St
Путин поздравил Байдена с победой на выборах. Что дальше?
Вектор внешней политики США после избрания кандидата от демократов будет достаточно предсказуем Коллаж: © Daily Storm

Путин поздравил Байдена с победой на выборах. Что дальше?

Вектор внешней политики США после избрания кандидата от демократов будет достаточно предсказуем

Коллаж: © Daily Storm

В ночь на 15 декабря стали известны окончательные итоги президентских выборов в США, прошедших 3 ноября 2020 года. Все бюллетени были подсчитаны, а выборщики наконец-то проголосовали. 306 голосов из требуемых 270 достались Байдену, сделав его победителем. И хотя 45-й президент США Дональд Трамп не оставляет попыток обжаловать итоги подсчета голосов в некоторых штатах, его шансы на переизбрание уже близки к нулю.


Результаты голосования выборщиков должен утвердить Конгресс 6 января. Но как только стало известно об их волеизъявлении, президент России Владимир Путин направил Джо Байдену поздравительную телеграмму. В ней он пожелал избранному президенту США успехов и выразил уверенность, что Россия и США могут, несмотря на разногласия, реально способствовать решению многих проблем и вызовов, с которыми сейчас сталкивается мир.


«Со своей стороны готов к взаимодействию и контактам с Вами», — подчеркнул президент РФ, отметив, что «российско-американское сотрудничество, основанное на принципах равноправия и взаимного уважения, отвечало бы интересам народов обеих стран и всего международного сообщества».


Москва продолжала молчать даже тогда, когда Китай и большое количество других стран уже успели поздравить еще не избранного Байдена. То есть чуть больше месяца. Но никакого скрытого смысла в ожидании фактических результатов выборов нет. В СМИ множество экспертов уже высказали уверенность, что это лишь дань протоколу.


Однако прагматичность и соблюдение правил Кремлем в отношениях с США подчеркивает намерения строить равноправные отношения, как то и отметил российский лидер. Сейчас в России пока приглядываются к фигуре Джо Байдена, а также к сформированному им кабинету, следят за его первыми шагами. Ведь именно он на ближайшие четыре года станет главой Белого дома.


Daily Storm снова погрузился в специфику российско-американских отношений, чтобы попытаться понять, задаст ли новый президент иной вектор политики для изрядно уставшей от трампизма Америки.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


Жизнь после Трампа


Как это ни парадоксально, но Дональд Трамп, которого демократы открыто называли ставленником Москвы, внес в отношения между Россией и США еще больший накал. Его президентство для многих запомнится как период войны санкций и выхода Штатов из глобальных международных договоренностей. Это коснулось и России — прекращение действия Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, выход из Договора об открытом небе, а также угроза выхода из СНВ-3. Все это стало причиной для охлаждения отношений между двумя странами и обострения риторики касательно друг друга.


Во многом вокруг решения этих вопросов строилась вся предвыборная кампания Байдена, а один из ее пунктов — продление СНВ-3 — даже получил одобрение со стороны Владимира Путина.


И это одна из тех проблем, с которыми администрация нового президента США должна разобраться в первую очередь. Демократы намерены обратить вспять начатый Трампом процесс изоляции США.


И, несмотря на то что следующие четыре года обещают быть для России еще более «санкционными», чем президентство Трампа, одним из главных приоритетов Байдена станет возврат США в основные мировые договоренности. При этом стоит отметить, что одним из главных факторов политики новоизбранного президента станет прагматичность — то есть, в отличие от действий импульсивного Трампа, нас ждет более сдержанная и «деловая» политика. Такой подход может привести к мнимому потеплению в отношениях с Россией, но оно будет исключительно в тех сферах, взаимодействие в которых выгодно обеим сторонам. Так что можно ожидать того, что все договоренности о безопасности и сдерживании возможной гонки вооружений будут возвращены из правового небытия как можно скорее и даже расширены. Например, к СНВ-3 сможет присоединиться и Китай, как это было ранее предложено Россией.


Однако, будучи вполне обычным демократом, Байден вряд ли будет отклоняться от санкционного вектора внешней политики, взятого еще при Бараке Обаме. То есть взаимодействие с мировым сообществом будет строиться на основе сотрудничества, но с целью сдерживания оппонентов, в том числе России. Это закономерно снимает затронутый Трампом еще в сентябре вопрос о выходе США из НАТО. Но, будучи прагматиком, Байден вряд ли откажется от поднятой предшественником проблемы пересмотра системы финансирования вооруженных сил альянса. США остаются одним из главных финансовых источников для НАТО, а защитой пользуются все входящие в блок страны.


При этом общая политика в Восточной Европе также, скорее всего, останется неизменной. Во-первых, из-за риска потерять союзников по сдерживанию России, а во-вторых, по причине главного омрачившего президентскую кампанию Байдена события — расследования в отношении финансовой деятельности его сына. По мнению экспертов, президент из-за этого не будет оказывать Украине заметной поддержки, оставив это на откуп аппаратным чиновникам.


В новой точке столкновения интересов России и Запада — Белоруссии — администрация Джо Байдена, вероятнее всего, присоединится к ранее принятым Евросоюзом санкциям. Об этом свидетельствуют и ноябрьская встреча избранного президента со Светланой Тихановской, и последовавшее за этим ее приглашение в США на предстоящую в январе инаугурацию. 


В любом случае стоит отметить, что от политики Байдена можно ожидать в целом примирительного вектора после агрессивного поведения Трампа. Несмотря на большую вероятность новых санкций по отношению к «врагам» Америки, Белый дом явно будет стараться занимать в наиболее острых точках компромиссную позицию. И это связанно с опытом Трампа, в конечном итоге приведшем к его проигрышу.



Наследие Трампа


В первую очередь Джо Байдену предстоит каким-то образом договориться с Китаем по вопросам накопившихся экономических и политических разногласий — торговые войны доказали свою неэффективность, а значит, необходимо сесть за стол переговоров. Такая же ситуация, видимо, ждет и проблемные КНДР и Ирак. И если разговор с Пхеньяном администрации Байдена предстоит начать с условно позитивной ноты, то в случае с Тегераном слишком большой негативный бэкграунд (как минимум операция по ликвидации видного генерала Касема Сулеймани в начале 2020-го) очень сильно затруднит для Белого дома любые попытки взаимодействия.


Это касается всего Ближневосточного региона, поскольку действия Трампа последних двух лет серьезно накалили обстановку там (признание Голанских высот территорией Израиля и Иерусалима в качестве столицы государства были подвергнуты серьезной критике). 


После Трампа Байдену предстоят трудности и во внутренней политике. Долгое отрицание коронавируса и слишком медленное реагирование на его очаги на территории страны оказали колоссальный эффект на систему здравоохранения. И несмотря на попытки Трампа решить вопрос падения собственного рейтинга путем запуска массовой вакцинации в начале декабря, ситуация все еще остается сложной.


Если подводить некоторый итог, то предстоящие четыре года обещают стать достаточно серьезной проверкой на прочность для Соединенных Штатов. Во многом из-за необходимости отменять спорные и сложные решения предыдущего президента и появления новых эпидемиологических и экономических вызовов. При этом, учитывая относительный прагматизм новой команды, нельзя не отметить, что общий вектор внешней политики США будет достаточно предсказуем. Россию и некоторые другие страны, скорее всего, ждут новые санкции или ужесточение уже имеющихся ограничений на фоне попыток совместного взаимодействия по ключевым вопросам последнего десятилетия: Украина, Сирия и Белоруссия.


И этот вектор вряд ли изменится без особых причин или потрясений уровня мировой пандемии.



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...