St
Максим Шевченко: 100% я буду участвовать в петербургских выборах – либо как консультант, либо как кандидат
В интервью Daily Storm известный журналист и политик рассказал о будущем участии в выборах губернатора Северной столицы

Максим Шевченко: 100% я буду участвовать в петербургских выборах – либо как консультант, либо как кандидат

В интервью Daily Storm известный журналист и политик рассказал о будущем участии в выборах губернатора Северной столицы

Коллаж: © Daily Storm

До выборов в Северной столице России осталось не так много времени. В ближайшие пару месяцев основные политические силы страны определятся со своими кандидатами. Так, от партии «Яблоко» намерен идти руководитель ее фракции в Заксобрании Санкт-Петербурга Борис Вишневский, а от Партии Роста свои силы в очередной раз собирается попробовать политик Оксана Дмитриева. Впрочем, и та и другая кандидатура не сильно заинтересовали СМИ и особенно Telegram-каналы, которые выкинули в публичную плоскость своеобразный инсайд: от КПРФ на кресло губернатора Петербурга претендует не кто иной, как Максим Шевченко. Да-да, тот самый Шевченко, который не так давно не смог пройти муниципальный фильтр на выборах главы Владимирской области, зато сумел завоевать депутатский мандат в Заксобрании региона и избраться руководителем фракции КПРФ.


Действительно ли Максим Шевченко собирается участвовать в выборах руководителя второй столицы России? Об этом политический обозреватель Daily Storm Никита Попов поговорил с ним лично.


— Максим Леонардович, Telegram-каналы, а с их подачи и некоторые федеральные СМИ, сделали из Вас уже реального кандидата на губернаторский пост в Санкт-Петербурге. Хотели поучаствовать в такого рода кампании или Вам этого не надо?


— Честно говоря, я уже давно серьезно занимаюсь политикой и мне интересна политическая, публичная работа над развитием в стране демократического процесса. Я считаю, что современная социальная, если угодно — социал-демократическая, цивилизованная, европейская альтернатива стране нужна.


Выборы во Владимире были радикальными из-за позиции Орловой. Не зарегистрировав меня и взяв такой курс, она привела к радикальной борьбе, которая, в свою очередь, закончилась ее катастрофой и крушением. Убежден, что в нормальной парламентской демократической ситуации у консервативного, неолиберального курса власти должна быть левая, демократическая, народно-патриотическая альтернатива. За это надо бороться.


Если власти не бросать вызов, если постоянно идти с ней на тайные соглашения, тогда такая альтернатива не возникнет. Она не возникает в кабинетах, не возникает в теоретических дискуссиях или интервью, она возникает только в реальной политической борьбе.


Я чувствую в себе силы для такой борьбы и хочу, чтобы судьба моей страны изменилась. Мне горько видеть то, что происходит с моей страной, с моим народом. Поэтому лично я готов к любому вызову, к любой работе, к любой борьбе. Меня не интересует личная власть, меня не интересует так называемая карьера. Но мириться с той системой, с той сложившейся сегодня ситуацией — порядочный человек не может и не имеет права. Пока есть такая возможность, а она более-менее есть, — я сторонник публичной демократической борьбы за перемену курса и за его корректировку…


— Когда Вы узнали, что якобы идете на выборы?


— Позавчера из публикации издания «Коммерсантъ»… Они ссылаются на какое-то неназванное мнение, а не на местную парторганизацию…


— Впервые о том, что Вы можете стать кандидатом, одной строчкой написал Telegram-канал «НЕЗЫГАРЬ Brief» ночью 15 января.


— Ну вот да, оттуда я узнал об этом, потом был «Коммерсантъ», прочитал комментарий зампреда ЦК КПРФ Юрия Афонина…


— Да, Юрий Вячеславович был очень удивлен.


— Я сам удивился, когда мне задали этот вопрос… Но, поразмыслив, могу сказать, что готов к любым вызовам и к любой работе.


Мне кажется, что КПРФ сегодня является фундаментом для демократической, патриотической и социальной альтернативы с программой развития страны, центральным системным блоком. Я сам не член КПРФ, как ты знаешь, я член «Левого Фронта», но полагаю, что мы должны ответить на вызов времени. Время соглашательской политики прошло. Мне кажется, что надо идти в публичную открытую дискуссию.


