которой среди пестрой толпы молодежи иногда мелькали недоумевающие лица реальных пассажиров.


«Один мудак прилетает, а из-за него столько проблем!» — раздраженно говорит мужик с красным вспотевшим лицом, ни к кому конкретно не обращаясь.


Полминуты назад его по какой-то причине развернула женщина у рамок и теперь он, пыхтя, продирался сквозь толпу к ленте металлоискателя, сжимая в руках распечатанный билет на самолет и результаты теста на ковид.


 — Недовольны вы, что Навальный возвращается? — спрашиваю.


 — А чего доволен-то? Никогда не было таких делов! Один мудак приезжает, а остальные страдать должны, — повторил свою мысль мужчина. Слово «мудак» он произнес с чувством, явно вкладывая в него большой смысл. — А если у кого дома принтера нет, чтобы билет распечатать?


— Электронный тоже можно показать, — возразили ему из толпы.


— А все равно! — несколько смутившись, произнес мужик и, активно работая локтями, стал рыться в сумке.


В какой-то момент несколько молодых девушек в самом центре толпы встают в круг и начинают, давясь от смеха, петь одну из песен Бузовой (из уважения к читателю не буду приводить ее текст). Из толпы кричат: «А теперь: «Путин — молодец!» Давайте!»


Тем временем у сторонников Навального происходит диалог с молодым человеком, который называет оппозиционера и его адептов предателями. Он ругается матом.


«Д******», — отвечает ему голос с противоположного конца зала.


 «Че материшься? Здесь женщины», — добавляет кто-то еще.


 «Иди на ***…», — уже не так громко отвечает смутьян.


Половина первого этажа аэропорта отделена серым ограждением — это зона прилета международных рейсов. Изредка пассажиры забредали сюда, натыкались на хмурые лица эфэсбэшников и полицейских и уходили обратно, едва слышно матерясь сквозь зубы. Около 18:40 неожиданно для всех около рамок появились полицейские с мегафонами. В толпу полетели хорошо знакомые фразы: «Расходитесь, не мешайте проходу граждан, вход в аэропорт только с билетами».


 — О! Сейчас начнется! — весело крякнул молодой парень с телефоном в руках, на экране смартфона виднелась трансляция в Facebook, которую он вел.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


И действительно началось, причем достаточно быстро. Сократив до минимума ритуал оповещения о незаконности проводимой акции, полицейские встали в цепь и начали вытеснять собравшихся (а их было около сотни) от рамок на улицу. Через минуту в дело вступил ОМОН, и начались первые массовые задержания.


«Все, мегафоны прекратили работу. Наряды, работающие с места — выходим на улицу», — скомандовал в рацию мужчина в полицейской форме и с погонами подполковника.


После этого он кивнул своим подчиненным в мою сторону. Те подошли ко мне, не стали представляться, я предъявил им пресс-карту, но меня все равно препроводили в автозак. Я только успел написать в рабочий чат: «Кажется, меня винтят». Делаю селфи из автозака для новостей, тем временем заводят еще людей, в том числе фотографа «Коммерсанта» и корреспондента «Росдержавы».


Студентку Катю привели в автозак одной из первых. Ей 23 года, живёт в Питере. В Москву прилетела специально, чтобы встретить Навального. Катя — практически профессиональный оппозиционер. В прошлый раз её задерживали буквально пару дней назад на акции в поддержку Азата Мифтахова. В этот раз, говорит, надеялась обойтись без задержания и погулять по столице. Не сложилось.


«Пришел ОМОН и встал напротив собравшихся. После этого ОМОН пошел на людей и на меня тоже. Какой-то полицейский спросил, есть ли у меня билет на самолет. После того как я показала билет, мне сказали, что я могу остаться. Потом передумали и сказали, что я должна уйти. Я вцепилась в руку человека и меня вытолкнули вместе с другими людьми. Они применяли силу. Очень сильно ударили глазом о дверную ручку автобуса, когда проверяли мои вещи», — сказала девушка.


За стенами автозака начались задержания, некоторые, видимо, достаточно жесткие. Через какое-то время автозак наполнился людьми и отправился в ОМВД «Дорогомиловское». Там, правда, нас принимать отказались — едем дальше, в опорный пункт «Лужники», место практически родное, бывать там уже приходилось.


Тем временем, пока полиция возила нас по своим опорным пунктам, Алексей Навальный подлетал к Москве. Правда, в какой-то момент самолет, который вроде как заходил на посадку во Внуково, вдруг отправили на второй круг. Диспетчеры сообщили, что аэропорт не принимает рейсы. Еще через несколько минут некоторые самолеты были перенаправлены в Шереметьево. В их числе оказался и борт «Победы» PBD936, на котором на родину направлялись Навальный, его жена и несколько десятков журналистов и рядовых пассажиров.


Пилот сначала объявил, что Внуково закрыто по техническим причинам, так как некий самолет якобы выкатился за взлетно-посадочную полосу. Он заверил, что в баках достаточно топлива, чтобы подождать, пока устранят неполадки, и сесть по плану. Однако уже через какое-то время сообщил, что «проблемы во Внуково не будут разрешены» в срок, поэтому необходимо садиться в Шереметьево. 


«Наша и ваша безопасность является безусловным приоритетом», — объяснил он. Как рассказала в Facebook журналистка Елизавета Антонова, затем он добавил, почти не сдержав усмешки: «Благодарю вас за содействие и хорошей всем посадки».



В Шереметьево самолет сел очень быстро, ни в какую зону ожидания его не отправляли. И подрулил к терминалу «А», который находится поодаль от основных зданий и предназначен для частной и деловой авиации.


Навальный спокойно вышел из самолета, вместе с пассажирами проехал в терминал на автобусе, а потом даже дал небольшой брифинг перед присутствующими журналистами, стоя на фоне изображения Кремля. Оппозиционер воодушевленно заявил, что сегодня у него «самый счастливый день за пять месяцев», потому что он наконец на Родине. Однако «родная» полиция встретила Навального уже на паспортном контроле и задержала. Пройти с ним не разрешили ни его жене, ни адвокату. Скорее всего, заточение Алексея Навального продлится дольше нашего.



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...