St
«Дух Конституции в цепях»
Авторы Конституции России 1993 года — о ее недостатках и статье Валерия Зорькина

«Дух Конституции в цепях»

Авторы Конституции России 1993 года — о ее недостатках и статье Валерия Зорькина

Фото: © kremlin.ru
Фото: © kremlin.ru

Статья председателя Конституционного суда России Валерия Зорькина всколыхнула политически активную часть общества. Казалось бы, главный судья страны прямым текстом указал, что разговоры о кардинальных конституционных реформах его тревожат. Максимум, что можно сделать — это исправить недостатки Конституции путем точечных изменений. Однако далеко не все в кабинетах власти поняли, о чем идет речь.


Профессор кафедры конституционного и административного права факультета права НИУ ВШЭ Елена Лукьянова в разговоре со «Штормом» указала на основной посыл статьи Зорькина.


«Я не вижу ни одного предложения по внесению изменений в Конституцию. Я абсолютно убеждена, что он призывает не менять Конституцию, он прямо и очень четко об этом говорит: не менять! Все недочеты исправим с помощью толкования и «Живой Конституции», — отметила известный ученый, профессор, доктор юридических наук Елена Лукьянова, которая очень часто вступает с Зорькиным в заочную полемику.


Одна из наиболее важных частей статьи «Буква и дух Конституции» говорит о необходимости честной политической конкуренции. У оппозиции должна быть реальная, а не гипотетическая возможность прихода к власти в рамках Конституции, считает Валерий Дмитриевич.


«Поддерживаю, разделяю, одобряю! — комментирует этот посыл известный юрист Лукьянова. — У меня возникает только один вопрос: почему он это в «Российской газете» пишет, а не в специальном послании Конституционного суда Федеральному Собранию, которое создало эти барьеры. По закону о Конституционном суде он имеет право в любой момент обратиться к Федеральному Собранию со специальным посланием. Он не делал этого с 1993 года».


Авторы Основного закона страны, принятого четверть века назад, Виктор Шейнис и Игорь Безруков также рассказали «Шторму» о своем мнении относительно статьи главы Конституционного суда. Они оба приветствовали начало дискуссии в этом направлении, однако выразили сожаление, что в том виде, в каком задумывалась и создавалась Конституция, сегодня она не работает.


Но сначала обо всем и по порядку.


Менять нельзя оставить


Валерий Зорькин, выпустивший свою статью в канун 25-летия Конституции России, не на шутку перепугал многих оппозиционеров, экспертов и часть Telegram-каналов.


Готовятся, мол, серьезные изменения в политической системе страны, а Зорькин по указанию Кремля своим письмом прощупывает почву под ногами власть имущих.


Главное, что увидели в статье читатели — недостатки, о которых глава Конституционного суда написал в самом начале.


«В их числе отсутствие должного баланса в системе сдержек и противовесов, крен в пользу исполнительной ветви власти, недостаточная четкость в распределении полномочий между президентом и правительством, в определении статуса администрации президента и полномочий прокуратуры. Конструкция ст. 12 Конституции дает повод к противопоставлению органов местного самоуправления органам государственной власти (в том числе представительным органам государственной власти), в то время как органы местного самоуправления по своей природе являются лишь нижним, локальным звеном публичной власти в Российской Федерации. Недостатки существуют и в разграничении предметов ведения и полномочий между Федерацией и ее субъектами», — указывается в статье «Буква и дух Конституции», опубликованной на сайте «Российской газеты».


Все, что было написано в публикации далее, практически не имеет никакого отношения к интересному заходу статьи, которая в дальнейшем целиком посвящена абстрактному духу Конституции. Зорькин лишь заманил читателя и констатировал факт — недостатки есть. А что с ними делать — оставил вопрос открытым, якобы приглашая экспертное сообщество к обсуждению.


Реакция официальных органов


По всей видимости, не утруждая себя полным прочтением 15-страничной статьи, политики отреагировали моментально.


В Государственной думе устами первого зампреда комитета по госстроительству и законодательству Михаила Емельянова успели предостеречь от внесения любых изменений в Основной закон страны, дабы не повторились трагические события 1993 года — дескать, все там и так вполне нормально, четко, ясно и понятно. Особенно с полномочиями президента.


Иную позицию занял его коллега из Совета Федерации, зампред комитета по конституционному законодательству и госстроительству Александр Башкин. Он напомнил, что Конституция России уже претерпевала ряд изменений, и даже добавил, что «возможно, он еще не все указал ее недостатки».


Закончить только начавшуюся дискуссию вызвался пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он остудил горячие головы и успокоил всех, у кого так и тянутся руки что-нибудь поменять: никаких разговоров и уж тем более никакой работы по подготовке изменений в Конституцию в администрации президента не ведется.


«Мы, безусловно, воспринимаем это как личную экспертную точку зрения Зорькина, он давно возглавляет Конституционный суд, обладает совершенно гигантским опытом, поэтому это его личное мнение», — отреагировал на статью Песков.


