St
Война во время «чумы»
В разгар пандемии США и Китай наводят друг на друга информационное оружие Коллаж: © Daily Storm

Война во время «чумы»

В разгар пандемии США и Китай наводят друг на друга информационное оружие

Коллаж: © Daily Storm

Отношения Вашингтона и Пекина ухудшились после провозглашения концепции G-2, администрация Дональда Трампа начала торговую войну, а недавно в СМИ появились сообщения о том, что американская разведка знала о коронавирусе в Ухане еще в ноябре 2019 года. Эксперты считают, что эпидемия не мешает США и Китаю вести пропагандистские разборки, не задумываясь о трагичности момента.


Китай заявил о переломе в борьбе с коронавирусом. По информации из Пекина, в стране 7 апреля не было зафиксировано ни одной новой смерти. Ухань вновь открывают миру, в опустевшие цеха возвращаются люди. Эта победа стала новым идеологическим козырем людей с партбилетами КПК в карманах дорогих пиджаков.


«Китайская Народная Республика успешно прошла самое трудное испытание с момента своего основания, впервые столкнувшись с эпидемией, которая распространяется быстрее всего, имеет самый широкий спектр заражения и которую труднее всего предотвратить и контролировать. Используя «скорость Китая», мы еще раз продемонстрировали несравненное преимущество системы китайского социализма», — пишет в «Коммерсанте» посол КНР в России Чжан Ханьхуэй.


Раньше подобные амбиции Пекин не озвучивал, предпочитая риторику о многополярном мире, теперь же все чаще слышны претензии на лидерство. Заместитель директора центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ, эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай» Дмитрий Суслов в беседе с Daily Storm обращает внимание на колонку посла. «Китай начинает преподносить ситуацию как доказательство эффективности своей модели. <…> Если раньше там присутствовала сдержанность, то сейчас этот психологический барьер если не исчез, то существенно ослаб. Китай открыто говорит о том, что он пример для всего мира, и это напоминает американскую постановку вопроса», — рассказывает Суслов, отмечая, что ситуация существенно изменилась после начала эпидемии и резкой критики КНР властями США.


Еще 10 лет назад никто этот маневр не мог даже представить. Курс на сближение начался при президенте Никсоне и Мао Цзэдуне: американцы закрывали глаза на тоталитарную идеологию, им очень нужен был стратегический союзник в холодной войне. Ставка сработала, СССР был повержен, в КНР проходят экономические преобразования, а взаимовыгодная торговля теперь поддерживает союз двух стран. Вашингтон, конечно, делал замечания о правах человека, были трения, но маятник всегда возвращался к противоположному положению.


Во время президентства Барака Обамы дружба США и КНР стала превращаться в любовь. Незадолго до его прихода к власти американские интеллектуалы придумали концепцию G-2 и термин Chimerica. «Большая двойка» должна была по статусу превосходить «Восьмерку» и разделять между собой мир. Вашингтон и Пекин, учитывая их влияние, должны были взять ответственность за судьбу планеты.


Руководитель центра социально-экономических исследований Китая Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский рассказывает, что с самого начала скептически относился к такому плану. «При Обаме Китай и США действительно были партнерами, это выражалось в растущих объемах товарооборота. Были совместные встречи, военные маневры и так далее. Американцы предлагали поделить так мир, но китайцы предсказуемо отказались. В силу менталитета, внешнеполитической доктрины и оценки США. Все это ушло», — вспоминает он. Многие эксперты говорили, что Китаю важно развивать отношения не только с США, но и с другими странами, в том числе с Россией. Кроме того, обсуждалась версия, что Вашингтон хочет воспользоваться «партнером» для выхода из экономического кризиса 2008 года.


Через некоторое время премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао заявил, что Пекин не согласен с предложением создать G-2, поскольку Китай — развивающаяся страна, и ей еще предстоит пройти долгий путь модернизации, при этом проводя свою собственную независимую политику. После этого их отношения не станут прежними.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


Еще до избрания президентом США Дональд Трамп заявлял во время предвыборной кампании о том, что «Китай насилует нашу страну». А после прихода к власти он начал торговую войну. В 2017 году торговый оборот стран побил отметку в 710,4 миллиарда долларов, но баланс был совсем не на стороне американского бизнеса. Экспорт из США составлял 187,5 миллиарда, импорт из Китая — 522,9 миллиарда. Хозяин Белого дома решил защитить своих производителей и занялся протекционизмом, стал активно увеличивать ввозные пошлины.


