St
«В Белоруссии нет выборов, здесь есть политический перформанс и стопроцентный контроль над всеми процессами»
Участник выборов президента Белоруссии — об особенностях местного избирательного процесса Коллаж: © Daily Storm

«В Белоруссии нет выборов, здесь есть политический перформанс и стопроцентный контроль над всеми процессами»

Участник выборов президента Белоруссии — об особенностях местного избирательного процесса

Коллаж: © Daily Storm

Ярослав Романчук рассказал о своем видении выборов первого лица республики, назначенных на 9 августа, и описал соперников Лукашенко: среди них представитель династии кандидатов-спойлеров и блогер, которого пока рано сравнивать с Навальным. Он считает, что самых рейтинговых политиков страны мы не увидим в бюллетенях, а изменения в Белоруссии возможны уже после выборов, хотя в отношении к итогам выборов России есть «интрижка».


После парада 9 Мая в Минске, который провели власти в разгар пандемии COVID-19, в Белоруссии начинается активная фаза президентской избирательной кампании. Дмитрий Болкунец, cоорганизатор экспертной инициативы «БелоРусский диалог» рассказал Daily Storm, что интрига на них есть и она сохранится до 15 мая, когда должны будут сдать документы в ЦИК все кандидаты на высший государственный пост. По его словам, на агитационных материалах еще могут появиться фамилии премьера страны Сергея Румаса и главы МИД Владимира Макея. Сегодня настоящий рейтинг президента Александра Лукашенко составляет около 13%, и оба этих чиновника могут всерьез конкурировать со своим руководителем, поскольку реальная поддержка у них выше, считает Болкунец. Основным аргументом эксперта является введение возможных санкций против Минска в случае устранения министров.


Прогнозами на следующие президентские выборы и о жизни после них с Daily Storm поделился Ярослав Романчук, бывший кандидатом в президенты от Объединенной гражданской партии на выборах 2010 года. Вечером 19 декабря на улицы вышло, по разным подсчетам, около пятнадцати тысяч человек. Протестующих разогнали, а у Александра Лукашенко пошел четвертый президентский срок, в 2020-м может начаться шестой.


— Необходимые для регистрации инициативных групп документы в ЦИК кандидаты должны подать не позднее пятницы [15 мая], эксперты рассказывают нам, что вероятно, стоит ожидать неожиданных действий белорусских политиков.


— В Белоруссии нет выборов, здесь есть политический перформанс и стопроцентный контроль над всеми процессами, начиная от участковых избирательных комиссий. Выдвижение председателя правления ОАО «Белгазпромбанк» Виктора Бабарико, первого главы банка новых технологий Валерия Цепкало добавляет интереса к выборам, делает их легитимными в определенных кругах, но никакого влияния эти ребята не окажут ни на течение кампании, ни на подсчет голосов.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Ярослав Романчук
Ярослав Романчук Фото: © Вконтакте / Ярослав Романчук

— На сайте change.org появилась петиция от имени граждан Белоруссии с просьбой к главе правительства Сергею Румасу выдвинуть свою кандидатуру на выборах президента, помимо него поддержку в народе имеет глава МИД Владимир Макей. Как говорят, на первых выборах президента республики в 1994 году победу обещали премьеру Вячеславу Кебичу, но выиграл их оппозиционер Лукашенко. Есть ли вероятность подобной или другой непредвиденной ситуации?


— Все это искаженная информация. Лукашенко еще в 1993 году имел значительный потенциал, встречался с избирателями. У Кебича были ошибки, пьянство и предательство его близкого окружения. Кроме того, страна жила тогда в ситуации гиперинфляции и так далее. Сегодня ситуация другая: верхи еще могут, а низы еще не до конца увидели той пропасти, куда мы летим. Румас, Макей — люди профессиональные, взвешенные, я не даю даже одного процента, что кто-то из них рискнет бросить вызов Лукашенко.



Остальные же игроки будут в роли спарринг-партнеров с заранее определенными полномочиями. Это тот же [Олег] Гайдукевич, председатель Либерально-демократической партии, сын того человека (Сергея Гайдукевича. — Примеч. Daily Storm), который уже выдвигался три раза против Лукашенко. Это, возможно, Цепкало. Это, возможно, [юрист и депутат парламента Анна] Канопацкая и еще три или четыре кандидата.


Вопрос в том, чтобы достойно и легитимно выглядеть в глазах Запада и Москвы. Думаю, Россия отнесется к этим выборам так же, как и много раз до этого: признавала выборы, хотя они не являлись демократическими. Но пока остается маленькая интрижка: вдруг отношение поменяется в контексте жесткого противостояния в наши дни.


