St
Нарушил инструкцию, а КГБ ни при чем: в Белоруссии обвинили пилота в посадке самолета с Протасевичем в Минске
В Минтрансе заявили, что командиру экипажа поступала команда лететь в Вильнюс после сообщения о бомбе на борту undefined

Нарушил инструкцию, а КГБ ни при чем: в Белоруссии обвинили пилота в посадке самолета с Протасевичем в Минске

В Минтрансе заявили, что командиру экипажа поступала команда лететь в Вильнюс после сообщения о бомбе на борту

Пилот самолета авиакомпании Ryanair, на борту которого находился журналист Роман Протасевич, нарушил инструкции, совершив экстренную посадку в Минске, а не в Вильнюсе. Об этом заявил директор департамента по авиации белорусского Минтранса Артем Сикорский. Он назвал абсурдными предположения СМИ, что на диспетчера оказывал давление сотрудник КГБ.


Представитель Минтранса республики рассказал, что после сообщения об угрозе взрыва командиру экипажа передали код чрезвычайного происшествия «красный». «Что значит для летчика код «красный»? Это значит, что он должен приземлиться на ближайшем аэродроме», — пояснил Сикорский в интервью телеканалу «Беларусь 1».


По его словам, на тот момент ближайшим был именно аэродром в Вильнюсе, который находился в 70 километрах. «Но самолет не думал ни снижаться, ни сбрасывать скорость, чтобы войти в посадочное положение», — добавил Сикорский.


Он также задался вопросом, почему литовский пилот на самолете, зарегистрированном в Польше, нарушил инструкцию. «И ведь мы все это время как мантру талдычим: «Дайте нам внутрикабинные переговоры либо переговоры пилота с вильнюсским диспетчером, чтобы понять, почему он полетел в Минск», — продолжил глава департамента.


Предположения, опубликованные ранее в западных СМИ, что диспетчер консультировался с сотрудником КГБ Белоруссии, передавая пилоту код «красный», не имеют под собой никакой почвы, отметил Сикорский: «Получается, что сотрудник, наоборот, способствовал тому, чтобы самолет полетел в Вильнюс. <...> Самолет мог полететь на базовый аэропорт в Варшаве — по-моему, ближе, чем до Минска, <...> должен был полететь в Вильнюс», — отметил он.


Сикорский обратил внимание, что решение принимает командир самолета, а диспетчер только передает информацию и сопровождает прохождение лайнера в выбранный им пункт в белорусском воздушном пространстве, обеспечивает безопасную навигацию. Однако в тот момент, по словам чиновника, работал не один диспетчер. «Решения принимались коллективно: есть старший диспетчер, есть руководитель полетов», — заключил он.

Читайте там, где удобно: добавьте Daily Storm в избранное в «Яндекс.Новостях», подписывайтесь в Дзен или Telegram.

Самолет Ryanair, на котором находился Протасевич, совершил экстренную посадку в аэропорту Минска 23 мая. Он следовал из Афин в Вильнюс. Информация о бомбе на борту не подтвердилась. Кроме Протасевича силовики задержали его девушку, гражданку России Софью Сапегу. Оба сейчас проходят обвиняемыми по уголовным делам, связанным с протестами после выборов президента Белоруссии в прошлом году. Протасевичу грозит до 15 лет тюрьмы.


Авиадиспетчер Олег Галегов, посадивший в аэропорту Минска самолет с Протасевичем, ранее выдал властям Польши детали происшествия. Мужчина утверждает, что сообщение о бомбе на борту самолета было ложным и все происходящее в аэропорту являлось операцией КГБ. Об этом 8 декабря писала газета The New York Times со ссылкой на источники.


Их информацию частично подтвердил пресс-секретарь министра-координатора спецслужб Польши Станислав Зарин. Он также заявил, что, по словам Галегова, на диспетчерской вышке был сотрудник КГБ. Он якобы постоянно говорил по телефону с кем-то и докладывал, что происходит с лайнером.


Сикорский посчитал материал американского издания «информационным вбросом». Он считает, что статья The New York Times «в первую очередь рассчитана на обычного обывателя, на общественность, на тех, кто не знает специфики гражданской авиации».

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...