За экономическими санкциями увеличилось и политическое давление. США всегда боялись усиливающегося геополитического влияния КНР. И вот в новой стратегии национальной безопасности главным соперником был назначен Китай. «В период пребывания Трампа у власти отношения Вашингтона и Пекина достигли нового дна. Если Барак Обама в свое время говорил о возможности какого-то тандема, то теперь об этом не приходится и вспоминать. Мы видим [новую] индо-тихоокеанскую стратегию. Ее смысл в окружении Китая цепочкой стратегических противников, начинающейся от Индии и заканчивающейся в Японии», — рассказывает главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Батюк.


Как мы помним, во время предвыборной гонки Трамп не только критиковал экономические отношения с Китаем, но и обещал разорвать невыгодные, на его взгляд, военные союзы по всему миру. Аналитики начали говорить об ослаблении НАТО и военных связей США в Тихоокеанском регионе. Однако до сих пор ничего подобного не произошло. Напротив, были восстановлены отношения с Таиландом, которые были испорчены при Обаме. Также крайне важным событием стала встреча представителей США, Японии, Австралии и Индии в Маниле. Индо-тихоокеанский ромб явно был начерчен для противостояния Пекину.


В этой геометрической фигуре выделяется Индия, которой, очевидно, американцы хотят уравновесить Китай, — все это похоже на маневры Никсона по отношению к Пекину несколькими десятилетиями ранее. Сегодня только Индия способна стать преградой для КНР. Эксперты предвидят увеличение мощи экономики страны до уровня китайской к середине столетия, примерно через 10 лет ее население по численности превзойдет китайское. И это будут молодые работающие люди, а не старики, занимающиеся народной гимнастикой в парках, что скажется на темпах экономического роста.

Начавшаяся эпидемия коронавируса COVID-19, как кажется, усилила конфликт между странами. Эксперт «Валдая» полагает, что перед осенними выборами Трамп многократно усилит антикитайскую риторику. «Понятно, что США несут людские потери, и это надо будет объяснять. <…> Китай должен всему миру. Китай виноват в распространении этой инфекции. Это будет очень важным элементом предвыборной кампании», — предполагает Дмитрий Суслов.


Доводы эксперта подтверждаются действиями Трампа, который успел пообещать поддержать отрасли, которые пострадают от «китайского вируса». Некоторые американские СМИ продолжают эту риторику, называя Китай «настоящим больным Азии» и публикуя заголовки «Желтая тревога», потом, разумеется, извиняясь за них.


Ведущие издания США 9 апреля распространили расследование ABC News. В публикации со ссылкой на источники говорится, что военная американская разведка уже в ноябре прошлого года знала о начинающейся в Ухане эпидемии. Якобы в Белый дом были отправлены отчеты о масштабной угрозе, но там не прислушались. Все это вполне укладывается в обозначенную выше линию власти. «Вполне может быть [что это новый пример информационного вброса против Китая]. Идет идеологическая борьба, все понятно. Начинается это в сфере пропаганды обычно, в телепередачах», — комментирует событие китаист Андрей Островский.


Владимир Батюк сообщил, что расследование опубликовано в преддверии выборов президента США, поскольку переизбрания Трампа не хотят связанные со спецслужбами люди. Их отношение к президенту американист охарактеризовал словами «лютая ненависть». Это противостояние длится не первый год. Летом 2018-го президент Соединенных Штатов заявил о необходимости ограничить доступ к секретным документам бывшим руководителям ФБР и ЦРУ, связанным с Бараком Обамой. А на прошлой неделе уволил генерального инспектора спецслужб США Майкла Аткинсона, который сыграл важную роль в процедуре импичмента Трампа. СМИ же сообщили об атаке на глубинное государство и готовящихся чистках в разведке. 


Эксперт «Валдая» предвидит и другие информационные поводы в будущем. «Они будут доказывать главный тезис [Трампа] — внутриполитический характер китайского режима — отсутствие демократии — привело к нынешнему масштабу проблем. Демократия бы так не поступила. Авторитарный Китай пытался скрыть информацию, вместо того чтобы информировать весь мир об опасности. Все это еще сильнее подталкивает США поделить мир на свободный — под своим началом, и на авторитарные страны, куда вносят и Россию. Это будет транслироваться союзникам и партнерам для консолидации против Китая», — рассуждает Дмитрий Суслов.


