St
«Вчера иду в магазин, и человек идет в противогазе». Бывший главный санврач Москвы — о сумасшествии вокруг COVID-19
Замдиректора по науке НИИ вакцин и сывороток имени Мечникова Николай Филатов — о том, почему России не так страшен коронавирус Коллаж: © Daily Storm

«Вчера иду в магазин, и человек идет в противогазе». Бывший главный санврач Москвы — о сумасшествии вокруг COVID-19

Замдиректора по науке НИИ вакцин и сывороток имени Мечникова Николай Филатов — о том, почему России не так страшен коронавирус

Коллаж: © Daily Storm

Daily Storm расспросил его о разумности проведения парада 24 июня, своевременности голосования по поправкам к Конституции РФ, рекордной смертности во время пандемии в США, походе к президенту и вероятном появлении врачей в Госдуме. Ученый иронизировал по поводу социальной дистанции, рассказал о массовой панике, Средневековье и людях в противогазах на улицах. Объяснил несовершенство американской системы здравоохранения и покритиковал власти за режим прогулок в Москве. Кроме того, Филатов предложил встретиться вновь, если коронавирус к осени не утихнет.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Николай Филатов
Николай Филатов


— О ситуации относительно парада Победы 24 июня. Возможно ли его проводить?


— Я считаю, что абсолютно вовремя будет проведен. Переносить его на более отдаленные сроки не нужно. Ситуация с коронавирусом гаснет на глазах. Больше паники какой-то создано вокруг. Расскажите мне, при какой еще инфекции мы делали по 250 тысяч обследований, связанных с возбудителем инфекции? Никогда такого не было. Точно могу сказать. Есть другие более опасные вирусы, а здесь летальность 0,9%.


— Вы бы рекомендовали проведение голосования по поправкам к Конституции 24 июня? Парад можно провести, размещая людей довольно далеко друг от друга, — на выборах так не получится. Будет сложно соблюдать дистанцию.


— Одну простую вещь хочу спросить: вот это кто придумал? Дистанцию в полтора метра? Мне бы этому человеку заглянуть в глаза. Что такое социальная дистанция? В XVIII веке дамы ходили в широких платьях с каркасом из проволоки. И вот к ней близко подойти нельзя было, платье не позволяло. Вот это социальная дистанция?


Это маразм. Представьте себе, я стою и дышу, просто выдыхаю воздух. Я болен. У меня в этом воздухе вируссодержащие аэрозоли висят. Я сделал два шага вперед, вы встали на мое место. Вы что, не вдохнете этот воздух?! Что нам дает эта дистанция? Просто дикость, Средневековье! 



— Тем более, значит, противопоказано должно быть посещать массовые мероприятия.


— Ну, слушайте, можно управлять эпидемическим процессом, с которым столкнулись. 


— Ну а в США рекордная смертность. Там как?


— Разница в одном. Летальность, она считается от заболевших. Это доля умерших среди заболевших: показывает, насколько тяжело люди болеют. В Америке высокая летальность, потому что половина заболевших не обращаются за медицинской помощью, а стараются пролечиться самостоятельно дома. Во-первых, они знают, что специфического лечения нет, а во-вторых, страховка там — это дорого для них слишком. И обращаются уже очень тяжелые больные. Выживают после искусственной вентиляции легких только 13%.


Мы считаем летальность от всех, у кого выявлено заболевание. Половина из заболевших переносят вирус как здоровые люди. У них еще есть вирус папилломы человека, вирус герпеса и еще два десятка. Ну и что?! Понимаете, я уже устал: не могу докричаться, потому что никто не хочет слушать.

Вчера иду в магазин, и человек идет в противогазе. В противогазе! В магазин! Это о чем говорит? О том, что все это ненормально. Люди становятся психически больными.


— В противогазе — перебор, конечно.


— Просто не успел сфотографировать. Растерялся.


— Вы говорили ранее, что ходили к президенту обсуждать коронавирус. Больше не ходили?


— Нет. Тогда спросили мое мнение. Я его озвучил, и все.


— Насколько верно принимают решения власти?