— С нынешним врио губернатора Александром Бегловым знакомы?


— Достаточно неплохо его знаю. Он кажется мне вполне вменяемым человеком. Был полпредом президента в Центральном федеральном округе, в Северо-Западном федеральном округе. Он человек с большим опытом… Но он является выразителем путинской системы власти. Считаю, что на выборах в культурной столице, в имперской столице, в городе революций, было бы полезно, если бы власть получила с левой стороны, с левого фланга хороший, системный, оппозиционный диалог…


— Так если все-таки партия скажет: «Максим Леонардович, мы на Вас рассчитываем»…


— Партия не может мне этого сказать, она может только предложить.


— Допустим, что предложит… Вы подумаете?


— Я буду думать. Все зависит от того, какие условия, как программа, какая коалиция. Тут, конечно, не ситуация Владимирской области – чтобы пройти муниципальный фильтр, надо будет договариваться с муниципальными депутатами в том числе и от «Единой России»…


— Исключительно от «Единой России», если быть совсем точным. По итогам выборов 2014 года из 1525 мандатов у партии власти 1187.


— Там есть немало вменяемых людей. Думаю, что в диалоге, публичной дискуссии, которая должна будет вестись корректно, вежливо и нормально, — они тоже должны быть заинтересованы.


Мне кажется, что здесь есть перспективы, есть возможности. Мне было бы интересно поработать в этом направлении… Или, по крайней мере, в других местах, так как ключевые выборы будут и в других регионах — в Ставропольском крае, например. Будут выборы в Мосгордуму.


Безусловно, я не собираюсь отказываться от своих позиций во Владимирской области, которые были завоеваны в серьезной политической борьбе. Но считаю, что надо рассматривать политическую борьбу в стране в целом, а не разделять ее по регионам. Питер и Москва — слишком важные территории.


Так или иначе я буду участвовать в этих политических мероприятиях. Либо как консультант, либо как кандидат — это сто процентов.


— Перед владимирцами, которые Вам доверили представлять их в Заксобрании области, наверное, неудобно будет, нет? Фактически только пришли и тут бац — уже уходите. Ну или пока не уходите, но вдруг так получится?


— Во-первых, я никуда не ухожу. Далее — не «бац!», как Вы говорите. Для начала надо победить, чтобы уйти. Мне кажется, здесь нет никакой коллизии.


Думаю, что в интересах жителей любого региона — и Владимирского региона тоже — будет общая победа или успех народно-патриотических сил на федеральном уровне. В любом случае, во владимирской парторганизации есть немало достойных людей, коренных жителей Владимирской области, которые могут заменить любого из членов нашей фракции.


— С питерской парторганизацией дело имели?


— Я очень хорошо знаком с Санкт-Петербургом. У меня там масса знакомых на разном уровне — и во власти, и в медиасреде, и в бизнесе. Совершенно открыто готов работать со всеми над тем, чтобы менять ситуацию к лучшему и в Петербурге, и в стране.


Поймите, что на своей кандидатуре я совершенно не настаиваю! Но считаю, что народно-патриотическая оппозиция должна участвовать в этих выборах не формально. Мы должны бороться, бороться за иной курс развития страны.


— То есть Вы говорите о серьезном подходе к выборам, а не о выборах для галочки?


— Абсолютно точно!


— Хорошо. Допустим, что не Вы будете тем самым кандидатом в губернаторы. Кто бы мог еще, на Ваш взгляд, достойно выступить на этих выборах от КПРФ и народно-патриотических сил? Ходит много разговоров о том же Владимире Бортко, который в представлении, думаю, не нуждается — личность практически международного масштаба.


— С уважением отношусь к Владимиру Бортко, даже несмотря на то, что он снял принципиально антисоветский фильм «Собачье сердце». Он хороший режиссер, мы неоднократно участвовали с ним в разного рода дискуссиях, публичных мероприятиях. Он коренной петербуржец. Не могу ничего плохого про него сказать.


