St
Соцсети в США стали новыми цензорами. Ваше право высказывать мнение в интернете могут отобрать
Американские и российские политики рассказали Daily Storm о свободе слова и различиях законодательства между нашими странами Коллаж: © Daily Storm

Соцсети в США стали новыми цензорами. Ваше право высказывать мнение в интернете могут отобрать

Американские и российские политики рассказали Daily Storm о свободе слова и различиях законодательства между нашими странами

Коллаж: © Daily Storm

Республиканская партия и половина населения США, поддержавшая на выборах Дональда Трампа, обвинили Twitter и другие социальные сети в нарушении свободы слова из-за удаления аккаунтов президента и его сторонников. Такого же мнения придерживается Либертарианская партия, но, конечно, не демократы, вырвавшие победу Джо Байдена. Daily Storm поговорил с представителями американских политических сил о том, есть ли границы у свободы слова и стоит ли Америке ввиду политической нестабильности менять законодательство. Кроме того, мы поговорили с российскими политиками, общественными деятелями и представителями российских гигантов медиарынка — «ВКонтакте» и «Яндекса», которые оценили вероятность усиления давления на свободу слова в нашей стране.


Если в поисковой строке Google написать Twitter, то первая ссылка будет следующей: «Twitter. Здесь говорят о том, что происходит». На самом ли деле так? Раньше — возможно, а после 6 января и штурма Капитолия? Соединенные Штаты Америки принято считать колыбелью демократии. Однако после президентских выборов оказалось, что даже в США площадки, декларирующие свободу выражения позиций, влияют на политику.


В своем Twitter-аккаунте Дональд Трамп — младший заявил: «Свобода слова находится под угрозой! Цензура происходит как никогда раньше! Не позволяйте им заставить нас замолчать».


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


Мы обсудили тему нарушения свободы слова с профессором международного права и членом президентского консультативного совета при Дональде Трампе Габриэлем Сомой. Он назвал удаление аккаунта из Twitter «ударом по демократии». Однако дело не столько в «ударе по демократии», сколько по ее составляющей — свободе слова. В блокировке аккаунтов Сома видит помеху для свободного общения и обмена идеями.


Подобного мнения придерживается не только Республиканская партия, схожая точка зрения и у либертарианцев. Арвин Вохра, вице-президент Либертарианской партии США, как и Сома, считает, что нарушение свободы слова вытекает из политической предвзятости, которую проявили владельцы крупнейших социальных сетей.


«Аккаунты левых в социальных сетях Facebook и Twitter подвергаются отвратительной и предосудительной цензуре. Сайт имеет полное право быть левым. Democrats.org — левый. Но притворяться нейтральным, а затем сильно склоняться в пользу левых — значит вводить в заблуждение, и это нечестно», — уверен Вохра.


Партия демократов, конечно, не считает удаление аккаунтов Трампа и его сторонников ударом по правам и свободам граждан. Наоборот, этот шаг со стороны гигантов Силиконовой долины расценивается как защита демократии. Член Демократической партии, сенатор США от Коннектикута так и написал в своем Twitter: «Потребовались кровь и стекло в Конгрессе — изменение политических ветров, — чтобы самые могущественные цифровые компании в последний момент осознали угрозу в лице Трампа».


Адвокат по гражданскому праву Роберт Патилло, придерживающийся демократических взглядов, в разговоре с Daily Storm обосновал правильность действий соцсетей. «Причина, по которой они [трамписты] подверглись цензуре, в том, что они использовали социальные сети, чтобы организовать террористическую атаку на правительство США. Вот причина того, что эти шаги необходимо предпринять, и это нужно, чтобы предотвратить гибель людей», — считает он.


Патилло не отрицает, что социальные сети должны давать людям возможность свободно распространять информацию. В то же время Twitter, Facebook или любая другая площадка не должны использоваться для дезинформации и планирования террористических атак, пояснил юрист.



Свобода слова в США гарантируется первой поправкой к Конституции. К ней апеллируют несогласные с действиями социальных сетей республиканцы. Работает ли поправка в отношении социальных сетей? Получается, нет. Однако это «нет» стороны интерпретируют по-разному, отсюда и корни конфликта.

 

Профессор международного права Габриэль Сома считает, что создатели Конституции не могли ожидать, что технологические компании в XXI веке станут более могущественными, чем правительство, в вопросе цензуры и влияния на общественное мнение. А либертарианец Вохра и демократ Патилло считают, что действие первой поправки вообще не распространяется на социальные сети, так как она запрещает цензуру со стороны властей. Но дальше аргументы сторон диаметрально противоположны.


