St
«Поправка одного процента»: поможет ли смягчение закона о лайках и репостах?
Никто не сидит в тюрьме за один репост — добиваться пересмотра дела придется самостоятельно

«Поправка одного процента»: поможет ли смягчение закона о лайках и репостах?

Никто не сидит в тюрьме за один репост — добиваться пересмотра дела придется самостоятельно

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

Президент России Владимир Путин 3 октября внес в Государственную думу законопроект о частичной декриминализации статьи 282 Уголовного кодекса «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Суть проекта: отныне человек попадает под уголовное преследование лишь тогда, когда совершит экстремистское деяние повторно в течение одного года. Это как раз таки касается так называемых наказаний за лайки и репосты, новости о которых то и дело мелькают в СМИ. В Госдуме, которой только предстоит рассмотреть поправки, уже пообещали существующие дела об экстремизме в интернете переквалифицировать на административные или прекратить. По крайней мере, так об этом «Дождю» рассказал председатель комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников. Однако у общественности осталось много вопросов — нечеткие формулировки поправок могут привести к лазейкам в законе, которые, в свою очередь, повлекут за собой очередные проблемы.


Из документа следует, что за первое нарушение «экстремистской статьи» УК РФ можно будет отделаться административными санкциями. Уголовная ответственность (это если законопроект примут), будет наступать только в случае повторного правонарушения в течение года.


undefined
Коллаж: © Daily Storm

По словам Павла Крашенинникова, председателя комитета по госстроительству и законодательству Госдумы, закон будет иметь обратную силу, а новые нормы будут распространяться на вступившие в силу приговоры и на возбужденные уголовные дела по этой статье.


«Соответственно, приговоры будут пересмотрены, а уголовные дела прекращены. Лиц, которые уже отбывают наказание по предыдущей редакции закона, выпустят на свободу», — пояснила пресс-секретарь Крашенинникова Екатерина Лифанова.


Член президентского совета по правам человека Андрей Юров считает, что идея смягчить закон — правильная. Но предлагаемые поправки реальной проблемы не решат.


«Никто не сидит за один репост. Все сидят за два или три. Это значит, что они все равно будут сидеть. Первое дело будет переквалифицировано в административное, а все остальные по-прежнему останутся уголовными. Изменение законодательства должно касаться значительного числа людей, а оно касается экзотических случаев. Оно не решает никаких проблем, оно решает проблемы для одного процента», — отмечает Юров.


Адвокат Марии Мотузной — 23-летней жительницы Барнаула, обвиняемой в экстремизме за мемы, — Алексей Бушмаков в беседе со «Штормом» объяснил, что новые поправки могут положительно повлиять только на судьбы тех, чьи дела находятся в производстве судов и следствия. Статья 10 УК РФ гласит, что смягчающий наказание уголовный закон имеет обратную силу, и это облегчит положение обвиняемых, как и осужденных, чьи приговоры могут быть пересмотрены. При этом юрист отмечает, что понятие однократности, которое смущает многих правозащитников и экспертов, на данный момент не конкретизировано — приоритеты будут расставляться судебной практикой.


«Понятие однократности здесь должно пониматься фактически: то есть это одна картинка или 10 картинок сразу; а потом если ты через какой-то период времени выкладываешь новую, то это уже влечет уголовную ответственность. Количественный показатель не должен иметь приоритет», — поделился мнением Бушмаков.


По словам юриста и эксперта Информационно-аналитического центра «Сова» Марии Кравченко, несмотря на то что все дела, которые сейчас рассматриваются, а также приговоры, срок судимости по которым еще не вышел, подлежат пересмотру, поправки затронут незначительное количество людей.


«По 282-й статье чаще дают условные сроки, штрафы или обязательные работы. Сидят за рецидивы, если обвинение предъявлено по разным статьям, а не только по статье 282 УК РФ. Здесь возникает некоторая коллизия, потому что раньше уже были прецеденты, когда декриминализовывали состав уголовных статей, но ей подлежала статья целиком. А сейчас речь идет о частичной декриминализации», — говорит Кравченко, указывая, что из-за этого появляются вопросы, которые могут быть разрешены поправками на стадии второго чтения, либо все будет зависеть от позиции Верховного суда.


Таким образом, после принятия президентских поправок останется еще дождаться постановления пленума Верховного суда, которое сформирует практику применения новой нормы.


По данным судебного департамента Верховного суда, за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства (ст. 275—284 УК РФ) с 2015 года были осуждены 1 760 человек, из них 646 — в прошлом году. 98 человек лишились свободы, 13 из них — до пяти лет включительно, а 383 получили условное наказание.


Поправки тем не менее облегчат работу адвокатов. Согласно 217-й статье УПК РФ, с материалами уголовного дела обвиняемый и защитник могут ознакомиться после завершения расследования. Теперь же, в рамках административного дела, материалы будут доступны адвокату сразу же, что позволит оперативно принять меры по защите клиента.


«Вся битва сейчас будет происходить в суде первой инстанции, да и статьи кодекса тоже поменяют. Сейчас говорят, что есть аналогичные статьи 20.29 и 5.26. То есть 5.26 — это аналог 148, а 20.29 — это 282. В КоАП нет указания на умысел совершения. А в уголовных делах есть, но вот как они поменяют сейчас эти статьи — непонятно», — объяснил адвокат Марии Мотузной.


Внесенные изменения при этом никак не повлияют на действия оперативников. Сотрудники правоохранительных органов смогут запрашивать личные данные у администрации социальных сетей, если посчитают это необходимым.


«Если полицейские посчитают, что необходимы какие-то сведения в рамках оперативного контроля или выявления правонарушения, то они будут делать запросы. Вот 5.26 КоАП — это оскорбление чувств верующих, но с распространением всякой символики. При этом в данном случае проводится тот же объем оперативных мероприятий, что и в рамках 148-й статьи УК», — заключил Алексей Бушмаков.


Юрист международной правозащитной организации «Агора» Дамир Гайнутдинов рассказал, что осужденные за экстремизм смогут требовать компенсацию в случае, если дела будут прекращены в связи с отсутствием состава преступления. «В таком случае подозреваемые, обвиняемые и осужденные смогут требовать компенсацию за незаконное уголовное преследование на общих основаниях», — объяснил Гайнутдинов.


По мнению юриста «Агоры», готовящиеся поправки снизят количество уголовных дел лишь в первое время: начнется период административных нарушений, после которых вновь начнутся уголовные. «Палочная система, центры «Э» и СК с ФСБ ведь никуда не денутся. Тем более что кроме статьи 282 есть еще 280 и 205.2, по которым как раз сейчас активизация идет. И по ним все остается без изменений», — подытожил Гайнутдинов.


Предложенные президентом поправки будут рассмотрены на ближайшем Совете Госдумы 8 октября.