St
Путь длиною в четверть века. Взлеты и падения КПРФ
14 февраля 2018 года КПРФ исполняется 25 лет. «Шторм» разобрался в истории партии и ее месте в современной России Фото: © GLOBAL LOOK press/Anton Belitsky

Путь длиною в четверть века. Взлеты и падения КПРФ

14 февраля 2018 года КПРФ исполняется 25 лет. «Шторм» разобрался в истории партии и ее месте в современной России

Фото: © GLOBAL LOOK press/Anton Belitsky

О КПРФ в российском общественно-политическом поле не знает только ленивый обыватель, который вообще никаким образом не интересуется происходящими вокруг процессами. Партия — правопреемник не только КПСС, но и РСДРП (год основания – март 1898-го), своих отцов и дедов — основателей. Стратегическая цель КПРФ — построение в России обновленного социализма, социализма XXI века. Именно так прописано в ее программе.


Ровно 25 лет назад, 13-14 февраля 1993-го года на II чрезвычайном съезде коммунистов России КПРФ была образована как восстановленная Коммунистическая партия РСФСР. Ранее ее деятельность была сначала приостановлена (23 августа 1991-го), а далее и вовсе запрещена (6 ноября 1991-го) указом президента РСФСР Бориса Ельцина на территории страны. Центральные органы партии были распущены, а имущество передано государству.


В октябре 1992 года партию удалось восстановить на основе местных партийных отделений. Тогда еще мало кому известный секретарь ЦК КП РСФСР по идеологии Геннадий Зюганов, глава Компартии РСФСР Валентин Купцов и представитель КПСС в Конституционном суде Виктор Зоркальцев ценой неимоверных усилий выбили себе право на существование.


Вообще, весь период 90-х годов ознаменовался ярой антикоммунистической борьбой бывшего партийного функционера КПСС и нового президента новой России Бориса Ельцина с КПРФ и ее лидером Геннадием Зюгановым. Ненависть Ельцина к коммунистам была на каком-то генном уровне, всеми мыслимыми и немыслимыми способами глава государства пытался избавиться от атрибутов признанной даже Западом великой Советской державы.


Стоило КПРФ восстановиться и приступить к наращиванию сил, ровно через год случился так называемый черный октябрь 1993-го. Конституционный кризис привел к противостоянию двух политических сил и массовым столкновениям в столице России – Москве. По одну сторону баррикад — президент РФ Борис Ельцин, глава правительства Виктор Черномырдин, по другую — первый и последний вице-президент РФ Александр Руцкой, последний председатель Верховного Совета РФ Руслан Хасбулатов, представители КПРФ и Фронт национального спасения, в который входили многочисленные представители народно-патриотических сил России.


Не вдаваясь в подробности происходивших тогда событий, которым можно посвятить отдельную статью, стоит отметить, что страна стояла на пороге гражданской войны. По самым скромным оценкам, в ходе вооруженных столкновений и действий военнослужащих погибли более 150 человек и около 500 получили ранения. Конфликт закончился расстрелом здания Верховного Совета, единоличной победой Бориса Ельцина и фактически уничтожением последних признаков советской власти.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Фото: © GLOBAL LOOK press
Фото: © GLOBAL LOOK press

Призрак коммунизма бродит по России


После событий начала октября 1993 года Борис Ельцин снова приостановил деятельность КПРФ. На этот раз ненадолго – всего на 17 дней. Однако тем самым он четко дал понять, что коммунистов жаловать не собирается.


«Под воздействием СМИ был развернут жуткий антикоммунизм, в том числе и на бытовом уровне, — рассказал «Шторму» главный политический советник председателя ЦК КПРФ Вячеслав Тетекин. — В те годы сказать о том, что ты являешься членом КПРФ, или открыть в метро газету «Правда» было актом гражданского мужества. У людей застряло в мозгах, что все беды заключаются в том, что коммунисты неверно управляли нашей страной в течение 70 лет».


Главной задачей, стоящей перед партией в 90-е годы, было выживание и, бесспорно, приход к власти, пока еще возможно было изменить губительный, с точки зрения коммунистов, курс страны. Для этого КПРФ была вынуждена участвовать в правовом поле — россияне и населявшие страну другие народы и национальности были не готовы к очередным потрясениям.


