St
Сечин увидел, как в мире кончается нефть
«Шторм» вместе с экспертами попытался понять, что имел в виду глава «Роснефти»

Сечин увидел, как в мире кончается нефть

«Шторм» вместе с экспертами попытался понять, что имел в виду глава «Роснефти»

Коллаж: ©Daily Storm
Коллаж: ©Daily Storm

Глава «Роснефти» считает, что к 2025 году в мире не будет хватать 700-750 миллионов тонн нефти в год. Свой вывод Игорь Сечин объясняет растущим спросом на нефть и падением добычи на истощенных месторождениях ведущих игроков рынка. Он надеется, что в этой ситуации у «Роснефти» появится возможность увеличить долю на мировом рынке нефти. Эксперты скептически относятся к предсказанию Сечина, объясняя его слова желанием напомнить о необходимости разработки новых месторождений, для чего, разумеется, нужны дополнительные средства.


Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков считает, что заявление Сечина небезосновательно. По его словам, глава «Роснефти» исходит из того, что в последние годы нефтяники перестали активно инвестировать в разработку новых месторождений, в то время как старые годами исчерпывают себя.


«Дело в том, что в 2014-2015 годах, да и в 2016-м, когда цены на нефть были низкие, компании по всему миру отказывались инвестировать в новые проекты. России, например, пришлось отказаться от проекта в Арктике», — объясняет Юшков, уточняя, что от падения цен в 2014 году также пострадали нефтяные компании США и Бразилии.


Впрочем, хотя России и пришлось отказаться от арктических проектов, отечественные компании в последние годы разработали ряд других месторождений, отмечает старший аналитик по нефтегазовому сектору «АТОН» Александр Корнилов. «ЛУКОЙЛ активно разрабатывал месторождение имени Филановского на Каспии, Пякяхинское месторождение в Западной Сибири. «Газпром нефть» продолжал в наращивать добычу в Новом Порту, на Приразломном», — перечисляет собеседник.


По его мнению, у России есть потенциал наращивания добычи, с учетом того, что она эту добычу сократила довольно существенно. «Есть неплохой запас прочности в виде новых проектов, которые будут открыты в пределах ближайшего десятилетия», — добавил Корнилов.


При этом, отмечает эксперт «АТОН», отрасль действительно может столкнуться с проблемами в ближайшие годы. Cпад цен на нефть в 2014 году заставил компании сократить затраты на геологоразведку, отмечает Корнилов.


«Это процесс, который дает о себе знать с большим временным лагом. Недофинансирование геологоразведки рано или поздно аукнется. Потребуется замещение запасов, вопрос их замещения не очевиден», — прогнозирует собеседник. По его словам, нефтяники в последние годы также экономили на разработке месторождений.


Однако директор центра изучения мировых энергетических рынков РАН Вячеслав Кулагин все-таки считает, что в ближайшие годы рынок не увидит дефицита нефти. По его мнению, говоря о нехватке сырья, Сечин исходил исключительно из действующих месторождений, без учета новых проектов в мире.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Al'metjevsk

«Постановка вопроса, вероятно, была такая: если смотреть по действующим истощающимся месторождениям, то к 2025 году действительно образуется солидная нехватка объемов. И что взамен выпадающих месторождений, да еще с учетом растущего спроса, потребуется ввести новые месторождения», — рассуждает Кулагин.


По его словам, Игорь Сечин также хотел обратить внимание на то, что введение новых запасов потребует от компаний серьезных ресурсов. «То есть если мы сейчас упадем на высокие цены на нефть и будем на них жить, то действительно через семь-восемь лет окажется, что на фоне истощения старых месторождений будет неизбежен скачок цен на нефть», — уточняет собеседник.


Размер доли России на мировом рынке нефти в дальнейшем будет зависеть от того, что будет происходить с Венесуэлой и Ираном, говорит эксперт Александр Корнилов. «Будут ли соблюдать санкции основные потребители иранской нефти, Китай и Индия, продолжат ли они ее покупать. Если уйдет Иран со своим миллионом баррелей в сутки дополнительного экспорта, его с лихвой может заместить Саудовская Аравия, как это было после введения санкций первой волны», — полагает аналитик.


Он отмечает, что в последние годы геополитический фактор на рынке нефти стал играть серьезную роль. «Скоординированные действия крупнейших экспортеров нефти, как показала практика, тоже довольно серьезно влияют на цены на нефть. Многое может решить предстоящее заседание в Вене», — заключил Корнилов.