St
Запрет КПРФ приведет к дестабилизации всей политической системы России
Освобожденная левая ниша заполнится более радикальными элементами, а качество принимаемых управленцами решений упадет еще сильнее

Запрет КПРФ приведет к дестабилизации всей политической системы России

Освобожденная левая ниша заполнится более радикальными элементами, а качество принимаемых управленцами решений упадет еще сильнее

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

С осуждением коммунизма и обвинением Компартии во всех смертных грехах накануне выступил лидер ЛДПР Владимир Жириновский. В его традиционном антикоммунистическом обращении появилась новая деталь — дескать, все члены КПРФ должны быть осуждены по статье 282 УК РФ за экстремизм.


«Они изуродовали страну, обманули все человечество, миллионы людей погибли, дурацкие идеи. Проклинать нужно слово «коммунизм» и всех, кто состоит сегодня в подобного рода левых организациях», — заявил Жириновский 6 сентября на пресс-конференции в центральном офисе агентства «Интерфакс».


«Статья 282 УК РФ должна действовать в отношении всей КПРФ», — сказал он и добавил, что «коммунистическая партия должна быть запрещена».


Председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов сначала мудро отказался комментировать «Шторму» «всякие глупости Жириновского». Однако после напомнил, что «идею справедливости и дружбы народов пытались запретить, как только она зародилась».


«Самым лютым ненавистником коммунизма был Гитлер и его свора фашистов— Геббельс и Геринг, но ничего не вышло. Не выйдет и у Жириновского. Поэтому пошлите их подальше и скажите, что всякая чушь недостойна элементарного комментария», — резко высказался лидер коммунистов.


Попытка запретить КПРФ и коммунистическую идеологию уже предпринималась в современной истории Российской Федерации. Ее главный инициатор — бывший член Политбюро ЦК КПСС и первый президент России Борис Ельцин.


Четверть века назад, 13-14 февраля 1993 года, на II чрезвычайном съезде коммунистов России КПРФ была образована как восстановленная Коммунистическая партия РСФСР. Ранее ее деятельность была сначала приостановлена (23 августа 1991 года), а далее и вовсе запрещена на территории страны (6 ноября 1991 года) указом президента РСФСР Бориса Ельцина, у которого были с коммунистами свои счеты — он боялся, что Компартия сможет взять реванш и вернуть власть в свои руки, которую Ельцин отобрал с таким трудом. Центральные органы партии были распущены, а имущество —передано государству.


В октябре 1992 года партию удалось восстановить на основе местных партийных отделений. Тогда еще мало кому известный секретарь ЦК КП РСФСР по идеологии Геннадий Зюганов, глава Компартии РСФСР Валентин Купцов и представитель КПСС в Конституционном суде Виктор Зоркальцев ценой неимоверных усилий выбили себе право на существование.


Вообще, весь период 90-х годов ознаменовался ярой борьбой одного из бывших начальников КПСС и нового президента новой России Бориса Ельцина с КПРФ и ее лидером Геннадием Зюгановым. Ненависть Ельцина к коммунистам была на генном уровне — всеми мыслимыми и немыслимыми способами глава государства пытался избавиться от атрибутов признанной даже Западом великой советской державы.


Антикоммунистическую повестку Ельцина довольно удачно перехватил Владимир Жириновский, не устающий пинать коммунистов по тому или иному поводу.


Учитывая определенную настороженность администрации президента относительно КПРФ, которая, пускай и оставаясь в рамках системы, все же начинает вести себя несколько более радикально, нежели это было до объявления о пенсионной реформе, неудивительно, что с новой силой против коммунистов стал выступать главный и чуть ли не единственный антикоммунист России Владимир Жириновский.


Если попытаться гипотетически представить, что Кремль решится на запрет КПРФ, роспуск партии и репрессии в отношении ее членов, то можно будет сделать лишь один вывод: система пошла вразнос и окончательно утратила связь с реальностью.


Запрещать партию, которая имеет многомиллионную поддержку по всей стране, а также по сути и по факту является второй политической силой в России, — это в прямом смысле дестабилизировать политическую ситуацию.


Сложно сказать, что должно произойти для того, чтобы в управленческих верхах было принято решение отказаться от Компартии и искусственным путем прекратить ее существование. Исчезнет партия, но останется идея вместе с ее последователями, которые еще более радикализируются, нежели это было прежде. Ликвидация КПРФ однозначно вызовет очень резкое неприятие минимум каждого пятого россиянина, если взять поддержку структуры в обществе в районе 20%.


Более того — высвободится целое политическое поле, которое не будет долго пустовать, поскольку в дело вступит закон сохранения энергии: где-то убыло, где-то прибыло. Не будет системной оппозиционной КПРФ — появится иная, внесистемная радикальная левая организация, которая создаст властям еще больше проблем.


«Запрет КПРФ — это достаточно неприятная вещь для администрации президента. Тумблер может щелкнуть в любой момент и по любому поводу, но политика не терпит пустоты. Если освобождается ниша, которую ранее занимала легальная политическая сила, значит, там появится нелегальная. Понимаю, что у нас любят экспериментировать и полагать, что нет ничего невозможного, но это все-таки будет перебор», — считает вице-президент Российской ассоциации политических консультантов Андрей Максимов.


Согласно действующему законодательству, для приостановления государственной регистрации политической партии необходимо, чтобы ее деятельность прямо противоречила Конституции России — была признана экстремистской, разжигала национальную и иную рознь в обществе и так далее.


То есть властям придется признать экстремистской саму идеологию коммунизма, что будет сделать крайне трудно в условиях, когда Россия объявила себя правопреемницей Советского Союза, где государственной идеологией был как раз коммунизм.


Либо КПРФ должна крайне радикализироваться и призывать к свержению институтов госвласти в стране, что представить себе, по крайней мере в пока еще существующих российских реалиях, крайне тяжело.


Глава Института политических исследований Сергей Марков полагает, что заявления Жириновского о необходимости запрета коммунизма и осуждения членов партии по статье 282 УК РФ являются не более чем предвыборным пиаром.


Однако если даже попробовать представить, что власть предпримет попытку реального запрета Компартии, то в таком случае администрация президента совершит грубую административно-политическую ошибку.


«Ощущение, что они замкнулись в себе. Засохли каналы коммуникации с обществом. Упало качество принимаемых политических и кадровых решений, постоянно увеличивается количество непрофессиональных персональных ляпов. Если вам нравится девушка, то вы должны за ней ухаживать, а не насиловать ее. Власть ошпарила народ пенсионной реформой, будто из чайника вылила на него кипятка», — осуждает действия властей Марков.


«Вероятность запрета крайне мала — 2-3%, — продолжает политолог. — Но, если будут введены еще три-четыре такие новации, как пенсионная реформа в ее нынешней форме либо монетизация льгот, тогда общественное недовольство будет расти и, возможно, коммунисты станут одними из лидеров этого недовольства. Вот тогда может произойти запрет Компартии».


Лидер ЛДПР Владимир Жириновский является хорошим актером, который в жизни ведет себя несколько иначе, нежели перед камерами, — тонко, изысканно, вежливо. Такими наблюдениями со «Штормом» поделился бывший высокопоставленный сотрудник администрации президента Андрей Колядин.


По мнению политтехнолога, призывы Жириновского к запрету Компартии и обвинения ее членов в экстремизме — это простой спектакль.


«Ничего удивительного нет в том, что он находит в коммунистическом движении только экстремистские нотки. Есть такая старая история: пчела куда ни полетит — у нее везде мед, а куда ни полетит муха — у нее везде говно», — заключает Колядин.