Примечательно, что ранее Telegram-канал «Незыгарь» осуществил вброс в информационное поле с намеком на скорую конституционную реформу. Произошло это аккурат за 17 часов до публикации статьи Валерия Зорькина в «Российской газете».


«Источник осторожно допустил, что в канун 25-летия Конституции России президент может инициировать проведение конституционной реформы, которая будет оформлена Федеральным собранием до Нового года. Конституционная реформа позволит создать новую конституционную модель власти и инициировать проведение досрочных выборов президента РФ», — сообщил «Незыгарь».


Разного рода эксперты резко подхватили тему и продолжают мусолить ее до сих пор.


Одни предполагают, что впереди нас ждут тектонические изменения системы — пост президента либо упразднят, либо сведут его к представительским функциям, а заправлять большой управленческой машиной будет председатель созданного Государственного совета, которым с большой долей вероятности станет Владимир Путин.


Другие рассуждают об усилении и расширении полномочий главы государства и возможном введении поста вице-президента. Третьи считают, что президентская республика сменится парламентской, где премьер-министр Владимир Путин будет править вечно.


Мы решили не идти на поводу у подобных весьма экзотических и одновременно весьма правдоподобных вариантов развития событий и поговорили с авторами Конституции о том, что происходит с их детищем.



Дух «Кентервильской Конституции»


Конституция Российской Федерации была принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 года. До этого ее разработка велась на протяжении трех лет с участием двух противоборствующих сторон — высшего законодательного органа страны Верховного Совета РСФСР и сторонников президента России Бориса Ельцина.


К великому сожалению, рассказывают «Шторму» авторы Конституции, дух, который они закладывали в текст Основного закона, сегодня не соответствует изначальным ожиданиям.


Однако при этом отмечают — дискуссия, которую в год 25-летия принятия Конституции начал Валерий Зорькин, безусловно, важна. Есть о чем поговорить и что обсудить.

 

Виктор Леонидович Шейнис в 1991—1993 годах был членом Совета Республики Верховного Совета и заместителем ответственного секретаря Конституционной комиссии Верховного Совета РСФСР. В 1993—1994 годах — заместитель председателя Комиссии законодательных предположений при президенте Российской Федерации.

 

Шейнис, непосредственно принимавший участие в разработке новой Конституции России, рассматривает статью Валерия Зорькина как отправной пункт для дальнейшей дискуссии, которая необходима в обществе и экспертной среде.

 

Темы, которые поднял глава Конституционного суда — важные и нужные, считает политик. Однако проблема в том, что статья Зорькина оказалась слишком уж расплывчатой.

 

Если Конституцию в целом менять нельзя, а стоит лишь ограничиться точечными изменениями, то необходимо сразу определиться с одной очень важной вещью: что именно считать радикальными изменениями и что — точечными?


«Скажем, в Конституции увеличили срок президентского правления до шести лет. Надо бы это вернуть, по меньшей мере, к четырем годам, — рассуждает в разговоре со «Штормом» Виктор Шейнис. — Это точечное или принципиальное изменение? В самой Конституции было заложено положение о том, что президент располагает определенными правами. Ему добавили сверх того, что обозначено в Конституции. Например, добавили фактическое назначение председателя Конституционного суда. Это надо убрать, потому что суд — это самостоятельная ветвь власти. Когда Зорькин говорит, что у нас не соблюден баланс властей, — я с ним согласен, но таким образом это надо менять.

 

Кроме того, он не назвал целый ряд других вещей, которые с моей точки зрения представляются очень важными, а именно — бесправие гражданина перед лицом государства. Намек на это содержится, но об этом надо сказать достаточно ясно, четко, и что следует изменить».


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

К сожалению, отмечает один из авторов Конституции 1993 года, она не работает таким образом, каким ее задумывали 25 лет назад. Особенно его удручает, что обе палаты парламента Федерального собрания — Госдума и Совфед — стали отделами администрации президента, которые рукоплещут главе государства, вместо того чтобы быть самостоятельной ветвью власти, которая должна конкурировать с другими ветвями.

 

Самыми главными разделами Основного закона страны Шейнис называет первую главу — «Основы конституционного строя», вторую — «Права и свободы человека и гражданина», девятую — «Конституционные поправки и пересмотр Конституции».


«Эти очень неплохо сделанные главы, которые восходят к работе нашей Конституционной комиссии, работавшей с 1990-го по 1993 год, являются самыми главными, что и подчеркнуто в Конституции. Изменение этих глав требует достаточно сложной процедуры — созыва Конституционного собрания, о котором у нас даже нет еще закона. И хорошо, что его нет… Лиха беда начало — начнут менять, так изменят совсем не то, что надо», — заключает Шейнис.


Еще один автор — Игорь Александрович Безруков. В 1990-1993 годах — народный депутат России, член Верховного Совета, председатель подкомитета по правовой защите Комитета Верховного Совета по законодательству; член Конституционной комиссии Съезда народных депутатов, член рабочей группы этой комиссии по подготовке проекта Конституции России.

