St
Олег Матвейчев: Жириновский и Зюганов никакие не союзники власти
Известный политтехнолог и профессор НИУ ВШЭ рассказал «Шторму» о предательстве КПРФ и ЛДПР по итогам прошедших выборов

Олег Матвейчев: Жириновский и Зюганов никакие не союзники власти

Известный политтехнолог и профессор НИУ ВШЭ рассказал «Шторму» о предательстве КПРФ и ЛДПР по итогам прошедших выборов

Коллаж: © Daily Storm

По результатам второго тура губернаторских выборов во Владимирской области и Хабаровском крае кандидаты от ЛДПР одержали сокрушительную победу над ставленниками президента Владимира Путина. Не менее сложно обстоят дела в Хакасии и Приморском крае, где, как говорят коммунисты, у них украли победу, испугавшись «покраснения» этих двух регионов. В ближайшее время там пройдут повторные выборы глав субъектов федерации.


В разговоре с политическим обозревателем «Шторма» Никитой Поповым профессор Высшей школы экономики и политтехнолог, занимавшийся выборами в Хабаровском крае, Олег Матвейчев рассказал об ошибках власти, допущенных в предвыборный период, а также отметил, что лидеры КПРФ и ЛДПР — Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский — должны стать нерукопожатными персонами для Кремля. Якобы они нарушили все ранее заключенные договоренности.


undefined
Олег Матвейчев Фото: © facebook.com/Олег-Матвейчев

— Олег Анатольевич, что произошло? Как так вышло, что кандидаты от ЛДПР одержали победу, а кандидаты, напрямую поддержанные главой государства, проиграли во втором туре?


— Это все происходит в результате определенного коварства, которое было присуще ЛДПР, и обмана. Я скажу про Хабаровский край, где это было довольно рельефно, а во Владимирской области примерно так же развивалось.


В Хабаровском крае кандидат Фургал получил от Шпорта поддержку, когда избирался в депутаты Госдумы. Не просто поддержку, он сам избирался, но им был согласован округ, была договоренность с Жириновским. Шпорт отлично агитировал за Фургала и подключил административный ресурс, чтобы тот выиграл выборы и стал депутатом Государственной думы. Шпорт думал, что Фургал будет благодарен, а он продолжал протестные все эти дела — работал против Шпорта.


Тем не менее, когда начались губернаторские выборы, опять был разговор, что «я буду спойлером, спокойно мне соберите муниципальный фильтр, я всего лишь буду аккумулировать на себя протест, против вас работать не буду, а вы не работайте против меня».


Шпорт был абсолютно уверен в том, что он побеждает, ведь у него есть всего лишь технический кандидат, который благодарен ему. Соответственно, сам Шпорт не вел никакой кампании. Это ошибка с его стороны — излишнее доверие и отсутствие какой-то кампании. Он на выборы потратил в первом туре 12 миллионов, тогда как необходимо было потратить 120 при нормальной губернаторской кампании в таком регионе.


Совершенно расслабившись, он думал, что все у него будет нормально. И когда в первом туре возникла ситуация, что Шпорт набрал одинаковое с Фургалом количество голосов, — он готов был его разорвать, рассказать всему региону о криминальных связях Фургала, обо всем на свете. Но тут опять, уже при посредничестве полпреда Трутнева, случается договоренность, и Фургал говорит: «Я сливаю выборы, я ухожу, я распускаю все штабы, мне ничего не надо, и я готов вообще к Шпорту идти заместителем». Эта договоренность закрепляется, Шпорт опять уверен в том, что он совершенно спокойно все-таки дальше будет побеждать, мобилизует свои силы.


В это время Фургал разрывает все договоренности, дезавуирует свои собственные заявления и более того — обвиняет Шпорта в том, что тот смонтировал ролик, где Фургал говорит о своей готовности идти к нему заместителем, что это все фальшивка, фейк и так далее. Естественно, народ был вообще уже разозленный.



Это коварный обман со стороны ЛДПР. Примерно такой же усыпляющей тактики придерживались и во Владимирской области. Там определенные детали.


Кто виноват? Обманывающие, которые так коварно действуют? Или губернатор, который по большому счету не имеет права быть лохом, которого обманывают, да еще и по два, по три раза на дню? В других регионах губернаторы не дали себя обмануть и более внимательно отнеслись к другим кандидатурам.


— Это было протестное голосование?


— Когда говорят о протестном голосовании, нужно понимать, что это вообще такое и откуда берется протест. Представьте себе лес, по которому кто-то бегает и разбрасывает спички. Через некоторое время будет большой пожар, который не остановить. Это и есть протестное голосование и протест, который разжигают.


Власть на то и существует, чтобы в виде пожарной команды ездить и гасить этот пожар, не дать ему распространиться. Так вот, когда пожарная команда слушает заверения этих разбрасывающих спички людей, что «мы спички разбрасывать больше не будем, у нас все нормально, более того — мы вам будем помогать, а вы, главное, свои пожарные машины держите на приколе», то, естественно, протест будет и он будет распространяться. Когда в чистом поле никто ничего не гасит, вы знаете, может выгореть вся тайга. Так в этих регионах и случилось. Разгоревшуюся протестную волну остановить чрезвычайно трудно. Останавливать ее будут некие естественные границы, время и так далее.


