St
Григорий Явлинский поддержал Сергея Митрохина и попросил придержать «190 коней Каца»
Столичное «Яблоко» ожидают непростые времена перед выборами мэра Москвы и депутатов Мосгордумы

Григорий Явлинский поддержал Сергея Митрохина и попросил придержать «190 коней Каца»

Столичное «Яблоко» ожидают непростые времена перед выборами мэра Москвы и депутатов Мосгордумы

Фото: © GLOBAL LOOK press/Aleksey Bychkov
Фото: © GLOBAL LOOK press/Aleksey Bychkov

В политический сезон 2018/2019 Российская объединенная демократическая партия «Яблоко» вступает в слегка подгнившем состоянии. «Шторм» уже писал о конфликте в организации, связанном с непримиримыми позициями политтехнолога Максима Каца и главы столичных «яблочников» Сергея Митрохина.


В обход воли московского регионального отделения ранее изгнанный из организации Кац был восстановлен в партии решением федерального бюро. Более того — вместе с ним в партию разом приняли 190 его сторонников. Недовольный данным инцидентом Сергей Митрохин сообщал «Шторму», что не собирается выстраивать диалог с Кацем и его командой, дабы тот не осуществил попытку рейдерского захвата московской организации.


И вот на форуме «Перспективы московского «Яблока» 2018-2019» неформальный лидер партии Григорий Явлинский впервые публично высказал свою позицию относительно происходящих в вотчине Митрохина процессов.


«Так сложилась ситуация, что в партию пришла большая группа новых людей, организованная, активная, со своим лидером — правильно? Правильно. А мы — политическая партия, демократическая. И вот завтра эта организованная группа людей, будучи зарегистрированной, придет на общее собрание, на конференцию под руководством своего лидера, и заявит, что она решила поддержать [на выборах мэра Москвы] Навального! Не факт, но формально это возможно! Что мы должны делать в таких условиях?» — задался вопросом Явлинский.


В своей речи он отметил, что для «Яблока» разовый приход «условно двухсот» человек, да еще и со своим лидером, представляет определенную опасность. В таком случае партии необходимо сделать все, для того чтобы защитить себя и волю своих избирателей, которые могут не понять внезапной смены партийного курса из-за никому не известных, но многочисленных новичков.


«Это для нас серьезный вызов. У нас не было такого прецедента за 25 лет. Мы ищем решение. Оно, конечно, создает проблемы — для нас неприятные и для вас неприятные. Но это не вопрос недоверия. Это вопрос нашей ответственности, — продолжил Григорий Явлинский. — Вы будете в таком же положении, когда к вам в партию придет большая организованная группа людей, с которыми вы незнакомы. Какие их политические предпочтения — мы не знаем. Мы не знаем, какие политические голосования у этих людей будут. Мы ничего о них не знаем».


Отдельно лидер «Яблока» отметил, что прошедшие по системе политического Uber Гудкова — Каца муниципальные депутаты никаким образом не принимали участие в президентской кампании: «Или почти никак! Это не упрек, но это интересный вопрос. Спасибо Кацу за кампанию, за участие в кампании, за поддержку. Мы рады, что его приняли, но мы несем ответственность перед миллионами избирателей. Мы не можем внезапно дать возможность политического доминирования людям, политический смысл и политического лицо которых мы не понимаем и пока не знаем».


Развеял Григорий Явлинский и разнообразные слухи о том, что он, как говорится, «сливает» Сергея Митрохина и его организацию. В частности, у журналистов, сторонних наблюдателей, да и самих яблочников возникло впечатление, что Явлинский, делая ставку на Максима Каца и его команду, пытается отстраниться от своего давнего друга и коллеги.


Он вслух подтвердил свою позицию, что Сергей Митрохин — единственный из всех имеющихся на данный момент заявленных кандидатов в градоначальники от демократического лагеря, который является лучшим претендентом на этот пост.


«Никто больше, чем Митрохин лично, не вложил в Москву столько сил, нервов, времени, знаний и всего остального. Хочу сказать всем, послушайте: Митрохин трижды депутат Государственной думы, и все точно знают, какие он подготовил законы. Например, закон о финансировании местного самоуправления. Полностью закон был сделан им. Вся борьба по ядерным отходам, да много по чему еще. За все его голосования никогда не будет стыдно ни ему, ни партии. Он также дважды депутат Мосгордумы. Он два срока был руководителем «Яблока», и именно в его бытность партия впервые получила финансирование! Он кандидат политических наук, человек с большим опытом. Поэтому из всех известных мне кандидатов в мэры — он, человек, знающий Москву и во многом разбирающийся», — убежден Григорий Явлинский.


undefined
Фото: © Агентство Москва/Киселев Сергей

Сам лидер московского «Яблока» Сергей Митрохин не явился на форум, посвященный будущему его же московского отделения, однако им не организованный. Что произошло и какие перспективы московскому «Яблоку» рисует сам Митрохин, мы разузнали у него лично.


