St
«Путин — не Брежнев». Кому больше выгодна встреча президентов России и США?
Переговоры российского и американского лидеров пройдут в стране, с которой начиналась разрядка напряженности отношений между государствами

«Путин — не Брежнев». Кому больше выгодна встреча президентов России и США?

Переговоры российского и американского лидеров пройдут в стране, с которой начиналась разрядка напряженности отношений между государствами

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

Хельсинки — роковой город для российско-американских отношений. Именно тут в 1975 году глава СССР Леонид Брежнев подписал заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, с которого началась разрядка первого серьезного противостояния Москвы и Запада, а также масштабное ядерное разоружение. А в 1997 году состоялась встреча первого президента России Бориса Ельцина и президента США Билла Клинтона, после чего Россия закрыла глаза на расширение НАТО на Восток. Именно в Хельсинки 16 июля состоится саммит с участием Владимира Путина и Дональда Трампа. Впрочем, как объяснил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, это место просто удобно главам государств с точки зрения логистики.


Эксперты также призывают не искать исторических аналогий, связанных с местом саммита, называя Финляндию идеально политически нейтральной страной. В то же время они считают, что встреча не состоялась бы, если бы стороны не увидели для себя компромисса по предложенным к обсуждению вопросам. О том, что может стать предметом переговоров, отчасти уже обозначила встреча помощника Трампа по национальной безопасности Джона Болтона, который на этой неделе посетил Москву и встретился с Владимиром Путиным. Как говорилось на сайте Кремля, стороны обсудили перспективы развития российско-американских отношений, тему разоружения, сирийский и украинский кризисы, ситуацию на Корейском полуострове.


Сам Болтон на пресс-конференции, посвященной визиту в Кремль, заявил, что США могут предложить России возвращение в G7, а может — и обсудить вмешательство в президентские выборы. При этом американец также осторожно заметил, что на саммите в Хельсинки могут быть достигнуты конкретные договоренности, а с другой стороны — никаких договоренностей США от этих переговоров не ждут.  


Чего, наверное, нельзя сказать о российской стороне, которая, по сути, последние полгода призывала Дональда Трампа к такому тесному общению. В последний раз о необходимости восстановления отношений между США и Россией на Петербургском международном экономическом форуме в мае заявил первый зампред председателя правительства России, министр финансов РФ Антон Силуанов, а чуть позже на том же мероприятии — и Владимир Путин, выразивший желание провести встречу с президентом США, от которой последний по непонятным ему причинам уклоняется. «Нам нужны не торговые войны, а торговый мир», — заявил тогда Путин, видимо, дав понять, что Россия готова договариваться. 


По мнению экспертов, спектр договоренностей, которые могут быть достигнуты в Хельсинки, может быть гораздо шире, чем только Сирия, о чем сегодня сообщил американский телеканал CNN. Якобы Трамп хочет заключить с Путиным соглашение, которое ускорит процесс вывода войск США с территории республики. Хотя, безусловно, эта тема может волновать американские власти и лично Трампа накануне довыборов в Конгресс США, куда он рассчитывает провести своих кандидатов. 


Однако куда более интересной и перспективной в этом смысле является энергетическая повестка. Например, в минувшую пятницу стало известно, что власти США не намерены вводить санкции против строящегося Россией «Северного потока — 2». Хотя неоднократно требовали от европейских стран прекратить участие в этом проекте и грозили санкциями тем странам, кто не пойдет на это.



Как полагает заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин, на этом фоне не случайны недавние договоренности России и Саудовской Аравии по наращиванию добычи нефти, в чем также были заинтересованы США. «Прошла информация, что Трамп разговаривал с представителями Саудовской Аравии и уговаривал их повысить экспорт нефти, чтобы таким образом ослабить Иран. В итоге квоты по добыче были повышены. Но интересно другое, что позиции России и Саудовской Аравии в этих переговорах были ближе, чем позиции России и Ирана. И когда к нам приезжал саудовский наследный принц Мухаммед бин Салман, вся страна смотрела, как Россия обыгрывает Саудовскую Аравию, а американцы - договоримся мы или нет», — рассуждает эксперт.


По его мнению, президенты России и США также могут обсудить сферы влияния на энергетическом мировом рынке в целом, где американцы хотят выйти на лидирующие позиции. «Трамп считает, что эта встреча может принести ему успех, под которым может пониматься просто восстановление отношений с Россией. Это мы уже наблюдали на примере встречи с Ким Чен Ыном. Пока никто не знает, дойдет ли дело до разоружения Северной Кореи, но сейчас это для него успех», — говорит Макаркин, отмечающий, что Трамп строит свою международную политику на контрасте с политикой своего предшественника Барака Обамы.


Если Обама отменил санкции против Ирана, то для Трампа теперь принципиально их возвращение. «Трамп очень близок к Израилю, у которого в Сирии есть свои интересы. Так вот Израиль рассматривает Россию не только как партнера Ирана, но и как противовес ему в Сирии, считая, что она может выступить в качестве ограничителя экспансии Ирана на Ближний Восток. Думаю, что Трамп вполне мог заинтересоваться этой идеей», — рассуждает эксперт. 


Политолог Сергей Марков считает, что больших договоренностей Путин и Трамп не достигнут, хотя сама встреча будет интересной и беспрецедентной, как беспрецедентен сегодня и сам уровень российско-американских отношений, находящихся на самом низком уровне. 


«На мой взгляд, сторонами будут сымитированы ряд компромиссов, во-первых, по борьбе с ИГИЛ (организация запрещена в РФ) в Сирии, во-вторых, в сфере безопасности. Но главным лично для Трампа станет показать Европе ее место», — рассуждает Марков, убежденный, что встреча будет антиевропейской и постмодернистской, то есть ее форма будет важнее содержания. 


Эксперт обращает внимание, что решение о саммите России и США было принято Трампом после заседания «Большой семерки», где европейские лидеры его фактически затравили. «Поэтому переговоры с президентом России будут своего рода сигналом, в том плане, что на них свет клином не сошелся. Именно поэтому их так испугались в Европе», — рассуждает эксперт.


Марков полагает, что даже если договориться с Путиным не удастся, Трамп получит дополнительные очки в отношениях с Европой и с Китаем, который до сих пор считал Россию своим союзником.


Сенатор Игорь Морозов считает, что Трампу выгодно сегодня провести встречу с президентом России.


«Трамп разыгрывает карту России перед выборами в Конгресс, где он рассчитывает усилить свое влияние и остановить направленную против него антитрамповскую фантасмагорию, которая продолжается с момента вступления им в должность президента. Поэтому от этой встречи он ждет яркого эффекта и результата, возможно, по решению хотя бы одной важной геополитической проблемы. Причем, не обязательно, что она будет быстро решена, но обозначение проблемы, нахождение общих точек соприкосновения — для него очень важно», — считает Морозов.


Сенатор не исключает, что президенты могут обсудить ситуацию на Украине, которая может стать для США разменной монетой в обмен на уступки России в каких-то других вопросах.«Совершенно очевидно, что на встрече будут обозначаться национальные интересы как России, так США, у которых много общего. Это борьба с терроризмом, предотвращение распространения химического оружия и оружия массового поражения, предотвращение появления новых членов ядерного клуба», — рассуждает Морозов, отмечающий также важной для переговоров энергетическую сферу. 


По его мнению, тем не менее страны должны быть готовы к компромиссам, но это не значит, что президента России в этой ситуации можно сравнивать с Ельциным или Брежневым.


«Путин это — не Брежнев, а 2018 год — не 1975-й и не 1997-й. Мы должны учиться на своих ошибках», — уверен Морозов.