Вице-президент Либертарианской партии склонен считать, что частные компании (коими являются Twitter, Facebook и другие социальные сети) имеют полное право устанавливать любые правила пользования их площадками, которые они хотят. Однако государство не может «транслировать» цензуру частным компаниям. Роберт Патилло занимает категоричную позицию, свойственную демократам, и после фразы «Конгресс не может нарушить свободу слова, правительства штатов не могут, однако частные корпорации не придерживаются этих стандартов» он пояснил, как смысл первой поправки соотносится с правами и обязанностями соцсетей с точки зрения демократов.


«У вас нет права заходить в чей-то дом и говорить, чего вы хотите. Вы не имеете права заходить в чей-то бизнес и говорить, что вам нужно. Поэтому компании — владельцы социальных сетей имеют карт-бланш на регулирование того, что они считают необходимым в отношении Трампа и консерваторов, которые подверглись цензуре», — сказал адвокат и политолог.


Если у трампистов не получается апеллировать к первой поправке, защищая право на выражение своей позиции, то что тогда? Следующий «рубеж обороны» — закон о приличиях в области коммуникаций, а именно его 230-я статья. Она предусматривает иммунитет для веб-сайтов и социальных сетей от наказаний за контент пользователей. Компании не несут ответственности за то, что люди публикуют на их платформах в интернете. Также, согласно статье 230, компании вправе удалять или модерировать сторонние материалы, которые они считают непристойными или оскорбительными.


Один из разработчиков статьи, республиканец от Нью-Йорка Дэвид Мэдисон Которн заявил в Twitter, что требует внесения правок в статью 230 в соответствии с первой поправкой к Конституции.


Наши спикеры пока туманно представляют будущее 230-й статьи при Байдене и возможность ее пересмотра. Сейчас она защищает соцсети от судебных исков за публикации на их платформах. При Трампе была попытка переписать или отменить статью, чтобы социальные сети не пользовались такой привилегией. Республиканец Габриэль Сома считает, что к соцсетям теперь нужно относится как к издателям, а значит, здесь важную роль играет Верховный суд США и пересмотр статьи 230. Либертарианец Арвин Вохра и демократ Роберт Патилло не считают, что при Байдене 230-ю статью ждет пересмотр. Паттилло не видит в этом смысла, потому что социальные сети вносят основной вклад в работу сенаторов и конгрессменов США.


Арвин Вохра же считает, что если в статью будут внесены какие-либо изменения, то они будут узко адаптированы, чтобы навредить конкурентам стартапов левых социальных сетей, а не для того, чтобы разобраться со злоупотреблениями со стороны Facebook или Twitter. В конце концов «надо убрать правительство из Twitter, это будет решением», считает Вохра. По мнению вице-президента Либертарианской партии, власти должны просто запретить «все политически предвзятые социальные медиагруппы, включая Facebook и Twitter».


Что же, вопрос регулирования свободы слова в социальных сетях законом уходит на второй план. И что тогда остается делать униженным и лишенным инструмента гласности сторонникам Трампа? Остается лишь использовать альтернативные социальные сети. Арвин Вохра предвещает, что многие люди перейдут на Mewe, Gab, и Telegram, а Facebook снова станет «свалкой для фотографий кошек и фото еды и постепенно перестанет быть местом для важных или значимых дискуссий». Такого же мнения придерживается Габриэль Сома, напоминая, что у Трампа 88 миллионов подписчиков и они привыкли видеть все, что он писал в Twitter.


Адвокат Роберт Патилло не отказывает никому в праве создавать свои платформы для выражения мнения. Это и есть, по его словам, настоящая свобода слова. «Вместо того, чтобы люди жаловались на то, как эти компании обращаются с ними, создайте свою компанию», — сказал сторонник демократов.



События первых дней января в США всколыхнули мировую общественность. Не приближают ли они новую реальность с интернет-цензурой и «цифровым концлагерем»? Российские политики и общественные деятели, с которым пообщался Daily Storm, склонны считать, что происходящее в США на рунете отразится в меньшей степени. Во-первых, из-за того, что российские политики, которые активно ведут свои аккаунты в соцсетях, не очень сильно влияют на мировую политику, а во-вторых, россияне уже сталкивались с актами цензуры в западных соцсетях.