Ректор БГУ и на тот момент экс-кандидат в президенты Александр Козулин 25 марта 2006 года был арестован и 13 июля того же года осужден на 5,5 года лишения свободы «за злостное хулиганство и организацию массовых беспорядков». Выборы тогда закончились акцией протеста, названной Джинсовой революцией, которая, конечно, была неуспешна. Есть ли подобные фигуры сегодня?


— Есть блогер Сергей Тихановский, у него статус народного борца, как у Лукашенко образца 1994 года. Не знаю, будет ли он зарегистрирован, выпустят ли его из тюрьмы (Белорусские силовики задержали его 6 мая и до сих пор не отпустили. — Примеч. Daily Storm).


— Его можно назвать белорусским Алексеем Навальным, по-вашему?


— Нет, конечно. Ну, этот парень появился непонятно откуда. СМИ раскопали его фото с российскими звездами [на погонах] и начали продвигать идею «откуда взялся этот проект». На мой взгляд, парень подобран хорошо. У него есть ролик, где выползает таракан, в нем виден непрозрачный намек на руководителя страны. Отмечу, что его кампания — это не разговор об изменении системы, это личные выпады против Лукашенко. Он может мобилизовать электорат в 5-10 процентов, но не больше.


— Кажется, что в Белоруссии все тихо и без коррупции.


— Это неправильное допущение. В отличие от России коррупция здесь централизована, она прячется в госструктурах, госконцернах, госпрограммах. Если взять годовой объем закупок, то из семи-восьми миллиардов долларов два с половиной — это коррупция. У нас есть сахарная мафия, фармацевтическая мафия и другие. Просто на Западе об этом пишут, на Украине об этом пишут. А у нас запрещено, и людей а-ля Навальный к этому не допускают.



Как оцениваете вероятность акций протестов после выборов?


Социальная база для протеста имеется. Август, когда назначены выборы, — время неблагополучное для политической и гражданской активности. Осень же будет горячим временем в связи с потерей гражданами рабочих мест, закрытием предприятий. Плюс недовольные учителя и врачи, которые раньше были избирателями Лукашенко, плюс вранье о коронавирусе. Лукашенко будет должен маневрировать между этими опасными островами и выплыть в спокойную гавань.


— Я так понимаю, власть видит значительные риски, поскольку не перенесла выборы, как, к примеру, сделали в Польше.


— В Белоруссии проводят выборы согласно Конституции. Экономика проседает очень быстро. Экспорт упал на 16%, но выручило немного увеличение товарооборота с Россией, на 5%.


— И это несмотря на то что нет карантина.


— А какая разница, если закрыты другие государства.


— В конце 2019 года Лукашенко заявил, что «навластвовался» и хочет оставить своему преемнику Конституцию, в которой будут перераспределены полномочия между ветвями власти. Стоит ждать транзита власти в Белоруссии и последней легислатуры президента?


— Напомню, он задумал провести референдум в ближайшие два года. Не факт, что он уйдет в течение этих пяти президентских лет, но будет ликвидирована суперконцентрация власти в его руках. Мы еще не знаем, что точно изменится. Он планирует поделиться властью, но с кем и как — это вопрос компромисса. Он хочет увлечь всех этой игрой, потому что если будет еще одна кампания, где всем дадут по мозгам и по роже, люди перестанут терпеть.


— Если после появления в кресле президента Лукашенко у конкурентов нет шансов, то зачем пошли на выборы 2010 года?


— У меня есть мировоззренческая платформа, базирующаяся на экономических взглядах. Для меня тестирование идеи вот такой классической либеральной экономики в условиях Белоруссии показалось очень серьезным вызовом. С частной собственностью, против госмонополий. Там были конкретные решения, которые я в 2004 году озвучивал команде Путина. Простые и понятные решения, которые бы обеспечили борьбу с коррупцией и рывок России. Команде, где были в том числе Владимир Мау и Алексей Кудрин, но не сложилось. Лукашенко был человеком Госплана, человеком прошлого. И когда я получил на выборах с нуля десять процентов, понял, что честная и открытая позиция работает.


— Сколько?


— По опросам перед выборами мне давали 9-9,5% (по официальным данным — 3,36%), только на морально-волевых качествах. У меня сейчас в соцсетях большая ежедневная аудитория. Они не знают, что со мной делать. Включили меня в один совет по развитию предпринимательства при президенте. Я им сделал программу, но это не понравилось премьер-министру, главе администрации [президента]. Они сказали, что Романчук будет открыто выступать и спорить с Лукашенко, поэтому его нужно убрать.


Теперь же ждем с нетерпением тех шагов, что сделают кандидаты. До сих пор непонятно, насколько это серьезно.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...