St
Каким образом крах ставленников президента привел к коалиции КПРФ и ЛДПР
Политический обозреватель Никита Попов — о том, почему население отказало Кремлю в переизбрании назначенцев главы государства

Каким образом крах ставленников президента привел к коалиции КПРФ и ЛДПР

Политический обозреватель Никита Попов — о том, почему население отказало Кремлю в переизбрании назначенцев главы государства

«Я не верю количествам, числам, а верю только качеству. Я формально поздравляю Зюганова и Жириновского с количеством, но я думаю только об одном. Я думаю: Солженицын, Сахаров, Аверинцев, Виктор Астафьев проголосовали бы за этих?.. Россия, одумайся, ты одурела! Больше мне нечего сказать», — знаменитая лаконичная речь известного российского литературоведа Юрия Карякина в ночь подведения результатов голосования на выборах в Госдуму в декабре 1993 года ознаменовала новую эпоху российской демократии.

 

По результатам выборов в Государственную думу первого созыва ЛДПР в первый и в последний раз получила первое место по количеству голосов — 22,92%. Второе место оказалось за гайдаровским «Выбором России» (15,51%), а третье (12,40%) — за еще вчера запрещенной КПРФ.

 

Сказать, что либералы всех мастей были в шоке, — не сказать ничего. В неменьшей прострации пребывали и сами либерал-демократы, которые с тех пор называют выборы декабря 1993 года единственными честными и прозрачными выборами в России. По крайней мере, таковыми они являлись до сегодняшнего дня.


Что-то сделала не так


Спустя 25 лет, в ночь на 24 сентября 2018 года, партии Жириновского удалось отбить у власти целых два региона — во втором туре на выборах во Владимирской области и Хабаровском крае одержали победу ставленники ЛДПР.


undefined
Кандидат от ЛДПР Сергей Фургал Скриншот: © Daily Storm

До последнего момента ни Владимир Сипягин в первом случае, ни Сергей Фургал во втором не оценивались экспертами как сколь бы то ни было серьезные кандидаты с далеко идущими амбициями и серьезными намерениями. Не считаются они таковыми и после своей победы, которая с высокой долей вероятности станет пирровой.

 

Сипягин играл роль технического кандидата, выставленного против не самой любимой в области губернаторши Светланы Орловой. Предвыборное поле региона было заранее зачищено от одного-единственного человека, который был серьезной головной болью для главы региона и мог составить серьезную конкуренцию «бабушке» (так Орлову ласково называют местные Telegram-каналы), — кандидата от КПРФ, журналиста и члена совета «Левого Фронта» Максима Шевченко.


undefined
Кандидат от ЛДПР Владимир Сипягин Скриншот: © Daily Storm

Неожиданно для всех, в том числе и для самой Светланы Орловой, технический кандидат вышел вместе с ней во второй тур. Действующий губернатор Владимирской области, представляющая «Единую Россию», в первом туре набрала 36,42% голосов. Лишь немного ей уступил кандидат от ЛДПР Владимир Сипягин — 31,19%.



«Скажу честно, не ожидала, что первый тур пройдет так, как он прошел. И, конечно же, переживаю, — говорила после оглашения результатов глава региона. — В последние дни постоянно задаю себе вопрос: вроде бы старалась, и результаты есть, — так почему же не удалось достучаться до многих из вас? И знаете что отвечаю себе: значит, что-то сама сделала не так. Где‑то недоглядела. Была уверена, что делаю правильно. Но теперь понимаю, что одних лишь финансовых, экономических, производственных изменений, даже самых позитивных, — недостаточно. Если люди не чувствуют, что все это в конечном счете делается именно ради них, то любые результаты, достижения просто обесцениваются».


Даже не представляя, как результаты ее деятельности обесценились в глазах владимирцев, Орлова проиграла ранее безобидному спарринг-партнеру из ЛДПР во втором туре. Владимир Сипягин набрал 57,03% голосов, тогда как действующего губернатора оценили лишь 37,46% жителей области.

 

Как рассказывает журналист Znak.com Екатерина Винокурова, присутствовавшая в этот день в регионе, Сипягина было невозможно найти или дозвониться до него — «бесследно исчез».

 

Более того, под вечер с разных участковых избирательных комиссий области (УИК) начался массовый отзыв наблюдателей от ЛДПР самими же либерал-демократами. Якобы эти наблюдатели были «направлены с целью создания провокаций и препятствий проведению стабильного избирательного процесса».

 

По итогам второго тура сложно сказать, что именно имели в виду либерал-демократы, говоря о «провокациях» и «препятствиях», поскольку их кандидат выиграл у президентского назначенца с большим отрывом. Выиграл тот самый Сипягин, который толком не вел никакой предвыборной кампании ни в первом туре, ни во втором — и вдруг оказался не просто в дамках, а на посту главы целого региона близ Москвы.