Так, в мае 2020 года глава Чечни Рамзан Кадыров и ряд высших чиновников республики лишились своих страниц в Instagram при реализации очередного пакета американских санкций. После блокировки аккаунта Трампа Кадыров сказал, что теперь у них с пока еще действующим президентом США есть что-то общее, а «Всевышний восстановил справедливость».


«Вот относился бы он с уважением к демократии и правам человека, ничего такого, наверное, не произошло бы!» — заявил Кадыров, указывая на привычную позицию американских властей по отношению к России.


При этом подобных безапелляционных блокировок в российских соцсетях в ближайшее время нам ждать не стоит. В пресс-службах «ВКонтакте» и «Яндекса» Daily Storm пояснили, что блокируют аккаунты людей и организаций по определенным и вполне прозрачным критериям. Так, во «ВКонтакте» могут навечно забанить пользователя в случае размещения им в соцсети постов, которые находятся в списке запрещенных экстремистских материалов Минюста, а также за разжигание вражды. В пресс-службе «Яндекса» пояснили, что придерживаются таких же правил и банят аккаунты за явное нарушение законодательства РФ или по решению суда.


Очевидно, что в России уже утверждено подробное законодательство, регулирующее права и обязанности пользователей и соцсетей, на основании которого и принимаются решения о блокировке. Так объяснил отсутствие претензий к соцсетям в России член комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи депутат Госдумы Антон Горелкин. Он напомнил, что в России все претензии к постам в интернете рассматриваются в суде, поэтому даже несогласным с властью не стоит бояться «внезапных» банов.


«Возьмем блокировку ЖЖ Навального. Его заблокировали в свое время за конкретное нарушение закона. Позже были некоторые претензии к его роликам, но решения о блокировке всегда были по суду. Оппозиционеры потом свои выводы сделали. В российских соцсетях спокойно работают группы ФБК и других оппозиционеров и не подвергаются цензуре со стороны платформ и властей», — отметил Горелкин.


По словам политика, государство действует в правовом поле и «в России с нарушениями закона разбираются не неизвестные админы, а правоохранители». Горелкин оговорился, что закон предусматривает досудебные блокировки сайтов или аккаунтов, но этим не злоупотребляют, и он «не может вспомнить последнюю такую историю».


«При этом даже такую блокировку можно оспорить через суд», — напомнил депутат.



Россия сейчас старается вести «последовательную протекционистскую политику», которая должна обезопасить российский сегмент интернета «от зависимости от американского бигтеха и внешнего влияния», обратил внимание Горелкин. По его словам, благодаря новому закону о противодействии цензуре в интернете (позволяет штрафовать компании за цензурирование аккаунтов или постов российских пользователей) россияне могут чувствовать себя в большей безопасности, чем раньше. Этот же закон позволяет блокировать соцсети и ресурсы, которые последовательно занимаются цензурой, но «это крайняя мера, до которой не дойдет». Россия строит с крупными игроками диалог, а не ведет себя как разбойник, отметил парламентарий, намекая на США.


Блокировками и банами, считает он, нельзя ничего добиться в современном мире, потому что люди просто найдут себе новую площадку для общения и дискуссий. «Эти меры странные, не знаю, как еще [культурно] назвать. Невозможно сегодня при современных условиях интернета перекрыть кислород миллионам людей. Они уйдут в Telegram условный или еще куда-то. Это озлобляет население и ведет к поражению и последствиям», — уверен Горелкин.


Особый путь рунета — это в том числе и плюс для оппозиционно настроенных политиков и пользователей. Например, когда спецслужбам был неугоден мессенджер Telegram, его даже заблокировали по суду. Вот только работать в России он не прекратил ни на секунду. Роскомнадзор отчаянно пытался заблокировать детище Павла Дурова, но в итоге бросил эти попытки и летом 2020 года Telegram в Россию вернулся официально. Обходить блокировки научились не только программисты, но и рядовые пользователи, и госслужащие, и чиновники. Так же, как и искать альтернативы утерянным по различным причинам площадкам. Достаточно вспомнить массовую миграцию политически активных пользователей из «Живого журнала» и «ВКонтакте» в Telegram.


Медиаменеджер Кристина Потупчик уверена, что отлучение Дональда Трампа от ТВ-эфира и соцсетей на российской реальности «отразится примерно никак», потому что наши политики и провластные активисты «американским технологическим компаниям глубоко безразличны, хотя бы потому, что не оказывают на американскую внутреннюю политику никакого влияния».