Геннадий Зюганов и КПРФ принимали участие во всех выборах в Государственную думу. Данный шаг выгодно отличал их от других, менее известных и крупных партий коммунистического толка – будь то Российская рабочая коммунистическая партия (основанная 23 ноября 1991 года) или Российская партия коммунистов (14 декабря 1991 года). 


Именно участие, а не бойкот, в выборах в первый российский парламент позволил партии сохранить лицо, бренд и ядерный электорат коммунистов и советских патриотов. В массовом сознании коммунистическая партия в стране была одна — КПРФ.


«Был шанс, что на волне перипетий 90-х годов часть населения, которое симпатизировало Советскому Союзу, будет раздроблена между другими политическими силами. Так произошло во многих посткоммунистических странах, — отмечает директор центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ, политолог Павел Салин. — Коммунисты из КПРФ смогли на себе этот электорат замкнуть. До конца 90-х годов карьера партии шла по восходящей траектории».


На первых выборах в Госдуму 12 декабря 1993 года КПРФ была единственной партией, представляющей коммунистическую идеологию. 12,40% голосов, 42 депутата, включая 10 одномандатников. Впоследствии во фракцию КПРФ перешло еще несколько депутатов из других политических объединений. Благодаря действиям депутатов Компартии были амнистированы члены ГКЧП и участники событий «черного октября». 


Трижды партия голосовала за недоверие правительству Черномырдина и пыталась начать процедуру импичмента президента, однако Думе не удалось набрать необходимых 226 голосов.


На выборах в Госдуму второго созыва в 1995 году КПРФ удалось заручиться поддержкой уже 22,30% избирателей и получить 99 мест в Думе. Еще 58 депутатов прошли по одномандатным округам. Совместно с союзниками из партии «Народовластие» и Агропромышленной группы коммунистам удалось сформировать самую большую оппозиционную коалицию за всю историю российского парламента — 215 депутатов. Большинство, но не конституционное, без блокирующего количества депутатов, как часто утверждают эксперты и многие СМИ.


Фото: © flickr/Artem Pitkevich

Мог ли взять реванш Зюганов?


1996 год — для многих левых и особенно проправительственных экспертов является Рубиконом, который мог перейти Геннадий Зюганов. Главный коммунист страны бросил жребий, а вслед за ним перчатку своему непримиримому идеологическому противнику — президенту Ельцину.


Страна находилась в условиях социально-экономического коллапса. Борис Ельцин терял поддержку в обществе из-за непопулярных экономических реформ, гражданской войны в Чечне (хотя сама власть предпочитала называть ее «мерами по поддержанию конституционного порядка») и скандалов, связанных с коррупцией приближенных к Ельцину лиц.


Рейтинг в 8-9%, а то и меньше, очевидно не способствовал переизбранию Бориса Ельцина на второй срок. Его здоровье также давало слабину, россияне уже не видели в Борисе Николаевиче настоящего лидера страны, а потому обратили свой взор на более крепкого и живого председателя ЦК КПРФ Геннадия Зюганова.


В марте 1996 года после давления КПРФ Госдума приняла постановления о признании недействительным Беловежского соглашения в части прекращения существования СССР. В ответ президент Ельцин поручил подготовить указы о роспуске Думы, о переносе выборов президента и о запрете КПРФ.


После долгих переговоров со своими сторонниками Ельцин отказался от столь радикальных мер. Однако последующая борьба кандидатов практически не на жизнь, а на смерть впервые в истории России привела ко второму туру президентских выборов. Ценой неимоверных усилий и при поддержке олигархов и предпринимателей президенту Ельцину удалось заручиться в первом туре поддержкой 35,28% избирателей, в то время как лидеру широких народно-патриотических сил и главному коммунисту страны Геннадию Зюганову удалось получить 24,22% голосов.


Второй тур, как все прекрасно знают, оставил победу за Ельциным. Ему не помешал даже скандал с «коробкой из-под ксерокса», когда спецслужбы задержали двух активистов предвыборного штаба Ельцина — Аркадия Евстафьева (ныне владельца «Саратовских авиалиний») и Сергея Лисовского (ныне члена Совета Федерации) — при попытке вынести из дома правительства бюджетные деньги для финансирования кампании «Голосуй или проиграешь».