— Сергей Сергеевич, как так вышло, что перспективы Вашей организации обсуждаются партией без Вас?


— Я направил бумагу всем членам московского «Яблока», что не могу принять участие в мероприятии, поскольку не являюсь его организатором. Я считаю неправильным обсуждать стратегию партии, не ставя в известность руководящие органы.


Кроме того, я занимаюсь подготовкой митинга против реновации, он будет в эту субботу, 21 апреля. Мы его теперь называем так: «За пересмотр программы реновации в интересах собственников жилья, очередников, жителей домов-бараков, аварийного жилья». Всех тех, кого отодвинули от получения новых квартир из-за новой очереди, возникшей вследствие реновации. Вот по этим двум причинам я и не участвовал там.


— Хорошо, тогда хотелось бы услышать от самого лидера московского отделения ответы на вопросы, которые звучали на форуме. В частности, каковы перспективы столичной организации на выборах мэра Москвы и Мосгордумы? Что «Яблоко» должно сделать и будет делать в столице?


— У нас в Москве довольно сильные позиции. По итогам предыдущих выборов [муниципальных депутатов] мы являемся второй партией по Москве. Считаю, что у нас большие перспективы. Мы очень активно и серьезно работаем не только на выборах, но и между выборами: защищаем права москвичей, защищаем их от варварских застроек, от вырубки зеленых насаждений, защищаем права в области ЖКХ. Занимаемся гражданскими и политическими правами жителей столицы, и они это знают. Это огромный потенциал, но его, конечно, надо конвертировать в политические задатки. Над этим мы как раз и работаем. Да, были успехи, но были и неудачи на этом пути. Однако сейчас у нас есть все перспективы для исправления ошибок, и я собираюсь мобилизовать московское отделение «Яблока» на решение этой задачи. Мы должны получить полноценную фракцию в Мосгордуме. Я намерен выполнить свое обещание, которое неоднократно давал москвичам на митингах и встречах: сменить мэра Москвы и занять его место. Если этого не получится, мы будем создавать мощный задел для участия в выборах в Московскую городскую думу.


— Вы уже задумываетесь о выборах в Мосгордуму? В избирательной кампании 2014 года у «Яблока» что-то не срослось… Ни одного депутата.


— Опасаясь нашего возможного серьезного представительства в думе, мэрия изменила правила игры на выборах. Они отменили партийные списки, а мы по ним, как показывали предыдущие результаты, имели около 12% и минимум трех депутатов. Поэтому они и сменили правила игры на выборах непосредственно за некоторое время до голосования.


— Слышали об инициативе московских властей, поддержанных Мосгордумой, о продлении времени голосования на выборах мэра до 22:00? Якобы, беспокоясь о дачниках, которые могут не успеть проголосовать.


— Сомнительная инициатива. Думаю, что это делается для того, чтобы утомить наблюдателей, чтобы они меньше смогли времени уделить контролю за подсчетом голосов после закрытия участков. Одно дело 20:00 — впереди целый вечер, другое — 22:00, фактически ночь уже наступила. Конечно, многие наблюдатели уйдут, на это и делается расчет.


— Сергей Сергеевич, проясните один момент. То рекордное для московского «Яблока» количество мундепов по итогам прошлогодних выборов — это заслуга одного Максима Каца, как он об этом рассказывает?


— Он, конечно, способствовал этому, безусловно. Это невозможно отрицать. Но он был далеко не единственным автором успеха. Я считаю, что главным автором было московское отделение, которое создало себе высокий авторитет в столице, потому люди и пошли голосовать за партию. Мы этого добились без всякого Каца. А он пришел именно к нам, а не куда-нибудь в ПАРНАС.


— Как думаете, почему именно в «Яблоко»?


— Я Вам и называю эту причину. У нас огромный потенциал в Москве — благодаря нашей работе с жителями города и защите их прав и интересов. Огромный задел мы себе создали еще на выборах в Мосгордуму, когда мы не смогли получить себе мандатов в округах, но мы набрали в среднем по Москве больше 12%. Всем очевидно, что «Яблоко» себя позиционировала, по сути, как вторая партия. Поэтому они с Гудковым и пришли именно к нам. Наша работа — первична, а все остальное — политтехнологическая добавка Гудкова — Каца.


— Так в чем же их заслуга?


