St
Шевченко и Сванидзе: За драку стыдно, но руки не пожали

Шевченко и Сванидзе: За драку стыдно, но руки не пожали

Журналисты рассказали «Шторму» об инциденте в студии радио «Комсомольская правда» и как это связано с фильмом «Смерть Сталина»

Журналисты рассказали «Шторму» об инциденте в студии радио «Комсомольская правда» и как это связано с фильмом «Смерть Сталина»
Скриншот © Daily Storm

Телевизионщики Николай Сванидзе и Максим Шевченко принесли извинения аудитории за драку, которую они устроили 30 января в редакции «КП». Журналисты поделились со «Штормом» мнениями о конфликте вокруг одной из самых сложных исторических фигур в отечественной истории и указали на раскол российского общества.


Сванидзе и Шевченко обсуждали в эфире Иосифа Сталина. Сванидзе, придерживающийся либеральных взглядов, считает абсолютно неприемлемым стиль управления страной накануне Второй мировой войны, в частности, имелись в виду чистки в Красной армии. Шевченко же возмутили озвученные Сванидзе цифры по жертвам сталинских репрессий. В какой-то момент Шевченко заявил, что его оппонент «плюет на могилы наших солдат». Именно эта фраза стала «спусковым крючком», превратившим беседу в драку. Видео инцидента моментально стало одним из самых популярных в Сети.



Журналисты глубоко сожалеют о драке, но выходить из «идеологических окопов» и брататься не готовы. Об этом они рассказали корреспонденту «Шторма».


«Мне очень стыдно перед аудиторией «Комсомольской правды», и я уже приносил свои извинения. Вчерашний эпизод – это прежде всего не сдержанность, и моя в частности. Никакие идеологические споры не являются оправданием несдержанности… Мы не помирились – я не жал руки. Нас растащили, и мы больше друг друга не видели», – раскаивается Сванидзе.


«Я был готов извиниться и подставлял вторую щеку, – заявил Шевченко. – Я выражаю сожаление. И считаю себя виновным в том, что мне не хватило внутренней сдержанности и что я мог бы не доводить до этого… Но принципиальный политический конфликт между нами есть – не буду делать вид, что его между нами нет!»


Инцидент в редакции «Комсомольской правды» – наглядная демонстрация раскола в российском обществе, который только нарастает. Комментарии и Сванидзе, и Шевченко свидетельствуют об этом. Даже на следующий день после конфликта оба журналиста продолжили ожесточенный заочный спор друг с другом.


«Накал транслировал Николай Карлович... И вот эта манера обсуждения!.. Если бы я сейчас начал бы вам рассказывать без фактического подкрепления, что в редакции «Шторма» процветает рабский труд, то вы, как журналист редакции, справедливо бы возмутились, возможно, согласившись с некоторыми отдельными деталями, но не с общей картиной! – риторически заметил Шевченко. – То же самое было и в нашем разговоре со Сванидзе – он позволял себе на голубом глазу нести чушь! Свое высказывание, что «он плюет на могилы советских солдат», я готов повторить неоднократно и от него не откажусь».


Компартия постоянно пытается пиариться за счет «бренда вождя», с чем либеральной общественности нельзя ни в коем случае мириться, убежден Сванидзе: «КПРФ и Павлу Грудинину, как кандидату от партии, выгодно упоминание имени Сталина. Они раскручивают, это их идеология. Левые, разумеется, этим пользуются… В свое время упоминание имени Сталина даже в нейтральном отношении было также неприлично, как, извините, испортить воздух. Сейчас это не так».


По его словам, если не отвечать оппонентам, ситуация с постепенным возрождением в новом обличье культа личности Сталина может только усугубиться «Если ничего не отвечать, то ему по всей Москве начнут ставить памятники», – добавил Сванидзе.



Оба собеседника «Шторма» тем не менее согласны с тем, что их драка стала частью общественной дискуссии (тоже не всегда мирной), которая развернулась вокруг запрета показа в России фильма «Смерть Сталина».


«Сталин – это всегда эмоциональна тема, ­– отметил Сванидзе. – И наша драка, возможно, в какой-то степени связана с этим. Разумеется, прямой связи тут нет, но вне всякого сомнения — это была одна из самых «гвоздевых» тем нашего разговора, пока он еще оставался разговором».


«Разумеется, это так! – поддержал Шевченко. – Я не принадлежу к лагерю сталинистов. Репрессии оправдать невозможно. Но я считаю, что сама идея трансляции такого фильма, который в юмористическом и оскорбительном ключе показывает трагическую советскую историю, неприемлема… Если бы в США показали некий расистский фильм, высмеивающий смерть Авраама Линкольна и показывающий его садистом и убийцей, которым многие жители юга США его считают и по сей день, то это было бы так же скандально и оскорбительно». 


Вместе с тем Шевченко предположил, что, например, для КПРФ показ фильма «Смерть Сталина» в России стал бы отличным пиар-подспорьем, учитывая предвыборную кампанию: «Если бы его не запретили, то это был бы настоящий подарок оппозиции от власти».



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...