53,82% за Ельцина против 40,31% за Зюганова. Во многом исход выборов решили те самые голоса популярного в народе генерала Лебедя, которые тот отдал Борису Ельцину, призвав своих сторонников (14,52% в первом туре) голосовать за действующего президента.


В публичных дискуссиях результаты выборов подвергаются сомнению. Впервые на государственном уровне о том, что во втором туре победил Зюганов, заявил президент России Дмитрий Медведев на встрече с внесистемной оппозицией 20 февраля 2012 года. О деталях разговора главы государства с оппозиционерами журналистам тогда поведал известный политик Сергей Бабурин, который в этот раз, к слову, сам идет на выборы президента.


«КПРФ в 90-е годы упустила момент, когда она могла стать правящей партией. Я имею в виду 1996 год, — поделился со «Штормом» своим мнением политолог Дмитрий Журавлев. — Правы они были или нет… но я понимаю, почему они тогда не пошли на обострение — это могло привести к гражданской войне. Но верен ли был этот выбор — это вопрос. Не к Зюганову, а в принципе».


Зюганов 1997 г.
Зюганов 1997 г. Фото: © GLOBAL LOOK press/

Упущенный момент


Так или иначе, дискуссии о победе в выборах 1996 года имеют скорее конспирологический характер. Есть официальные результаты, все остальное — домыслы, слухи и предположения. Документы, которые позволили бы пересчитать голоса, были уничтожены, а сами слухи о победе Зюганова появились только в 2000 году, спустя четыре года после выборов президента.


Источник «Шторма» в руководстве КПРФ на условиях анонимности рассказал, что как бы Зюганову ни пытались приписать победу на тех выборах — по факту ее не было. Ну и инсинуации на тему гражданской войны опровергаются простой логикой.


КПРФ не могла пойти на такой серьезный шаг потому, что она неминуемо потерпела бы в ней поражение: у коммунистов не было опоры в центре и городах-миллионниках (они оказались на стороне Ельцина) и не было опоры в армии. Поддержка Зюганова — простые люди из сел, деревень и аграрных регионов.


Единственный момент, когда партия действительно могла прийти к власти, был упущен, но только спустя несколько лет — в момент утверждения Госдумой назначения на пост председателя правительства РФ Владимира Путина.


Перед этим дважды отклоненный коммунистами (и только на третий раз ставший премьером) Сергей Кириенко довел страну до дефолта-1998. Отправив его в отставку, Ельцин пытался протащить Черномырдина, которого дважды не приняла КПРФ. После чего президент был вынужден поставить во главе правительства РФ уважаемого коммунистами и многими патриотами Евгения Примакова. 


Совместно с новым председателем Центробанка России Виктором Геращенко и новым первым зампредом правительства коммунистом Юрием Маслюковым новой команде удалось отодвинуть страну от экономической пропасти, к которой ее привели либеральные реформы.


Возросшая популярность Примакова, а вслед за ней и популярность КПРФ, которая сумела протащить так называемое правительство народного доверия, заставила Ельцина отправить сильного премьера в отставку. Министерская чехарда, как ее тогда прозвали в СМИ, завершилась недолгим пребыванием экс-министра МВД Сергея Степашина на посту премьера и после него — утверждением на этом посту малоизвестного директора ФСБ Владимира Путина.


При необходимом минимуме в 226 депутатских голосов новый премьер был утвержден 232 голосами 16 августа 1999 года. Дезориентировавшаяся КПРФ отдала за Владимира Путина семь лишних голосов. В условиях приближающихся выборов президента Компартия, считает наш собеседник, могла пойти ва-банк — не утвердить Путина на посту премьера все три полагающихся по процедурам раза и попробовать снова протащить своего премьера. Однако этого не случилось. В противном случае, мы имели бы совсем другую историю.