По словам европейского политолога и доктора истории Дмитрия Стратиевского, авторитарные государства довольно слабо реагируют на глобальные вызовы. «Случай с эпидемией не является исключением, эти страны могут при поверхностном рассмотрении казаться успешными, — объясняет он. — Быстро ввести карантин, ограничить свободу передвижений, усилить контроль над населением без всяких общественных дебатов, сопротивления оппозиции и правозащитников». При этом в долгосрочной перспективе им сложнее преодолевать последствия кризиса. Кроме того, кризис больнее всего бьет не по элитам, а по тем слоям населения, которые принято называть «простыми людьми», обращает внимание Стратиевский.


Он также указывает на морально-этические аспекты информационных войн, которые приобретают особое значение во время пандемии. «Мое восприятие демократии включает в себя гуманизм. Это неотъемлемая его часть. В Европе любая война, что «холодная», что «горячая», воспринимается крайне негативно. Исторически это самый пострадавший от войн континент. Сейчас, когда от эпидемии гибнут люди, истощаются медицинские ресурсы государств и страдают мировые экономики, любые, даже гипотетические дискуссии о каком-либо противостоянии — недопустимы», — размышляет историк.


Но гуманистический подход не является применимым для властных группировок, полагает американист Владимир Батюк. «В политике всяко лыко в строку. Большой вопрос, в какой мере слово «мораль» относится к слову «политика». Такого рода вбросы будут и дальше продолжаться», — аргументирует он и напоминает, что информационные войны ведут не только США. По его словам, Пекин на официальном уровне призвал Вашингтон признать вину за коронавирус. Были распространены сообщения о «нулевом пациенте», который был заброшен в Ухань во время военных учений осенью прошлого года.



«Ни в коем случае не нужно рассматривать коронавирус как общую угрозу, которая всех сплотит. Это не отменяет борьбу за лидерство, а обостряет. Китай отвечает США в духе «сам дурак». Зеркально», — говорит эксперт «Валдая» Дмитрий Суслов.


По мере расширения эпидемии, равно как и после ее завершения — или окончания какой-то ее фазы, информационные войны в мире лишь обострятся, считает историк Дмитрий Стратиевский. «Сегодня мы уже видим немало теорий об искусственном происхождении коронавируса, причем обвиняются самые различные страны. «Информационное оружие» остается инструментом геополитической борьбы XXI века, а любые кризисы эту борьбу лишь обостряют. И это будет связано не только с людскими жертвами эпидемии, но и с экономическими потерями, перераспределением рынков и неизбежными поисками «виноватых» в ущербе», — констатирует он.


Китаист Андрей Островский обращает внимание на то, что поддерживать вражду тоже выгодно, так как в обеих странах существуют экономические интересы Военно-промышленного комплекса, получающего больше заказов в периоды конфронтации. Помимо торговых отношений между странами существуют технологическое соперничество и гонка вооружений, напоминает Дмитрий Суслов. Вместе с тем Китай сегодня не заинтересован в эскалации конфликта, время работает на Пекин, а не на Вашингтон, добавляет эксперт. У Соединенных Штатов в наши дни больше ресурсов и возможностей для давления на оппонентов, а Китай только набирает обороты, увеличивая свое влияние на международной арене.


В дальнейшем информационные войны и политическое давление США продолжатся, а торговая война, вероятно, утихнет, продолжает Суслов. Властям обеих стран не нужны потрясения во время экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса. 15 января 2020 года Трамп и вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ подписали соглашение о первой фазе сделки об урегулировании торговых споров. Но торговля вовсе не гарантирует мира и согласия.


«Классическим примером являются британо-германские отношения перед Первой мировой войной. Страны были крупными партнерами, никто не верил в войну потому что она вела к разорению, но тем не менее она случилась», — поясняет собеседник Daily Storm.


Приведенные выше аргументы заставляют с тревогой думать о будущем. Очевидно, что Китай, ранее считавшийся разве что экономической силой, становится крупнейшим политическим игроком. Соединенные Штаты сдавать позиции не собираются, а значит, борьба продолжится. Теперь все более отчетливо вырисовываются контуры «Большой двойки». Остается вопрос, станут ли американская и китайская сверхдержавы в полной мере считаться с Россией.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...