St
Президентские дебаты в США — Китай и коронавирус оказались важнее России
Места для российско-американских отношений в дискуссии между кандидатами на пост вице-президента США почти не нашлось Коллаж: © Daily Storm

Президентские дебаты в США — Китай и коронавирус оказались важнее России

Места для российско-американских отношений в дискуссии между кандидатами на пост вице-президента США почти не нашлось

Коллаж: © Daily Storm

В США прошли вторые дебаты президентской кампании — 2020. После скандального старта, заданного Трампом и Джо Байденом, дискуссия между кандидатами на пост второго человека в Америке должна была исправить ситуацию. Мы в Daily Storm посмотрели, удалось ли это Майку Пенсу и Камале Харрис. Именно ее многие называют истинным кандидатом на президентский пост при престарелом Байдене.


Когда вторые главнее первых, или Почему важны дебаты кандидатов на пост вице-президента?


После объявления о болезни Дональда Трампа стало очевидно, что продолжения дебатов с его участием ждать не приходится. Поэтому рупорами идей Трампа и Байдена станут вице-президент Пенс и Харрис.


Если Трампу явно будет не хватать возможности явить себя избирателям, то его противник, скорее всего, вздохнул с облегчением. Оправдываться за поддержку военных кампаний, обернувшихся гибелью тысяч американцев и сотен тысяч мирных жителей, придется не Байдену, который возглавлял профильный комитет Сената и агитировал за вторжение в Ирак, а Харрис. Ей же придется объяснять, как принять «Новый Зеленый курс» (The Green New Deal) и сохранить рабочие места «простых американцев».


Но даже если бы Дональд Трамп и не заболел коронавирусом и не выбыл на время из игры, вице-президентские дебаты привлекли бы не меньше внимания. Все дело в личности Камалы Харрис, которую многие видят реальным кандидатом при престарелом Байдене. Настолько, что в американских СМИ ее называют heir apparent — очевидным наследником поста президента.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Камала Харрис
Камала Харрис Фото: © Global Look Press / Lawrence Jackson

Коронавирус, рабочие места и изменения климата


Первым вопросом 90-минутного диалога стал коронавирус и борьба с ним. Вместо рассказов о планах по борьбе с пандемией, конгрессвумен предпочла давить на эмоции и обвинить Трампа в преуменьшении угрозы COVID-19, а закончила обещанием бесплатной вакцины. Пенс назвал план Байдена плагиатом. Потом напомнил, что в ответ на попытки Трампа закрыть США для контактов с Китаем, чтобы избежать нынешней пандемии, именно демократы и Харрис обвинили президента в расизме.


Отвечая на вопрос о волне безработицы, связанной с пандемией, которая перечеркнула все достижения нынешней администрации, Харрис настаивала, что импульс экономике придадут финансирование инфраструктурных проектов и «Нового Зеленого курса». Ответы Пенса на вопрос, верит ли он в изменения климата, вряд ли порадовали бы «зеленых» — он предпочел вновь говорить, что на практике The Green New Deal обойдется американцам в два триллиона долларов и новые налоги. Напомнил и о конкретных достижениях команды Трампа. Они обеспечили американским семьям до 2000 долларов экономии на налогах, рост доходов среднего домохозяйства на 4000. Упомянул он и о мерах, которые позволили сохранить 11,6 миллиона рабочих мест в период пандемии. А среди мер по поддержке экономики вице-президент назвал отмену ограничений на добычу ископаемого топлива и добычу сланцевой нефти.


Американо-китайское противостояние


Переход к международной политике начался со спора о том, кто проиграл торговую войну с Китаем. Харрис обвинила нынешнюю администрацию в неспособности вести дела с Пекином, что стоило 300 тысяч рабочих мест и миллиардов американским фермерам. Пенс парировал, назвав Байдена «чирлидером» Китая, который и не пытался отстаивать интересы США перед КНР, и указал, что меры нынешней администрации обеспечили создание 500 тысяч новых рабочих мест.


Майк Пенс
Майк Пенс Фото: © Global Look Press /Alex Edelman

Россия, НАТО и американское лидерство


Здесь все было предсказуемо — Харрис обвиняла Трампа в том, что он рассорил США с традиционными союзниками, вышел из ядерной сделки с Ираном и потакает диктаторам во всем мире. Это был первый и единственный эпизод дебатов, когда всплыло имя «Россия». Харрис повторила уже отыгранную пластинку о вмешательстве РФ в американские выборы в 2016-м и планах сделать это снова в 2020-м. Тут следует оговориться — в отличие от российских политиков, отрицающих сам факт, говоря о вмешательстве, американцы дискутируют не о том, были ли попытки спецслужб РФ провести «активные мероприятия», а о том, были ли они успешными, знал ли о них Трамп и попустительствовал ли он им?


Пенс демонстративно проигнорировал российскую тему. Причина очевидна — за четыре года демократам так и не удалось доказать свои обвинения, а буквально накануне дебатов Трамп подписал указ, рассекретивший все материалы расследования о «русском вмешательстве». Вместо этого вице-президент предпочел напомнить об успехах в борьбе с ИГИЛ и ликвидации главы Корпуса стражей исламской революции Сулеймани — главного организатора террора на Ближнем Востоке, сделавшей для безопасности гораздо больше, чем любые сделки с режимом аятоллы.


