St
В МГИМО указали на прагматизм России в делах с Ираном и Саудовской Аравией

В МГИМО указали на прагматизм России в делах с Ираном и Саудовской Аравией

Представитель Ирана в ОПЕК Хуссейн Каземпур Ардебили призвал выступить против планов Москвы и Эр-Рияда об увеличении добычи нефти

Представитель Ирана в ОПЕК Хуссейн Каземпур Ардебили призвал выступить против планов Москвы и Эр-Рияда об увеличении добычи нефти
Фото: © GLOBAL LOOK press/Anton Kavashkin

Иран в рамках ОПЕК призвал страны — участницы картеля, которые согласились сократить объемы добычи, выступить против планов России и Саудовской Аравии увеличить нефтедобычу. 17 июня Москва и Эр-Рияд согласовали бессрочное продление договора ОПЕК+, однако на уровне правительств двух стран обсуждается возможность увеличения добычи в III квартале 2018 года. Ведущий научный сотрудник Центра ближневосточных исследований МГИМО Александр Крылов считает, что России не грозит ухудшение отношений с Ираном, поскольку Москва, зная о сложных взаимоотношениях Тегерана и Эр-Рияда, на несколько шагов вперед просчитывает свою политику на Ближнем Востоке, учитывая все риски.


Россия и Саудовская Аравия заявили о своей готовности увеличить нефтедобычу, чтобы компенсировать исчезновение с мирового рынка значительной части венесуэльской нефти из-за экономического кризиса в латиноамериканской республике, а также возможный подрыв экспортного потенциала Ирана из-за вероятного введения санкций США против исламской республики. Сделка ОПЕК+ по общему объему добываемой нефти не будет нарушена, отмечают в Москве и Эр-Рияде. 


«Я не думаю, что будет какое-то ухудшение отношений [с Ираном]. У нас в экономической и в военной плоскости выстроены хорошие конструктивные взаимоотношения. Там есть пространство для развития в позитивном русле», — сказал Александр Крылов. 


Ученый считает, что все страны ожидаемо хотят заработать на высоких ценах на черное золото: «Нефть всегда вторгается в политические вопросы, особенно на Ближнем Востоке. Конечно, в данном случае срабатывает механизм, направленный на [извлечение] максимальной выгоды из сиюминутной конъюнктуры… Этим пользуются любые государства».


Заявления представителей Ирана для СМИ не следует воспринимать слишком серьезно: «Иран — это экономический и военный партнер России. Тегеран в долгосрочном периоде не будет обострять конфликт. Понимаете, такие вещи очень быстро дипломатическим путем «тушатся»: достаточно лишь одного телефонного звонка на высшем уровне, чтобы отношения полностью нормализовались». 


Повторение событий середины 1980-х годов, когда Саудовская Аравия фактически обрушила мировые цены на нефть, что подорвало экономику СССР, вряд ли возможно, отметил Крылов. Выгодное отличие российской внешней политики в этом регионе от советской, по его мнению, кроется в том, что в настоящее время Москва значительно лучше просчитывает все плюсы и минусы от своих возможных действий, делая ставку в большей степени на прагматизм и экономику, а не руководствуясь идеологическими соображениями и эмоциями, как раньше.


«Мы прощупываем все варианты. Наша политика стала намного гибче. Раньше мы были готовы выстраивать во что бы то ни стало хорошие отношения только с теми, кто готов нас поддерживать. Сейчас идет анализ того, насколько выгодно сотрудничество с любой страной, — рассказал Крылов. — В той же самой Сирии мы добились больших успехов: создали хороший форпост и показали, что ни одна проблема на Ближнем Востоке не может решаться без России. Важно, что это понимают и в Саудовской Аравии. Хочет того Эр-Рияд или нет, но он вынужден вести переговоры с Москвой».


Проблема в другом, считает ученый: Саудовская Аравия может попытаться склонить Россию к военно-политическому союзу, используются подобного рода сделки. Однако в настоящий момент Москва искусно с дипломатической и экономической точек зрения избегает попадания в такого рода политическую западню.


«Эр-Рияд очень сильно боится Тегерана. Если у них [Саудовской Аравии и Ирана] будут и дальше обостряться отношения между собой — возможно, все дойдет до войны... Пока никаких опасений на этот счет нет: в Иране прекрасно понимают, что нет никакого смысла ввязываться в военные авантюры, а в Саудовской Аравии также отдают себе отчет в том, что последствия от войны с ИРИ для всего региона абсолютно непредсказуемы», — заключил Крылов.


Профессор РГУ нефти и газа имени Губкина Валерий Бессель также полагает, что планы России и Саудовской Аравии являются продуманными с экономической и политической точек зрения. «То, что Россия и страны картеля будут жестко бороться за рынки сбыта нефти, — это естественно. Конечно, если появляется возможность продавать больше нефти за более высокую цену, все это будут делать», — заметил Бессель.


Страны ОПЕК и еще несколько не входящих в организацию государств в конце 2016 года договорились сократить добычу нефти на 1,8 миллиона баррелей в сутки от уровня октября 2016 года. Соглашение, получившее название ОПЕК+, действует до конца 2018 года. Этот договор среди прочего позволил в течение двух лет поднять цены на нефть до приемлемого для всех стран уровня.


16 июня министр энергетики России Александр Новак заявил, что Москва и Эр-Рияд рассматривают возможность увеличения на 1,5 миллиона баррелей нефти, но только на период III квартала 2018 года. 17 июня Владимир Путин и Мухаммед бен Сальман согласились рассмотреть возможность бессрочного продления соглашения ОПЕК+. Вопрос о смягчении квот на добычу и бессрочном продлении соглашения ОПЕК+ будет рассмотрен на форуме в Вене 22-23 июня.