Et tu, Brute?


Похожая история, только еще интереснее, случилась и в Хабаровском крае. Вячеслав Шпорт, девять лет управлявший регионом по назначению президента Владимира Путина, уступил свое кресло еще одному ставленнику либерал-демократов — Сергею Фургалу.


undefined

Если в первом туре голосования избиратели отдали кандидату от ЛДПР Сергею Фургалу 35,81%, а действующему главе региона Вячеславу Шпорту из «Единой России» 35,62%, то уже во втором туре разрыв увеличился чуть ли не вдвое. По итогам голосования Фургал набрал 69,57%, а Шпорт — всего 27,97% голосов.

 

Профессор НИУ ВШЭ, политтехнолог Олег Матвейчев, который должен был помочь губернатору Шпорту одержать победу на выборах, поделился со «Штормом» своими мыслями о том, почему же все-таки этого не удалось сделать. По мнению эксперта, всему виной — «коварство и обман ЛДПР».


«Кандидат Фургал получил от Шпорта поддержку, когда в 2016 году избирался депутатом Госдумы. Ему был согласован округ, была договоренность с Жириновским. Шпорт лично агитировал за Фургала и подключил административный ресурс, чтобы он выиграл выборы и стал депутатом Государственной думы. Шпорт думал, что Фургал ему будет благодарен, а он продолжил все эти протестные дела и работал против Шпорта», — рассказывает Матвейчев.


По словам политтехнолога, когда пришло время губернаторских выборов в Хабаровском крае, Сергей Фургал вызвался быть спойлером, как это уже было в 2013 году, когда он набрал 19,14% голосов и занял второе место. Матвейчев убеждает, что кандидат от ЛДПР должен был лишь аккумулировать на себя протест и не работать против Шпорта.


«Шпорт был абсолютно уверен в том, что он побеждает при всего лишь техническом кандидате, который ему благодарен, а потому не вел никакой кампании. Его ошибка — излишнее доверие и отсутствие какой бы то ни было кампании. Он на выборы в первом туре потратил 12 миллионов, тогда как необходимо было 120», — сообщил «Шторму» профессор НИУ ВШЭ Олег Матвейчев.


Когда по итогам подсчета голосов оказалось, что действующий губернатор края и его спарринг-партнер из ЛДПР набрали одинаковое количество голосов, Вячеслав Шпорт «был готов разорвать» Сергея Фургала и «рассказать всему региону о его криминальных связях».

 

При посредничестве полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе Юрии Трутневе удалось достичь договоренности о том, что либерал-демократ Фургал «сольет выборы, уйдет и распустит все штабы, после чего пойдет к Шпорту заместителем».


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

Однако и данная договоренность в итоге сошла на нет — кандидат от ЛДПР продолжил свое участие в выборах на втором туре. При этом лидер партии Владимир Жириновский во время процедуры голосования заявил, что он не признает итоги выборов ни при каких условиях.


«До подсчета сделали заявление, потому что грубейшие нарушения в период голосования. А подсчет мы уже знаем какой: они силой вышвыривают наших наблюдателей, наших членов УИК и делают фальшивые протоколы. Мы это все уже знали, что криминальная структура, и поэтому мы ни под каким видом не признаем выборы в Хабаровском крае и будем протестовать по всем направлениям <…> Фургал не победит никак. Да у них нет честных выборов», — разразился в беседе с корреспондентом BFM.ru Жириновский.


Правда, чуть позже сам Фургал сообщил, что с ним данное заявление не согласовывали, а когда выяснилось, что он и вовсе ушел в отрыв от Шпорта, ЛДПР с удовольствием признала результаты выборов.


Коалиция

 

Как выяснилось позже, в Хабаровском крае и Владимирской области коммунисты и либерал-демократы готовы приступить к созданию коалиционного правительства. Если компартии удастся победить на выборах в Хакасии — там также будут соблюдены эти договоренности.

 

С идеей объединить усилия в данных регионах выступил Геннадий Зюганов, а Владимир Жириновский с большим удовольствием его поддержал. В региональные кабмины войдут представители всех парламентских партий, которые не запятнали свою репутацию и не были замечены в кумовстве.

 

И если политтехнолог Олег Матвейчев видит в этом решении оппозиционеров игру в одни ворота, своеобразную контру и предлагает администрации президента прервать всяческие отношения с Жириновским, то его коллега — экс-сотрудник АП Андрей Колядин — находит в этом взаимодействии хорошую модель для будущего устройства всей системы.