Россия не интересна американцам?


И да, и нет. Предвыборные дебаты рассчитаны на максимально широкую аудиторию американцев. А ей малоинтересны события за пределами США. Исключения — когда эти события вызывают рост цен на бензин, вынуждают отправлять войска за океан или отражаются на внутриамериканских событиях.

Вне этих дебатов российская тема поднималась всеми участниками предвыборной гонки. Главное, в чем расходятся два лагеря, — вопрос о российском вмешательстве в выборы. Республиканцы изначально отрицали факт успешного влияния спецслужб России на процесс избрания Трампа, а демократы придерживаются этой версии до конца.


На заседании спецкомитета Сената по разведке в январе 2018-го Харрис прямо обвинила РФ в нападении на США: «Я думаю, нам всем ясно, что Россия напала на нашу страну во время выборов 2016 года и что они продолжают атаковать нас сегодня. Россия напала не только на одну из наших самых священных демократических ценностей — свободные и справедливые выборы, но также, я считаю, на нашу саму американскую идентичность. Они манипулировали нами, и они — противники, они спровоцировали нас и они пытались настроить нас друг против друга». Сегодня позиция ее ничем не изменилась.


Рассуждая о противостоянии наших стран на международной арене, Джо Байден неоднократно говорил об опасности, которую представляет возможность России манипулировать энергетическими рынками: «Кремль не только использует энергоресурсы для принуждения своих соседей, но и умеет использовать энергетические сделки для завоевания влияния на европейских политических и деловых лидеров».


Кандидат на пост президента США Джо Байден
Кандидат на пост президента США Джо Байден Фото: © Democratic National Convention

Республиканец Пенс также менее всего похож на большого поклонника России. Еще в 2017 году, выступая на встрече стран Балтии, вице-президент США назвал Россию непредсказуемым и агрессивным соседом прибалтийских стран и подчеркнул верность Америки обязательствам перед НАТО. А в 2019-м повторил оценку действий РФ в Грузии и на Украине, назвав их агрессией и оккупацией. Означает ли, что в случае победы Байдена и Харрис нас ждет заморозка отношений с США на грани разрыва? Вовсе нет. Как не означает и то, что в случае победы Трампа с России будут сняты санкции. Трамп и его администрация, не смотря на хвалебные слова в адрес Путина, вводили новые и не отменяли прежние санкции. А Байден при всех заявлениях о противоречии интересов России и США, признает, что в любом случае Вашингтон должен держать открытыми каналы связи с Москвой как это повелось еще со времен 1-й Холодной войны. «Как две ядерные сверхдержавы с военными активами, развернутыми в непосредственной близости во многих разных частях земного шара, Соединенные Штаты и Россия несут взаимное обязательство по поддержанию стратегической стабильности».


«Афроамериканоазиатка» из касты браминов и потомок рабовладельцев


Кто такая Камала Деви Харрис? Она родилась 20 октября 1964 года в Калифорнии. Дочь иммигрантов с Ямайки и из Индии, высшее образование в области политологии и экономики она получила в университете Ховард, в Вашингтоне, а магистерскую диссертацию по юриспруденции защищала в Беркли.


С 1990 года Харрис работала в прокуратуре округа Аламида в Окленде. В 2003 году выиграла выборы на пост окружного прокурора Сан-Франциско. Годы прокурорства Харрис отмечены ростом числа обвинительных приговоров в городе с 52% до 67%, конфликтами с правозащитниками и полицейскими. В 2004-м ей устроили обструкцию на похоронах полицейского Айзека Эспинозы — Харрис отказалась добиваться смертного приговора для убийцы копа. В 2010-м Камала выиграла выборы на должность прокурора Калифорнии. Противники Харрис прямо обвиняли ее в том, что на этом посту она искусственно препятствовала условно-досрочному освобождению заключенных, стремясь обеспечить тюрьмы штата рабочей силой для тушения пожаров. 


Большую роль в карьере Харрис сыграл роман с политиком Вилли Брауном, который был старше ее на 30 лет. Cпикер законодательного собрания штата, Браун лоббировал назначение Харрис в Калифорнийский апелляционный совет по страхованию от безработицы и Комиссию по медпомощи. Эти должности приносили Харрис дополнительные 80 000 долларов в год.


Харрис стала первой темнокожей, баллотирующийся на пост вице-президента от одной из ведущих партий США. Однако, несмотря на то что она любит подчеркивать свою принадлежность к «угнетенному» меньшинству, корни ее вполне «элитарные».


По материнской линии она происходит из высшей индуистской касты брахманов. Ее дед П.В. Гопалан, которого Камала описывает как борца за независимость, служил чиновником в британской колониальной администрации, а после провозглашения независимости Индии занял очень высокую административную должность совместного секретаря правительства.


C предками по отцовской линии все еще интереснее. Отец Харрис — иммигрант с Ямайки Дональд Харрис, чьи корни восходят к Гамильтону Брауну — ямайскому плантатору и... рабовладельцу. Кстати, среди рабов предка нынешней кандидатки на пост вице-президента США были не только чернокожие.



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...