— Знаете, есть вот эта пирамида штабов. У людей в голове: а вдруг произойдет ухудшение обстановки? Конечно, какой-то риск всегда существует. Но хочу сказать: это не та проблема, по которой нужно сегодня печалиться.


— Сейчас все больше врачей появляется в медийном пространстве, на телевидении. Есть глава информационного штаба доктор Александр Мясников, главврач больницы в Коммунарке Денис Проценко, которого часто показывают. Есть движение в регионах. По данным политолога Евгения Минченко, среди порядка 5900 участников предварительного голосования «Единой России» в этом году оказалось в пять раз больше врачей, чем в прошлом.


— Знаете, я абсолютно не политик. У нас в свое время было понятие «санитарно-просветительская работа». Существует распространенное мнение, что нужно мыть руки перед едой. Слышали, наверное? Перед едой. А это абсолютно никакого отношения не имеет [к проблеме]. Руки надо мыть перед приготовлением пищи. Маленький пустячок. И вот это все стало тиражироваться. Можно кушать грязными руками, и не заболеешь! А вот если ты приготовил грязными руками пищу, то ты обязательно заболеешь.


Любой врач должен обучать чему-то правильному. Ну а дальше каждый сам решает. У нас в Думе есть спортсмены. Ну, вот есть общество наше: кто-то врач, кто-то инженер, кто-то спортсмен. Наверное, должны быть и в Думе тоже. Если у человека есть к этому определенное признание, то да. А если он идет туда, чтобы 400 тысяч зарплату получать, то, я считаю, что это плохо.



— COVID-19 не сохраняется на поверхностях в течение долгого времени, поэтому носить перчатки может быть вредно: можно заработать грибковые заболевания. Об этом заявил завкафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии Первого МГМУ имени Сеченова академик РАН Виталий Зверев. Вы говорили, что заливать антисептиком машины и улицы абсурдно. Сколько нужно времени, чтобы выветрились продукты жизнедеятельности?


— Поливать улицы вредно. Мы окружены микроорганизмами. И со временем дезинсектанты не будут на них действовать. Почему есть проблема больничных штаммов? Потому что они привыкают. Прежде чем принять решение, нужно просчитать вред и эффективность. Зверев абсолютно правильно сказал. Инфекцией заражаются при вдыхании аэрозолей. Есть некоторые вирусы, которые могут через слизистую глаза проникать в организм.


— В Москве введены новые правила прогулок граждан.


— Слушайте, у меня сразу отношение испортилось к власти. Сами себе вешают какую-то дурь. Вот сегодня плохая погода. Вот у той, у которой есть сегодня разрешение гулять, она сегодня не пойдет. А завтра будет хорошая погода, но ей уже не положено. Кто-то думал над этим? И что все это даст? Пользу какую?


— Что думаете о вакцине? Об этом говорят все больше. Стоит ли отменять ограничения, не дождавшись массовой вакцинации? Некоторые вообще против прививок.


— Я абсолютно убежден, а если я не прав, вот давайте поговорим осенью. Никакой [опасности], значит. Вот это поэтапное открытие, это все не открыто. Я сегодня гуляю, ты — завтра, и еще обязательно все в масках, сапогах, не хватает только резиновые носки надеть. Детей почему держат взаперти? Они не болеют, вирус с ними сосуществует.


— Чтобы дети не принесли его домой к взрослым, заразившись.


— У вируса есть диапазон вирулентности, агрессивности по отношению к человеку. Человек, который просто переносит его, но не болеет, выдыхает то, что слабовирулентно. В Германии проверили общение ребенка с вирусом, было 150 контактов, но ни один не заболел. Нельзя собирать стариков. Дагестан уже за это получил. Плюс вспышки в домах престарелых, хосписах.


Когда появился коронавирус MERS, больше десятка лабораторий начали заниматься разработкой вакцины сразу. Потом все это отменили. Потому что повторных случаев не было. С этим то же самое.


— Осенью COVID-19 как тему дня вспоминать не будут, люди перестанут умирать, вы говорили.


— Да.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...