Еще один упущенный момент произошел несколько ранее. Летом 1998 года КПРФ начала процедуру отрешения президента Ельцина от должности. В вину главе государства коммунисты и их союзники ставили Беловежские соглашения и развал СССР, расстрел Верховного совета и государственный переворот в 1993, войну в Чечне, разрушение армии, а также геноцид российского народа (по официальным данным его естественная убыль за период с 1992 по 1998 годы составила 4,2 миллиона человек).


Ни по одному из пунктов КПРФ не удалось набрать необходимых 300 голосов для принятия решения Госдумой о начале импичмента. За обвинение в развале СССР проголосовало 239 депутатов, за обвинение в событиях 1993 года — 263, за обвинение в развале армии — 241, за обвинение в войне в Чечне — 283, за обвинение в геноциде — 238.


Евгений Примаков
Евгений Примаков

Красный мастодонт в эпоху патриотизма


В нулевые годы после удачной операции «преемник» и с приходом к руководству страной Владимира Путина Компартия заметно просела. Новый президент был антиподом своего предшественника и быстро заручился массовой поддержкой среди общества.


Из года в год КПРФ стала показывать более слабые результаты на выборах в Госдуму, чем было ранее. С 24,29% голосов на выборах в Государственную думу третьего созыва (2000-2003 гг.) электоральные возможности партии угасли до 13,34% голосов, полученных на выборах седьмого созыва (2016-2021 гг.). Исключение составляют разве что выборы 2011 года - тогда на волне протестного голосования Компартии удалось замкнуть на себе 19,19% голосов.


Причины, которые кроются за таким, казалось бы, серьезным проседанием, в целом можно охарактеризовать следующим образом. Кремль взял на вооружение патриотическую повестку, выбив почву из под ног КПРФ, стал заигрывать с советским электоратом; за счет нефтяных доходов жизнь в стране, относительно 90-х, начала улучшаться.


Несмотря на это КПРФ продолжала представлять в глазах властей определенную опасность. История России последних ста с лишним лет показала, что в случае обострения социально-экономической обстановки в стране на передовую борьбы за власть выходят коммунисты и другие разнообразные левые.


Чтобы партия не расслаблялась, против нее были направлены разнообразные политтехнологические приемы — от древнеримского постулата «разделяй и властвуй» до прямой дискредитации в СМИ путем государственной пропаганды.


Несмотря на подковерную борьбу власть имущих против коммунистов, нельзя отрицать и внутренние проблемы КПРФ. Расколы и борьба внутрипартийных элит, которые сопровождали партию всю ее постсоветскую историю, не всегда были инициированы режимом, но часто играли ему на руку.


Пароходный съезд 2004 года — Зюганова попытались сместить его соратники под руководством группы известных партийцев: секретарь ЦК КПРФ и губернатор Ивановской области Владимир Тихонов, первый зам Зюганова Сергей Потапов и зампред Госдумы от фракции КПРФ Геннадий Семигин.


Раскол не удался, Минюст признал альтернативный съезд нелегитимным, а группа коммунистов была изгнана из КПРФ. Эксперты и коммунисты придерживаются разных мнений относительно этого события: одни говорят, что раскол был затеян администрацией президента, другие — проспонсирован бизнесменом Семигиным, который хотел отобрать власть у Геннадия Зюганова.


Примечательно, что тогда на стороне Геннадия Зюганова выступил лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский. В своем заявлении он назвал действия против КПРФ «грязными формами черного политического PR», «административным куражом и издевательством над миллионами избирателей».


Геннадий Семигин
Геннадий Семигин Фото: © GLOBAL LOOK press/Vasilii Smirnov

После 2004 года КПРФ пережила еще несколько внутрипартийных кризисов, по итогам которых из партии были выведены или ушли самостоятельно активисты Москвы, Санкт-Петербурга и некоторых других региональных отделений. На основе покинувших партию коммунистов были созданы такие образования, как «Коммунисты России» Максима Сурайкина, Объединенная коммунистическая партия (ОКП) и некоторые другие более мелкие структуры.