— Как я понимаю, в петербургской парторганизации говорят о Бортко, о Вас и о кандидате в губернаторы от КПРФ во время прошлой кампании в 2014 году, депутате Заксобрания Ирине Ивановой. Может, кого-то еще можете выделить?


— Думаю, что питерская парторганизация могла бы объявить открытый праймериз подобно тому, как это делает «Единая Россия». Только это было бы не голосование, как на сайте «Левого Фронта» перед президентскими и столичными выборами мэра, а мы бы дискутировали, излагали свое видение решения проблем города перед всей парторганизацией и всеми желающими петербуржцами. Ну и по голосованию можно было бы выявить победившую кандидатуру. Дебаты можно транслировать на YouTube, голосовать, в том числе через соцсети с уникальной регистрацией. Думаю, мы могли бы показать инновации.


«Единая Россия» обычно допускает номенклатурную формальность, когда кандидаты проходят предварительную процедуру закрепления. Есть масса примеров, когда люди, популярные в «Единой России», отсеивались в угоду каким-то людям, которые прошли номенклатурное голосование.


Считаю, что левые могли бы заявить праймериз и путем открытых дискуссий завоевать поддержку своих избирателей. Было бы полезным делом. Санкт-Петербург является хорошим местом для подобного мероприятия.


Думаю, что петербургские журналисты были бы крайне заинтересованы в том, чтобы послушать и осветить нашу дружескую дискуссию с Владимиром Владимировичем Бортко относительно позиций и программ. Это были бы рейтинговые дискуссии, программы, передачи, которые в любом случае укрепили бы нашу коалицию.


— Кстати, некоторые Telegram-каналы утверждают, что по Вашей кандидатуре уже прошли соответствующие переговоры. Конкретно с кем — не особо понятно, но подозреваю, что имеются в виду переговоры с администрацией президента.


— Ни с какой администрацией я никаких переговоров не вел... Но предполагаю, что власть была бы заинтересована в появлении и развитии в стране левой публичной политики, ориентированной на развитие общества и дающей вызов монопольному господству «Единой России». Мне кажется, что протестные настроения надо вводить в русло конструктивного системного развития…


— А как же отказ от соглашательства, о котором Вы говорили несколько минут назад?


— Это не значит, что сейчас я говорю о сговоре за кулисами. Я говорю о публичной конкурентной борьбе за пути развития страны.


Есть и другой вариант. Почему обо всем этом заговорили в январе, если предвыборная кампания начинается в феврале-марте? Думаю, что здесь играет роль моя заочная дискуссия с Евгением Пригожиным. Может быть, наоборот, это мне во вред пойдет… Тут надо думать.


Повторюсь еще раз: я не ищу теплых мест, не ищу уютных кабинетов. Я готов жить, работать и бороться. Никаких иллюзий и сомнений в моем внутреннем выборе нет. Так жить нельзя, как живет наша страна. Вот и все. Это мне абсолютно ясно.


— Чем будут эти выборы отличаться от выборов пятилетней давности?


— Если там не будет никакой серьезной альтернативы власти, то ничем. Либералы никакой альтернативы власти не представляют. Сколько их? 0,9%? 1,7%? Это, как говорится, капля в море…


Есть Оксана Дмитриева, которая, считаю, должна выдвигаться. Она популярный в городе человек, вполне социал-демократических взглядов, опытный политик с огромным опытом. Дискуссия с ней, ее дискуссия с кандидатом от власти могла бы быть крайне интересной.


— Однако в прошлый раз ей заблокировали выдвижение.


— На этот раз будет тяжелее это сделать. Мне сложно поверить, что при нормальной демократической ситуации в Санкт-Петербурге Оксана Дмитриева не сможет пройти муниципальный фильтр. Вот в то, что лично я могу не собрать, — в это еще поверить можно, а в то, что Оксана не соберет, — поверить невозможно. Она популярный политик, который имеет рейтинг около 20%, если не больше, без всякой политической борьбы, понимаете?


В общем, если лево-патриотическая оппозиция всерьез нацелится на борьбу, то выборы могут быть яркими, демократическими и очень полезными для страны и Санкт-Петербурга.