St
Задержанные в Реутове живодеры — часть обширной сети, обслуживающей секс-извращенцев
Рассказываем, с чего все началось и как удалось вычислить преступников

Задержанные в Реутове живодеры — часть обширной сети, обслуживающей секс-извращенцев

Рассказываем, с чего все началось и как удалось вычислить преступников

Коллаж: © Daily Storm

Задержанные в подмосковном Реутове за убийства животных сотрудница секс-шопа и ее подельник из Беларуси входили в нижнее звено цепи широкой сети живодеров. Главной целью группировки (часть ее членов продолжает находиться на свободе) является продажа шок-контента людям с извращенными сексуальными предпочтениями. Задержанные проходят подозреваемыми и по другим уголовным делам — за жестокое обращение с животными и поджог церквей. Оперативники и детективы продолжают устанавливать личности руководителей преступной группировки, а мы рассказываем, с чего все началось и как благодаря детективам и пользователям Сети удалось задержать живодеров.


В середине августа в редакцию «Шторма» обратились зоозащитники с призывом о помощи:  анонимные живодеры начали рассылать им фото и видео с изощренными убийствами котят. Одного из них преступники заживо сварили в банке, других резали на части, распинали на крестах и тыкали ножами. Контент сопровождался письмами, обращенными к зоозащитникам, которых неизвестные живодеры называли зачастую «зоошизой».В трудночитаемых письмах (слова были нарочно исковерканы, написаны с ошибками) можно было выделить и угрозы самим зоозащитникам. В одном из посланий была следующая строчка: «ОНАСТАСИЯ ПАРУБЕМ ТИБЯ НО МЯСА И ПА РУБЛЮ ПРАДАДИМ». Авторы обращались к Анастасии Федюниной, председателю ассоциации «Зооправо», специализирующейся на защите животных. Именно ее знакомый обратился в «Шторм», рассказав о новом виде кибербуллинга.


undefined

Тогда же Анастасия Федюнина написала заявление в ОМВД Лефортово. В нем среди прочего были указаны ссылки на аккаунты в социальной сети «ВКонтакте», с которых делалась рассылка шок-контента. Письма, содержащие видео с издевательствами над животными, приходили трижды: 16, 17 и 29 августа. Каждый раз использовались разные аккаунты без какой-либо информации с одним и тем же именем — Алена Савченко.


Анонимные живодеры были фанатами осужденной ранее хабаровской живодерки, которая сейчас отбывает наказание в колонии. Как выяснилось позже, «последователи» Савченко объединились в клуб по интересам, назвав себя «Культ Анубиса».


Дело живодерок из Хабаровска стало одним из самых громких в 2016 году: две девушки брали животных «в хорошие руки» и жестоко расправлялись с ними в заброшенном здании, а затем в Сети хвастались фотографиями в окровавленных одеждах, выкладывали видео с убийствами котов и собак. После громкого возмущения общественности девушек все же задержали и предъявили обвинения: Алена Савченко получила четыре года и три месяца колонии, а ее подруга Алина Орлова — три года.


Заявления в полицию о шокирующем видео с убийствам котят особых результатов не давали — никаких следственных действий, по словам Федюниной, не проводилось: за две недели следователь с ней так и не связался, не опросил как заявителя, а все попытки узнать о ходе проверки ограничивались сообщениями о том, что проверка идет и нужно ждать. 30 августа, на следующий день после очередной рассылки, Анастасия Федюнина запустила флешмоб в Instagram с хештегом #мвдрф_посади_живодеров_сатанистов. В каждом посте участников также был указан логин официального аккаунта МВД.


Когда пользователи начали писать комментарии на странице правоохранительных органов, их стали блокировать. На данный момент в Instagram насчитывается 1450 упоминаний указанного хештега. В итоге полицейским все же пришлось дать ответ. Они сообщили, что делом занимаются лучшие специалисты Управления «К», которое расследует преступления, совершенные в интернете.


Детективы


После двух заявлений в полицию Анастасия Федюнина поняла, что ждать помощи от сотрудников правоохранительных органов — это долго и не всегда оправданно. Поэтому зоозащитница обратилась за услугами к детективному агентству.


Александр Соколов, генеральный директор ООО «Оперативно-сыскное бюро» рассказал, что стоимость его услуг начинается от 20 тысяч и заканчивается миллионом рублей.  С «Зооправом» Соколов работал бесплатно, но при иных обстоятельствах проделанный объем работ оценил бы в 300 тысяч рублей.


«Есть разные факторы, из которых формируется стоимость: как хорошо спрятан тот, кого нужно найти, как давно сбежал, есть ли у него российское гражданство и что на него есть в соцсетях. Обычно оплата происходит по результатам, но если есть какая-то затратная часть, то мы берем предоплату», — объяснил Соколов.


undefined
Фото из архива героя публикации

Генеральный директор детективного агентства, помогавший следствию, рассказал, что над «делом живодеров» работали сразу в нескольких направлениях: соцсети, определение местонахождения через IP-адрес и наружное наблюдение. Компания имеет лицензию детективного агентства, что позволяет взаимодействовать с правоохранительными органами.


