St
«С собственниками ЧВК в России должен разобраться Международный уголовный суд»
Ветеранские организации российских силовиков хотят найти справедливость в заграничных инстанциях

«С собственниками ЧВК в России должен разобраться Международный уголовный суд»

Ветеранские организации российских силовиков хотят найти справедливость в заграничных инстанциях

Коллаж: © Daily Storm

18 ноября в Москве пройдет первый общероссийский форум «ЧВК. Гибель Армии. #НасТутНет». Его организаторами выступают представители ветеранских силовых организаций России, которые считают, что государство должно либо легализовать деятельность частных военных компаний, либо категорически запретить их организацию и службу в них россиян. О том, почему делегаты форума надеются найти справедливость в Международном уголовном суде, Daily Storm рассказал председатель комитета Общероссийского офицерского собрания, один из организаторов Евгений Шабаев. 


 — Евгений, почему Вы решили провести это мероприятие и какое лично Вы имеете отношение к ЧВК?


 — Лично я к ЧВК никакого отношения не имею, но поскольку занимаюсь ветеранским движением с 2009 года, когда я возглавил общественный фонд поддержки ветеранов боевых действий, многие проблемы, которые возникают у ребят, проходящих службу или участвующих в боевых действиях, приходится решать и помогать им во всех возможных и невозможных жизненных ситуациях. Сейчас ребята возвращаются из таких ЧВК и сталкиваются с очень серьезными проблемами, прежде всего, по выплатам. Поскольку все это происходит нелегально, соответственно, и люди, которые производят оплату этой деятельности, поступают не всегда честно: и обманывают, и кидают…


Недавно вот парень полторы недели назад попал в госпиталь с минно-взрывным ранением, а его вербовщики пытались его уговорить на то, что это не ранение в ходе боевых действий, а самострел. Потому что это, естественно, отсутствие выплат за ущерб его здоровью со всеми вытекающими…


 — Кто будет его участниками и почему у него такое название — «ЧВК. Гибель Армии. #НасТутНет»?


 — Это общественный форум общественных общероссийских ветеранских организаций. Мы назвали его так, потому что предполагаем, что ЧВК созданы на деньги, которые были направлены государством на восстановление Российской армии. Поэтому сама армия сегодня разлагается и гибнет. В то же время по факту частных военных компаний в России не существует, так как российское законодательство их не признает.


Свое участие уже подтвердили порядка 18 организаций, в их числе движение ветеранов боевых действий «Поколение Победы», общественная организация «Спецназ — Армейский Спецназ», Фонд содействия обеспечению национальной безопасности «Отчизна», фонд «Новороссия», который создал экс-министр обороны ДНР Игорь Стрелков и другие.


 — Как объясните присутствие Игоря Стрелкова? Почему его волнует эта тема?


 — Поскольку у нас все в своей массовой части — ветераны ЧВК и одновременно ветераны Донбасса, об их судьбе не думать он не может, так как он является одним из лидеров добровольческого движения России. То есть во всем этом завязаны одни и те же люди. Поэтому он дал согласие на свое участие. Насколько мне известно, он намерен заняться строительством третьей силы, как он ее называет, которая будет находиться между коммунистами и либералами. Не исключаю, что это начало его политического пути. 


 — Насколько верно, что на этом форуме будет принято обращение в адрес прокурора Международного уголовного суда? Почему не прокурора РФ или Следственного комитета РФ?


 — Будет принято несколько резолюций. Действительно, одна из них будет направлена в адрес прокурора Международного уголовного суда, госпожи Фату Бенсуда, с просьбой возбудить расследование по руководству ЧВК, гражданам РФ. В России все возможные и не возможные обращения за эти полгода мы уже сделали: это и следственные органы, и администрация президента, и Министерство обороны РФ. Отовсюду мы получили ответ, что ЧВК на территории РФ не существует, а россияне, которые участвуют в этих ЧВК, подпадают под статьи Уголовного кодекса РФ 359 «Наемничество» и 208 «Организация наемнических подразделений».


Поэтому, поскольку у наших внутрироссийских структур власти, как выяснилось, нет таких полномочий, мы решили направить обращение в Международный уголовный суд, чтобы он, имея полномочия, выданные ему от 180 стран, а именно столько стран подписали конвенцию «О расследовании международных уголовных преступлений», расследовал эти преступления. Мы со своей стороны по мере возможности готовы оказывать содействие в этом расследовании именно по собственникам ЧВК.  