«Он должен понять, что перешел все красные линии, какие только можно, — возмущается Матвейчев нарушением Жириновским всех договоренностей. — Он должен понести очень серьезный ущерб — репутационный и кадровый. Учитывая, что ЛДПР — это партия абсолютно криминализированная, прибежище всего российского криминала, там надо устроить гигантскую чистку, чтобы он понял, что натворил. И Жириновский, и Зюганов доказали, что они никакие не союзники власти, что они не делают никакого общего дела. В любой критический момент они будут занимать антигосударственную позицию. Безусловно, это очень хороший урок для власти».


Только после того, как Жириновский «приползет на брюхе» и извинится за все, можно будет подумать, какое место ему определить, уверен Матвейчев.

 

Создание коалиционного правительства, где предложенные кандидаты на посты министров головой отвечают перед партией и народом, могло бы пойти на пользу как этим регионам, так и всей стране, считает в свою очередь политтехнолог Колядин.


«Если кто-то начинает шустрить, то товарищи из других партий коалиционного правительства резко схватят их за руки и скажут: «Ты чего, негодяй, делаешь?» Все это постепенно начнет влиять на уменьшение коррупции, на увеличение экономического благосостояния в стране, — рассказывает он. — И Дума, и правительство станут местом для дискуссий. Конечно, все это больно и обидно слышать вертикали власти, но иначе не бывает. Кризисы рождают развитие, а не тихое жирное спокойствие».


Спички детям не игрушки

 

Кто бы что ни говорил, впервые за годы молодой Российской Федерации путинского времени произошло поражение губернаторов, назначенных и одобренных лично президентом. Им не помог его авторитет, не спасли былые связи на федеральном уровне, а привычка работать по старым лекалам и вовсе сыграла злую шутку.

 

Скандальные сфальсифицированные выборы в Приморье были отменены, а у коммунистов, как они говорят, украли победу. Центризбирком перенес кампанию на несколько месяцев вперед и рекомендовал не участвовать в ней ни врио губернатора Андрею Тарасенко, ни кандидату от КПРФ Андрею Ищенко.

 

Выборы в Хакасии оказались для федерального центра и вовсе катастрофой, поскольку уже в первом туре мало кому известный 30-летний коммунист Валентин Коновалов фактически одержал победу над политическим мастодонтом Виктором Зиминым, вместе с которым любил рыбачить глава государства. Однако совместное времяпровождение с Путиным не помогло главе региона, поэтому как итог — 32,42% (51 771 голос) против 44,81% (71 553 голоса) в первом туре. За два дня до второго тура Зимин и вовсе снял свою кандидатуру. Якобы по состоянию здоровья.

 

Опрошенные «Штормом» эксперты сходятся во мнении, что отправка губернаторов четырех регионов во второй тур была следствием голосования жителей не за альтернативного кандидата, а против опостылевших начальников. Как говорят в народе, «назло бабушке отморожу уши».

 

Россияне, как известно, имеют большой запас прочности и, как порой кажется, неиссякаемый источник терпения. Однако экономические проблемы государства стали плоть от плоти ежедневными проблемами простого человека.


Санкции западных «партнеров» в отношении отдельных российских чиновников и госкомпаний и контрсанкции, ударившие по россиянам еще больнее; скрытый рост безработицы, падение заработных плат и уровня жизни, повышение цен на продукты питания, товары и услуги, рост цен на бензин, новые налоги, платные парковки, платные дороги, введение платежей на капитальный ремонт, увеличение тарифов ЖКХ и, как вишенка на торте, повышение пенсионного возраста, не говоря уж о росте НДС с 1 января 2019 года, который только усугубит все вышеназванные факторы.


«Если раньше на выборах можно было не избрать того кандидата, который вел себя не так, то сейчас они, по сути дела, назначаются. И сегодня сработал единственный из ныне существующих клапанов — само голосование. Как только власть пошла на то, чтобы голосование стало честным (а оно последние два года честное), и люди поверили, что оно стало честным, и пошли на выборы — они пришли и проголосовали. Но они не за ЛДПР проголосовали, а против власти», — убежден руководитель департамента региональной политики при управлении президента РФ по внутренней политике в 2009-2012 годах, политтехнолог Андрей Колядин.


Эксперт считает, что прошедшие и предстоящие результаты выборов второго тура — это проявление системного кризиса, который в итоге привел к протестному голосованию. И это даже хорошо, считает Колядин, поскольку в противном случае население «всех поднимет на вилы и разорвет в клочки». И если управление президента по внутренней политике не сделает из этого выводы, то дальше будет только хуже. Возможно, именно тогда Россия действительно «одуреет» и уже не успеет «одуматься».