«Мы даем задания нашим источникам — выйти на связь с теми или иными группами, — разумеется, не совершая никаких противозаконных действий. В данном случае у внедряемого человека есть легенда, создается впечатление, что он несовершеннолетний, пытается выйти на связь с живодерами — таким образом мы получаем часть сведений», — рассказал «Шторму» Соколов.


Основным условием для вступления в группу живодеров являлось эксклюзивное видео с жестоким убийством животного. На записи обязательно должны быть видны мучения. Детективам, по словам Александра, убивать никого не пришлось. Специалистами было сделано фейковое видео с помощью компьютерной графики. Соколов отметил, что ролик делался специально в низком качестве, как будто снимался на старый телефон с плохой камерой. Так отсекается возможность увидеть следы монтажа и компьютерной графики.


Прислать видео «Шторму» Соколов отказался, объяснив, что внедренный сотрудник до сих пор работает с группами живодеров, а публикация видео в СМИ может выдать сыщика.


«Так как у нас есть лицензия, мы плотно работаем с правоохранительными органами. Мы заключаем договор с клиентом и уведомляем об этом следователя. Всю предоставленную нами информацию следователь может приобщить делу в качестве вещдока», — рассказал Соколов. Он добавил, что многие работники агентства — бывшие сотрудники органов, хорошо знакомые с оперативно-разыскной работой, — могут действовать самостоятельно, без привлечения полицейских.


Чтобы установить адрес преступников, полицейские обратились к помощи IT-специалистов. По словам Соколова, найти IP-адреса можно через открытые источники. Затем определяется провайдер — к нему с официальным запросом обращаются детективы, чтобы узнать точный адрес. Иногда приходится убеждать и аргументировать необходимость получения информации.


«Провайдер может как согласиться, так и отказаться, потому что мы все-таки не являемся субъектом оперативно-разыскной деятельности. В обязательном порядке они обязаны предоставлять данные только правоохранительным органам. Так что тут в основном идет работа с человеческим фактором: объясняем, зачем нам это нужно, какой у нас есть материал и так далее», — объяснил Соколов «Шторму».


После организуется наружное наблюдение и общение с жильцами вычисленного дома. Детективы проводят опросы под выдуманными предлогами, узнают, кто именно живет в квартире, сколько человек. Когда информация подтверждается, данные передаются в правоохранительные органы. Вместе с полицейскими при задержании присутствуют детективы.


Соколов рассказал, что главной целью группировки является коммерция.


«По нашей информации, эти ролики продавались разным извращенцам. Но об этом знает только верхушка этой сетки. Те, кто в это вовлечены, — несовершеннолетние и прочие, — скорее всего, страдают расстройствами психики. Рассылка таких роликов зоозащитникам делалась ими ради удовольствия: им нравится показывать свою силу таким образом. Этими провокациями занимаются не те, кто получают коммерческую прибыль с таких видео. Сейчас мы выясняем, что за люди являются верхушкой и зарабатывают на этом деньги», — объяснил Соколов.


Задержание


Поняв, что лефортовским правоохранителям ее дело неинтересно, Анастасия Федюнина обратилась к заместителю начальника полиции по ЮВАО. Там сотрудники оказались отзывчивее и быстро взялись за дело. Позже, в беседах с «Штормом», Анастасия просила отдельно поблагодарить шестую оперативно-разыскную часть, отмечая, что именно так и должна работать полиция.


undefined
Главный преступник - Александр Кацемба Фото: © sk.gov.by

В пятницу, 14 сентября, оперативники ОРЧ №6 по ЮВАО совместно с сотрудниками детективного агентства задержали первую подозреваемую — Дарью Смирнову, 22-летнюю жительницу Реутова. Она работала в секс-шопе, куда и пришли полицейские. Позже «Шторму» стало известно, что в 2017 году на девушку было заведено уголовное дело за жестокое обращение с животными. Однако его расследование затянулось. В одном из старых видео Дарья Смирнова на вопрос об убийстве животных говорит, что это не преступление, а искусство.


После задержания и допроса Смирнову должны были отпустить, так как главным преступником в этом деле являлся Александр Кацемба — 28-летний гражданин Беларуси, которого у себя дома скрывала Смирнова. В какой-то момент она смогла оповестить своего сожителя о том, что к ней приехали полицейские, поэтому оперативникам пришлось срочно ехать на адрес, где был заперт Кацемба. В отношении белоруса на его родине заведено уже два дела: первое — за поджог церкви, второе недавно — за жестокое обращение с животными. По словам Анастасии Федюниной, его, скорее всего, передадут правоохранительным органам Беларуси.


Сотрудники правоохранительных органов продолжают искать других людей, причастных к группировке живодеров, а также проверяют, какие именно обязанности выполняли Дарья Смирнова и Александр Кацемба. По предварительным данным, Смирнова занималась рассылкой контента живодерам, а задержанный белорус — непосредственно убийством животных.