 

В 1991-1993 годах — заместитель председателя Комитета Верховного совета России по законодательству. В 1993-м — член рабочей группы Конституционного совещания при президенте России по подготовке проекта Конституции России. Был автором второй главы Конституции — «Права и свободы человека и гражданина». Также последовательно выступал и против включения в Основной закон смертной казни.

 

Игорь Безруков рассказал «Шторму», что согласен с Зорькиным по части того, что седьмая статья Конституции не работает от слова вообще. Напомним, в ней прописано, что Российская Федерация — «социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».


«С момента создания Конституции мы не продвинулись как социальное государство, учитывая нашу медицину, здравоохранение, пенсии и так далее», — с сожалением замечает Безруков.


undefined
Фото: © kremlin.ru

По мнению автора Основного закона, проблемы в стране, конечно, есть, но они не из-за Конституции. Даже точечные в ней изменения при сложившейся политической системе в стране — это очень опасно. Стоит внести одну правку, как за ней последуют вторая, третья, четвертая и так до бесконечности, учитывая, что руководят страной всего лишь представители одной партии.


«У нас были рабочие споры, когда писалась Конституция, — делится воспоминаниями член рабочей группы по подготовке Конституции. — Сидим мы с Шахраем и со всеми остальными, пишем на компьютере, ручками пишем, и я им говорю: давайте введем понятие «Узурпация власти». Он говорит: «Нет, это не наше слово. Давайте вооруженный захват». И вот у нас получился невооруженный захват власти: «Господи, да у меня теперь все в моих руках! Но мне же нельзя больше двух сроков, да и четыре года мне мало… Ну ладно, мой преемник пойдет — он все поменяет, как надо, а потом приду я — и я не виноват». На самом деле это в чистом виде узурпация власти. Ненаказуемая у нас в стране. Я именно за это предлагал уголовную ответственность. Конституцию тут менять, в общем, и не требуется, требуется ее развитие. А развитие должна была делать многопартийная система с депутатами. Все, о чем говорит Зорькин, в рамках Конституции должно приниматься законами. Поднимать вопрос об изменениях в Конституции не надо, когда у нас сложилась такая вот система, как сегодня».


Безруков также вспоминает: когда обсуждался проект этой Конституции, в дискуссиях принимал участие и сам глава Конституционного суда Валерий Зорькин. Тогда у него не возникало вопросов, затронутых сегодня в его статье. Однако, в частности, было предложение внести в Основной закон пункт о праве парламента на расследования в отношении чиновников, как в США.


«Обвиняют прокурора или любого политика, в том, что он нахапал денег, — парламентское расследование. Иммунитетом никто не обладает, если в отношении него идет расследование. Проводится допрос, попробуй на него повлияй. Провели расследование — все, ты коррупционер, несмотря на все твои регалии. Это надо было развивать!» — восклицает он.


В слухи о том, что в стране готовится новая конституционная реформа, Игорь Безруков не верит. Тем более не верит в то, что через Зорькина власти закидывают удочку, чтобы посмотреть на реакцию общественного мнения. Не тот он человек, да и не та ситуация в стране — людей гораздо больше волнуют цены на бензин, нежели изменения в Конституции, которую они считают слишком высокой материей.


undefined
Фото: © kremlin.ru

Гораздо более логичное объяснение его статье — четвертьвековой юбилей Основного закона страны. Было бы странно, если бы первым дискуссию на эту тему начал не глава Конституционного суда Валерий Зорькин, а кто-либо другой.

 

Отдельно Безруков останавливается на вопросе смертной казни. Выступая ее последовательным противником, он объясняет свою логику тем, что она создает плацдарм для злоупотреблений властью во всех отношениях.


«Был у меня тогда спор с одним из лидеров фракций. Вот давай так и так, за это и за то оставим смертную казнь. Я ему говорю — хорошо, за что? За убийство? Нет проблем. Вот я ненавижу вашу партию, а я — президент. Ты мне надоел, никак не хочешь поддерживать мое большинство или меньшинство в парламенте. Завтра у тебя будет один или два трупа в багажнике. Все, при нынешней системе ты и вину признаешь, и я тебя шлепну. Не по политическим мотивам, нет, а за убийство! У тебя трупы в багажнике! Я тебе их сколько угодно найду, это проще, чем наркотики достать», — убежден Безруков.


Так же, как и его коллега по работе над новой Конституцией Виктор Шейнис, эксперт сожалеет, что Основной закон страны, увы, не работает так, как следует. Несмотря на неплохую его прописку, его дух заключен в цепи.


«Дух Конституции остался, но, к сожалению, остался в ней самой, загнанный внутрь по большей части, — говорит Безруков. — Иногда высовывается, а в жизнь к людям не пришел. Это дух, обвешанный цепями, где-то там гремит и не может выбраться. Сидит в этом замке, как Кентервильское приведение, но его не зовет никто. Иногда по башке только дают, когда некоторые политики устраивают демонстрации и митинги».