Через некоторое время жители этих регионов поймут, что выбор был сделан абсолютно неправильный: во власти теперь начнется противостояние с «Единой Россией», которая контролирует заксобрания, к тому же мэры крупных городов — единороссы, а где-то есть еще и полпреды, которые будут подключать внимание силовиков к этим новоизбранным губернаторам. 


Будет политический клинч. На федеральном уровне лоббистские возможности новых губернаторов от ЛДПР очень низкие. Области выпадут из целевых федеральных программ. Будет экономический кризис. Люди отбросили себя на несколько лет назад. Это, конечно, очень грустно. Я совершенно не понимаю тех людей, которые радуются в СМИ. Все равно что радоваться тому, что в детский сад пришел маньяк, всем наобещал мороженое, дал леденцов и сказал, что воспитатель плохой, после чего увел детей в кусты. Всеобщий праздник непослушания. Радоваться такой ситуации могут либо маньяки, либо дети, которые не понимают, что происходит.


— Существует довольно устоявшееся мнение, что ЛДПР является ручной партией. Вы же говорите, что она стала недоговороспособной. Я правильно Вас понимаю, что между «Единой Россией» и ЛДПР будет конфликт? Неужели они не смогут никак договориться?


— Дело в том, что за вот эти все кидания, которые произошли, Жириновский должен быть, безусловно, наказан. Его называют системной оппозицией, а он вытворяет такие вещи! Ему давали и согласовывали округа, а он устроил эту коварную победу. Думаю, что с ним надо прервать всяческие отношения и перестать вообще разговаривать на уровне Кремля, чтобы он понял, что перешел все красные линии, какие только можно.


Также он должен понести очень серьезный ущерб — репутационный и кадровый. Учитывая, что ЛДПР — это партия абсолютно криминализированная, прибежище всего российского криминала, нужно просто устроить гигантскую чистку, чтобы он понял, что натворил. И после того, как он приползет на брюхе и будет требовать, чтобы его и его дружков спасли, можно подумать, какое место ему определять.


Вообще, после этого всю политическую систему надо перезагружать. И Жириновский, и Зюганов доказали, что они никакие не союзники власти, что они не делают никакого общего дела, не занимаются идеологией. В любой критический момент они будут занимать антигосударственную позицию. Безусловно, это хороший урок для власти.


— На круглом столе в Госдуме по совершенствованию избирательного законодательства Жириновский с Зюгановым заявили о создании коалиционного правительства в Хабаровском крае, во Владимирской области и в Хакасии, если там победит коммунист…


— Вы представляете себе, чтобы вот эти люди, которые тридцать лет дрались, как зубры, друг с другом?.. Не было ни одного дня, когда бы в самой язвительной манере Жириновский не оскорбил бы Зюганова, КПРФ и всех на свете в Госдуме, в средствах массовой информации, на ток-шоу!.. Теперь они вдруг вместе чуть ли не в обнимку. Кошки понимают, чье мясо съели. Они понимают, что выжить можно только вместе, попытаться как-то опереться друг на друга.


Им надо полностью сейчас закрыть все средства массовой информации, полностью прекратить все эти практики их поддержки на муниципальном фильтре, согласования их в тех или иных регионах. Забрать все, что власть им давала в качестве какой-то привилегии за конструктивную оппозицию. Никакой конструктивной оппозиции они не собираются представлять. Это абсолютно коварные предатели.


— Какой именно будет реакция администрации президента?


— Я думаю, что, естественно, она будет спокойной и продуманной. Месть — это блюдо, которое подают холодным.


— Можно ли говорить о разбалансировке системы после вторых туров в четырех регионах?


— Никакой разбалансировки нет! Когда вылезает какая-то болезнь, это сигнал, который показывает, в каком направлении нам действовать и что нужно делать. Поэтому сейчас власть встрепенется, проанализирует и все сделает. Говорить о какой-то потере контроля над ситуацией в стране не приходится.


Если вспоминать, что у нас было в девяностые и в начале двухтысячных годов — всякие красные пояса, по двадцать красных губернаторов и элдэпээровцев, — нынешняя ситуация даже близко не сравнима с тем, что было тогда. Ничего страшного не произошло, а вот то, что уроки должны быть извлечены, — это нормально.


— Однако жители четырех регионов проголосовали против губернаторов, поддержанных президентом, а значит, одного лишь слова Владимира Путина теперь уже недостаточно.


— Все кандидаты, которые сейчас там победили, клялись в своей любви к Путину. Фургал на всех последних дебатах и везде в Хабаровском крае говорил, что он поддерживает и выполняет только курс президента. Это была тактика по размыванию президентской поддержки.


Избирателей всячески настраивали, что они голосуют не против президентских назначенцев, а против конкретного условного Шпорта или конкретной Орловой, которая ничего не понимает, совершает ошибки и так далее.


— То есть авторитету Путина в данном случае ничего не угрожает?


— Рейтингу Путина ничего особо не угрожает. Это абсолютно персонифицированная история, которую в данном регионе конкретные элиты делали против того или иного губернатора. Понятно, что все губернаторы не безликие, понятно, что именно к их личностным качествам, словам или делам имелись претензии.