«Обсуждать возможный бан Навального в рунете — еще более бессмысленная задача. Где его забанят? На RuTube и в «Одноклассниках»? Ну смешно же. В способности Роскомнадзора тоже не верится, Telegram они уже «успешно» заблокировали», — напомнила Потупчик.


Медиаменеджер уверена, что мы живем в эпоху наступившего киберпанка, в которой виртуальная реальность принадлежит корпорациям. «Пользовательские соглашения оказываются выше конституционных прав и свобод, а президент одной из крупнейших мировых держав может быть стерт с серверов каким-нибудь безымянным хипстером из Силиконовой долины. Делай тут выводы, не делай, но единственным выходом тут выступает хижина в лесу и прочий луддизм — но это, конечно, не выход», — сказала Потупчик.



В КПРФ в целом недоверчиво относятся к тому, что соцсетями, которые, по сути, превращаются в надгосударственные структуры, владеют частные лица. Зампред комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Ющенко отметил, что «произвол частных лавочек начался задолго до хороводов вокруг Трампа». Именно из-за этого, по мнению коммунистов, мы уже живем в реальности с цензурой.


«Я могу сказать, что наших людей цензурировали и блокировали раньше. Честно и открыто информировали о событиях в Донецке. И Facebook, и Twitter, и YouTube банили. Блокировали популярного у молодежи философа Александра Гельевича Дугина. Представители компартии, которые могут выразить позицию через YouTube, тоже не застрахованы. Ничего хорошего от этих монстров ждать нельзя. Они выросли и ведут надгосударственную политику, которая не поддается контролю», — заявил Ющенко.


Зампред московского отделения партии «Яблоко» Кирилл Гончаров, который активно ведет свой Telegram-канал, в свою очередь заявил, что частные компании имеют право на внутреннюю цензуру. Он одобряет блокировку аккаунтов трампистов. При этом Гончаров уверен, что в России сейчас и так любого политика при желании могут отлучить от средств коммуникации с аудиторией, а «репрессивные законы, которые были приняты в конце 2020 года, на несколько лет обезопасят российские власти. Кого захотят — того и забанят».


«Пропагандисты начнут рассказывать о цензуре, но это не так. Правом цензуры обладает только государство и государственные СМИ или компании. Трамп же может создать аккаунт на других площадках. Знаю парочку в России. «Одноклассники», например», — заявил собеседник Daily Storm.


Справедливости ради, стоит отметить, что в России есть своя — и достаточно длинная — история интернет-цензуры. Государство банило оппозиционные сайты «Грани.ру», «Каспаров.ру», «Спутник и Погром» и многие другие, преимущественно оппозиционные площадки. В активе российской интернет-цензуры есть и заблокированная соцсеть (не забываем и про двухгодичный «бан» Telegram) — это LinkedIn, самый популярный сервис в мире по поиску работы и размещению резюме. Важным нюансом является тот факт, что как раз из-за того, что некоторые важные ресурсы в России блокировались, по мнению многих представителей общественности безосновательно, россияне научились обходить блокировки с помощью VPN, а программисты репрессированных сервисов раскидывают зеркала своих сайтов по всем уголкам интернета так, что найти их при желании не составляет особого труда.



Когда соцсети только появились, они стали глотком свободы. Люди сами выбирали, с кем им общаться, кого читать, с кем объединяться по интересам. Позднее на эти площадки пришли политика и политики. С помощью соцсетей выигрывали выборы, координировали митинги, беспорядки и восстания, а перевороты в Тунисе и Египте начала 2010-х официально называют «Twitter-революциями». Призывы к беспорядкам и волнениям тогда особо не волновали Twitter и Facebook, ведь «свобода слова важнее». Но когда дело коснулось США, оказалось, что все люди равны, но есть те, кто равнее других.


Российские политики уверены, что наш интернет будет жить, как и жил. С одной стороны, потому что он и так уже достаточно придушен, а с другой — потому, что несмотря на законы, российские ведомства не всегда способны эффективно выполнить функцию цензоров. И пока можно сделать вывод: если в России не начнется восстание, то можно спокойно быть мамкиным оппозиционером, ругать власть, сидя во «ВКонтакте» и Telegram, и не бояться, что ваш аккаунт удалит модератор.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...