 — Где гарантия, что международный суд найдет ЧВК в России, если на территории самой страны, как я понимаю, их нет?


 — Да, но по факту есть последствия действий ЧВК — есть раненые и убитые, есть могилы тех, кто погиб. Есть двойные стандарты, когда руководители ЧВК, как мы знаем из прессы, получают государственные награды за свои действия. Соответственно, мы хотим разобраться в этой ситуации и призываем государство определиться. Если ЧВК действительно нужная геополитическая структура, то признайте ее, создайте законодательную базу и пусть люди нормально работают. Именно так происходит во всех цивилизованных странах мира.


По нашим данным, подобные обращения в Международный уголовный суд уже поступали, поэтому надеемся, что наше обращение не останется без внимания. Сегодня это единственный юридически возможный механизм повлиять на эту ситуацию. Тем более, что есть показания и видеосъемки февральского разгрома ЧВК в Сирии, у Дейр-эз-Зора, есть факты, которые отрицать невозможно.


— Почему государство не хочет узаконить эту деятельность в России, если она фактически признается во всем мире?


— Частные военные компании существуют без малого столетие и довольно эффективно работают. Их рынок составляет от 180 до 197 миллиардов долларов. Кстати, в этом бизнесе участвовал еще СССР, который также получал определенные заказы. Сегодня ситуация отличается тем, что ЧВК никаким образом не платят налоги, не отстаивают никаких геополитических интересов — работают на отдельных физлиц, граждан РФ, которые получают определенные дивиденды себе на карман. При этом социальная база не только подготовки кадров для службы в ЧВК реализуется за счет государства, которое сегодня несет реальные финансовые потери.


Именно поэтому еще в 2011 году Владимир Путин попросил Госдуму разработать закон о ЧВК. Такой законопроект и был подготовлен, но на уровне правительства он был почему-то расценен как невыгодный для государства, так как сроки окупаемости ЧВК были от одного года. Поэтому законопроект ушел под сукно.


— Как это может быть невыгодным, если это миллиардный рынок?


— И наше государство могло бы на этом серьезно зарабатывать, но, как мы полагаем, такой установки нет… У нас на это зарабатывают частные лица, в то время как ЧВК во всех странах, где они созданы, являются государственными, а их контрактники — служащие министерств обороны, от которых они целиком и полностью зависят. Поэтому, естественно, они зарабатывают гигантские деньги, но при этом все социальные гарантии, выплаты и прочее, прочее они официально получают.


— А есть ли сегодня статистика в России: сколько граждан прошло через ЧВК?


— По нашей информации, российские ЧВК появились в Сирии за полгода до официального ввода Российской армии в Сирию. Соответственно, по срокам службы они находятся от трех до четырех месяцев. Не всегда это одни и те же люди. За четыре года, по данным СМИ и нашим подсчетам, граждан, которые прошли через это, уже не тысячи, а десятки тысяч.


— А сколько нужно заплатить, чтобы человек про все забыл, в том числе про гарантии безопасности?


— У рядового зарплата от 100 до 150 тысяч рублей в месяц. Соответственно, чем выше уровень знаний и звание, тем больше платят: и 300, и 400 тысяч рублей. Но такого уровня людей немного. Естественно, так как работа идет не по военным уставам, то руководство ЧВК не особо волнует, сколько эти люди проживут, они еще и сэкономят на этом. А есть еще и такая практика, когда руководство подразделений до полугода не сообщает о потерях в своих частях, так как они сами получают заработную плату погибших.

 

— Легко ли отстоять права человека, которого кинули с деньгами?


— Это реально только в межличностном диалоге людей, которые знают, что такое боевые отношения. Никаких юридических прав у них нет. Ведь заключается договор не с ЧВК, а с фирмой, в основном офшорной, в котором человека указывают как специалиста-геодезиста, геолога или моряка. Кем угодно, но не военным специалистом.


— Какова перспектива, что ситуация с ЧВК в России изменится, или ее нет?


— Со стороны ветеранского сообщества мы приложим все усилия, чтобы незаконная деятельность ЧВК в России была прекращена. Но, конечно, как вы понимаете, от нас зависит далеко не все.