В те же годы руководство КПРФ обвиняли в связях с опальными олигархами — Борисом Березовским и Михаилом Ходорковским. Если с первым информацию официально подтвердить так и не удалось — были слухи, сплетни, невнятные объяснения самого Березовского. То второй, по всей видимости, принимал какое-то время участие в финансировании Компартии. Во всяком случае, ходили и такие слухи, основанные на том факте, что акционер ЮКОСа Сергей Муравленко в 2003 году был избран в Госдуму по спискам КПРФ. Да и бывший советник правления «ЮКОС – Москва» Алексей Кондауров тоже шел в депутаты по спискам Компартии.


Пытались отобрать последние голоса у КПРФ и другими способами. Партия «Родина» должна была переманить на себя консервативно-патриотический электорат, но неожиданно для администрации стала набирать силу и проект был ликвидирован.


Венцом творения администрации президента стало появление «Справедливой России», которая должна была стать второй ногой власти, ее опорой слева. Но и с этим политическим образованием ничего не вышло — на последних выборах в Госдуму эсеры едва преодолели пятипроцентный барьер, а на выборах президента и вовсе поддержали кандидатуру действующего президента Владимира Путина.



Эксперты полагают, что многие проблемы, которые переживала КПРФ за последние годы, кроются в отсутствии серьезного кадрового омоложения партии. 


«Ошибка КПРФ в том, что вовремя не произошло ее обновление. Они могли бы сейчас стать бенефициаром изменения политической ситуации. Хорошо бы выступили на выборах 2016 года и имели бы сейчас очень хорошие перспективы», — уверен политолог Павел Салин.


«То, что КПРФ — первая партия оппозиции — это ее заслуга, — убежден политолог Дмитрий Журавлев. — Тот факт, что она не смогла стать правящей партией, — это ее слабая сторона. В любом случае наличие на протяжении 25 лет в России партии, сравнимой с правящей, — это всегда хорошо. При стабильной системе у коммунистов есть свое место — это и никакое другое. Крупнейшая партия оппозиции. В этом спектакле все роли распределены».


Говоря о распределении ролей в политическом спектакле, Компартию критикуют и левые активисты из других организаций. Так, ранее сотрудничавшая с КПРФ и бывшая депутатом Госдумы II созыва от этой партии секретарь ЦК ОКП Дарья Митина считает, что КПРФ сегодня — это колосс на глиняных ногах.


По мнению Митиной, до начала нулевых КПРФ занимала незыблемую нишу в левом движении и реально боролась за власть. Но после прихода к власти Путина она начала перерождаться и «превратилась в изнанку самой себя».


«Ситуации, где Зюганов критикует лично Путина, можно пересчитать по пальцам одной руки. КПРФ мешает развитию левого движения, никакой конкуренции на левом поле нет — о чем тут говорить, учитывая парламентские возможности КПРФ», — сокрушается секретарь ЦК ОКП Дарья Митина. Правда, при этом она предпочитает не вспоминать, что в 1999-м была одним из немногих депутатов фракции КПРФ, поддержавших кандидатуру Владимира Путина на посту премьер-министра.


Секретарь ЦК РКРП-КПСС и ЦК РОТ ФРОНТ по работе с молодежью Александр Батов идет дальше и обвиняет Компартию в работе на режим. Цель руководства КПРФ, по мнению Батова, — «служить средством выпуска пара в свисток. На протяжении всей четверти века КПРФ занималась демобилизацией трудящихся. Ее закономерный финал — это собственное ослабление и превращение в марионетку буржуазного класса, а ее вина — рост фашистских, мракобесных, клерикальных настроений в обществе. Частности, которые партия делает для народа как благотворитель, — они меркнут перед фундаментальным пороком: КПРФ не мобилизует трудящихся на борьбу».



КПРФ спустя 25 лет


По оценкам партийных руководителей, кто бы что ни говорил о Коммунистической партии Российской Федерации — она все еще имеет серьезный потенциал для развития и шагает в ногу с временем. 


Учтя ошибки своих предшественников, КПРФ отказалась от монополии на идеологию. Среди ее членов есть много верующих людей, монополия на государственную форму собственности — также под табу: развитие и поддержка малого и среднего бизнеса являются одним из основополагающих пунктов партийной программы.


