St
Судящийся из-за слов главы ФСБ о репрессиях следователь решил дойти до Верховного суда
Игорь Степанов против слов Александра Бортникова, сказанных в интервью «Российской газете» «о перегибах на местах» в 1937-м

Судящийся из-за слов главы ФСБ о репрессиях следователь решил дойти до Верховного суда

Игорь Степанов против слов Александра Бортникова, сказанных в интервью «Российской газете» «о перегибах на местах» в 1937-м

Коллаж: © Daily Storm

Савеловский суд Москвы отказался удовлетворить иск бывшего следователя Генпрокуратуры Игоря Степанова, который требовал от «Российской газеты» опубликовать его статью о Большом терроре как опровержение слов главы ФСБ Александра Бортникова, назвавшего события 1937-1938 годов «перегибами на местах». В беседе с Daily Storm истец заявил, что готов отстаивать свою точку зрения в высших инстанциях, вплоть до Верховного суда. По меньшей мере 20 родственников Степанова были репрессированы, и он хочет воспрепятствовать попытке оправдать государство и органы НКВД.


«Я его [Савеловского суда] решение буду обжаловать. Есть следующие инстанции, которые будут принимать новые решения: апелляционные, кассационные», — заявил Степанов корреспонденту Daily Storm.


Правоохранитель не исключил, что суд может встать на его сторону. «Вы не верите нашему российскому суду? — повысив голос, риторически переспросил Степанов. — Владимир Владимирович что говорит? «Наш суд самый справедливый суд в мире»… Хотя, это не он, кажется, говорил… Может быть, Мосгорсуд отменит сейчас это решение как незаконное».


Степанов считает, что нужно восстановить справедливость в освещении событий Большого террора, который развернул Иосиф Сталин против собственного народа в 1930-е годы. Бывший правоохранитель заявил, что готов опубликовать свою статью в любом другом СМИ. Он откликнулся на предложение корреспондента Daily Storm: «Легко! Размещайте!».



Интервью с Бортниковым «ФСБ расставляет акценты» вышло в декабре 2017 года на первой полосе «Российской газеты». Глава спецслужбы, в частности, заявил, что массовые репрессии были «перегибом в работе ОГПУ-НКВД на местах». Степанов потребовал от «Российской газеты» разместить либо опровержение слов Бортникова о 1937-м, либо другой текст, который свидетельствовал бы, что глава ФСБ сказал правду о Большом терроре. «Российская газета» проигнорировала требования Степанова, и он обратился в суд.


К иску правоохранитель приложил материалы о 20 своих родственниках (священнослужителях и учителях), которые были сосланы или расстреляны в 1930-е годы. В Facebook он опубликовал эти данные и свой текст-опровержение на интервью Бортникова.


undefined

undefined

В начале июня «Коммерсантъ» написал, что с 2014 года в архивах российских правоохранительных структур уничтожаются учетные карточки репрессированных. Позже эта информация была опровергнута властями.


Массовые репрессии в СССР осуществлялись во время правления Иосифа Сталина. Сначала, в 1920-х, они затронули только высшее партийное руководство. Затем, в 1937-м — 1938-м был развернут Большой террор, и репрессированы были уже десятки тысяч человек, многие из которых — расстреляны. Особенно сильно пострадал командирский состав Красной Армии.


Точное число репрессированных до сих пор неизвестно. По данным «Мемориала», оно может достигать 12 миллионов человек. В 1950-е годы, после XX съезда КПСС, основная масса репрессированных была реабилитирована.