— Они собрали много людей, которые хотели баллотироваться. Мы никогда не гнались за количеством, только за качеством. Кстати, в процентном соотношении — количество кандидатов, которые шли именно от нас, а не по списку Гудкова — Каца — так вот, из них прошло в полтора раза больше. У нас эффективность выборных технологий оказалась выше. А у них работали технологии Uber — как такси, которое подбирает людей на улице.


— Насколько политически близких «Яблоку» людей они подобрали?


— С теми, кто прошли и стали депутатами, — у нас никаких проблем нет. Мы с ними активно работаем, работаем с каждым районом. С Ломоносовским, Кунцевом и Останкином мы боремся с точечными застройками. C депутатами Проспекта Вернадского, Покровского-Стрешнева мы занимаемся защитой парков от вандального «благоустройства». Какие-то по списку Гудкова прошли, какие-то — по нашим: не важно — мы работаем со всеми.


— Даже со сторонниками Каца?


— Есть такие люди, которые, как правило, депутатами не стали, никак себя не проявили и не могут себя проявить. Но они массами ходят записываться в «Яблоко». Вот с ними у нас сложнее, хотя мы их приглашаем на все наши мероприятия, митинги. Они туда не ходят.


— Вот Григорий Явлинский в какой-то степени встал на Вашу сторону, говоря о тех самых двух сотнях сторонниках Максима Каца, которых нельзя так разом взять и пришвартовать к московской организации.


— Знаю, мне рассказали, я с ним согласен. Он назвал ту самую причину, по которой я был против быстрого принятия этих людей в партию. В них действительно есть угроза. Вот они неожиданно все 200 вдруг пойдут за коммунистов, неожиданно так. Мало ли какие бывают причины. И вот они как партия «Яблоко» — с нашими флагами, в наших майках и футболках — пойдут брататься с коммунистами и ходить с портретами Сталина. Это же тоже возможно! Я считаю, что ответственная партия не может себя так вести, она должна страховаться от таких вещей, что я и делаю. Здесь Явлинский абсолютно прав. У нас уже были попытки рейдерского захвата в регионах. Коммунисты, например, в Приморском крае нас пытались захватить. Была попытка захвата в 90-е годы, которой руководил экс-председатель Моссовета Николай Гончар. Да много было таких попыток.


— Прошло уже две недели после федерального бюро, на котором восстановили Максима Каца у Вас же в партийной организации и приняли его сторонников опять же в Ваше московское отделение. Как на данный момент складывается взаимодействие?


— У меня нет никакого взаимодействия с ними. Никак не складывается.


— И с их стороны тоже нет шагов навстречу?


— Абсолютно. Мы много раз пытались с ними взаимодействовать. Приглашали на беседы, на мероприятия, на митинги — они никуда не ходят и ничего делать не хотят. Не хотят участвовать в нашей партийной жизни.


— Так чего они тогда ждут?


— Я не знаю — у них спросите! Я откуда знаю, кто чего ждет?! Могу только про себя сказать и про своих коллег, с которыми мы работаем. А про таких людей — я не знаю, что сказать. Зачем им все это надо?! Заняться им, что ли, больше нечем?! Непонятно. Мне их мотивы непонятны. Они приходят в партию, у них спрашиваешь: «Вы знаете что-нибудь про партию?» А они ничего вообще не знают. У них есть одно твердое знание: номер и название первичной структуры, в которую они хотят записаться. Они целиком зависят от воли своего вождя. Такого рода массовка совершенно неорганична в нашей партии.


— Сам Кац с Вами шел на контакт после бюро?


— Нее-е. Никаких контактов, ничего.


— Сами готовы на контакт с ним?


— У меня одно элементарное требование. Пусть он извинится перед моими коллегами, не передо мной, мне ничего не надо, а перед моими коллегами, которых он всячески оскорблял. Но он на бюро сказал, что не считает все это оскорблениями. Видимо, с его точки зрения это были комплименты. У нас разные представления о добре и зле, я Вам уже говорил.


— Допустим ситуацию, что он извинится. Что дальше?


— А вот тогда и посмотрим, что дальше будет. Извиниться можно по-разному. Знаете, есть такой анекдот: «Рабинович не дурак? Ну извините».


— Последний вопрос, он касается завтрашнего митинга против реновации. Действительно надеетесь, что мэрия услышит Вас и пересмотрит свои планы?


— Если бы мэрия была такая разумная и заботящаяся о людях, я бы не баллотировался в мэры. Политическая карьера меня не сильно интересует, но я вижу, что мэра надо менять. Такие безумные программы — это лишний аргумент в пользу того, что я должен идти в мэры.