«Мы не только сохранили себя, но и заявили о себе как о партии нового типа, — рассказала «Шторму» руководитель аппарата фракции КПРФ в ГД РФ, депутат Госдумы II-V созывов Нина Останина. — Мы приняли вызов XXI века, ответили на него. Мы поняли, что необходимы перемены, смогли пересмотреть свою программу. Да, иногда нам не хватало воли признать наши ошибки. Это и есть главная ошибка. Наши партийные газеты в той или иной степени рассчитаны только на самих партийцев. Думаю, что и в молодежной политике мы отстали в понимании того, чем можно привлечь молодых людей. Интернет и соцсети — совершенно отдельное поле, иная адресная группа. Если у нас либералы выиграли на московских выборах при помощи соцсетей — мы тоже должны отдавать себе в этом отчет». 


Главный политический советник председателя ЦК КПРФ Вячеслав Тетекин в свою очередь отмечает, что переход из состояния правящей партии в партию оппозиционную — процесс непростой. Тот факт, что в условиях краха СССР и проводимой властью либеральной политики вообще удалось воссоздать партию — уже огромное достижение.


Выводы, которые сделали коммунисты из поражения КПСС, — отход от догматизма и недопущение засилья бюрократии. В противном случае партию ждет неминуемая гибель. 


На вопрос «Шторма» о проблемах внутри партии главный политсоветник Зюганова ответил, что публично коммунисты их не обсуждают, решают в собственной среде. Однако все же поделился некоторыми мыслями по этому поводу.


«Склонность к формальной стороне партийной работы — проведение различных конференций, симпозиумов, заседаний бюро — все это довлеет. Здесь мы должны изучать опыт не столько наших товарищей из КПСС, сколько наших предшественников из РСДРП, — уверен Вячеслав Тетекин. — Нам нужно в эту сторону смотреть, как нужно лучше работать с массами, улавливать их настроения. Возможности для совершенствования нашей работы есть, и они немалые».


В перспективах КПРФ уверены и некоторые эксперты. Директор центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ, политолог Павел Салин считает, что у коммунистов все-таки еще есть серьезный потенциал, есть организационные структуры по всей стране и сильные региональные отделения. Единственную проблему партии он видит в несменяемой много лет «верхушке».


А директор Института региональных проблема Дмитрий Журавлев убежден, что само существование КПРФ в политическом поле страны — это уже большая данность и необходимость для устойчивости системы. Хуже было бы, если бы ее вообще не было.


В сухом остатке и без эмоций - в девяностые годы партии удалось не только выжить, но и парламентским путем отстоять социальные завоевания Советского союза: бесплатное образование, медицина, пенсионная система. 


«Красный пояс» губернаторов-коммунистов немного затянулся, однако два региона, Иркутскую и Орловскую области, представляют именно члены Компартии: первый секретарь Иркутского обкома КПРФ Сергей Левченко, победивший в 2015 году на выборах во втором туре действующего тогда главу региона Сергея Ерощенко, и экс-руководитель фракции КПРФ в Мосгордуме Андрей Клычков. Крупный город-миллионник Новосибирск также довольно успешно управляется победившим на выборах в 2014 году коммунистом Анатолием Локотем.


По итогам региональных выборов 2017 года КПРФ подтвердила свой статус главной оппозиционной силы страны. Выступая перед журналистами через несколько дней после обнародования результатов и подсчета голосов первый зампред ЦК КПРФ Иван Мельников сообщил следующую информацию.


«Если брать расклад по всем мандатам, которые разыгрывались на всех уровнях в единый день голосования, то КПРФ завоевала 1607, «Справедливая Россия» – 898, ЛДПР – 735. В разрезе региональных законодательных собраний соответственно: 24, 14 и 10. По административным центрам: 45, 20 и 22. В муниципальных районах: 470, 208 и 218. По городам и селам: 1032, 641 и 470. Таким образом, интегрально можно сказать, что КПРФ набирает столько, сколько две другие парламентские партии в сумме», – сказал Иван Мельников.


Так или иначе, в ближайшие годы Компартию ждут серьезные судьбоносные повороты. Грядущие выборы президента Российской Федерации покажут поддержку и потенциал коммунистов, обнаружат задатки для обновления в будущем. Развитие любой партии — естественный и закономерный процесс. Здесь, как говорится, либо пан, либо пропал.




Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...