St
Пенсионные протесты 2 сентября не утихли, однако приостановили безудержный рост
При этом телевидение, в отличие от 28 июля, полностью проигнорировало митинги против повышения пенсионного возраста

Пенсионные протесты 2 сентября не утихли, однако приостановили безудержный рост

При этом телевидение, в отличие от 28 июля, полностью проигнорировало митинги против повышения пенсионного возраста

Путинское обращение к народу сыграло с властью злую шутку. С одной стороны, по крайней мере, на время, но все же удалось приостановить инерционный рост протестов. С другой — оппозиция воспользовалась слабостью и неуверенностью власти: недовольные россияне и выступающие от их имени ораторы радикализировались и стали винить в реформе не только правительство и партию власти, но и системообразующий элемент государства — президента Владимира Путина.


«Маски сброшены. Он высказался вместе с господином Медведевым, вместе с «Единой Россией» за повышение возраста выхода на пенсию. Все! Господин Путин встал вместе с этими олигархами и кучками заодно — за людоедскую реформу!» — кричал со сцены глава московских коммунистов и депутат Госдумы Валерий Рашкин на митинге 2 сентября.


undefined
Митинг КПРФ 2 сентября против повышения пенсионного возраста Фото: © vk.com/novikov_dg

В своей речи он противопоставил многомиллионный народ страны десяткам руководителей государства — призвал выразить вотум недоверия президенту, распустить «Единую Россию» и назначить перевыборы Государственной думы.


Недалеко ушли и другие выступающие в своей критике первого лица государства. Лидер КПРФ Геннадий Зюганов сказал журналистам, что Путин совершил ошибку, поддержав пенсионную реформу. Руководитель аппарата фракции Компартии в Госдуме Нина Останина отметила, что власть активно провоцирует гражданскую войну. Жена голодающего 19-й день оппозиционера Анастасия Удальцова заявила, что человеконенавистнический режим, установившийся в России за последние годы, презирает свой народ и только коммунисты способны возглавить борьбу против него.


Все эти выступления ярко отражали настроения собравшихся на митинге протестующих, которые в унисон требовали отправить Путина в отставку и заставить самого пожить на пенсию, а также — освободить героя России Сергея Удальцова. Радикализация протеста была видна невооруженным глазом.


Примечательно, что если 28 июля акцию протеста против повышения пенсионного возраста федеральные телеканалы худо-бедно осветили (Первый канал показал сюжет о митинге КПРФ длиной 29 секунд, НТВ — 20 секунд, «ТВ-Центр» — 33 секунды), то в этот раз в новостных выпусках не было посвящено ни единой секунды митингу на проспекте Академика Сахарова, который собрал приблизительно 10-15 тысяч человек в самом сердце столицы (по сведениям МВД — шесть тысяч человек). Информационное поле было наглухо забито похоронами ушедшего от нас Иосифа Кобзона и трагически погибшего при теракте главы республики ДНР Александра Захарченко.


Некоторые Telegram-каналы и многие информационные издания поставили жирный крест на политических амбициях митингующих, констатировав, что пенсионные протесты провалились. Впрочем, ровно то же самое было сделано и в прошлый раз, хотя, как уже писал тогда «Шторм», в администрации президента оказались несколько шокированы масштабом. И если тогда чиновники не знали, что с этим делать, то теперь, судя по всему, была выбрана тактика замалчивания. Если по телевизору чего-то не показали, значит, этого и не было. Вместо освещения протестов телевизионщики уделили уйму времени повторному обращению президента, предложившего смягчение реформы, и его обсуждению в позитивном ракурсе.


«Исходя из того, что у нас публичной политики нет совсем, это некий шок и вызов для администрации. Она понимает, что протестная активность вокруг растет, а что с этим делать — не знает. Давайте мы тут бомбу бросим? Но это же может привести к очень серьезному взрыву. Любая провокация или любое неожиданное действие со стороны как конструктивных сил, так и деструктивных приведет к тому, что вспышка может быть мгновенной, как от возгорания пороха, и по всей стране. Внутренне народ к протестам готов. Поэтому они и пытаются с этим как-то работать — через телеящик, через выступление самого главного аргумента страны — Владимира Путина», — отмечает политтехнолог Андрей Колядин.


Свежие статистические выкладки социологической организации «Левада-Центр» только подтверждают сказанные экспертом слова. Всего лишь за период с июля по август выросла доля людей, которые готовы принять участие в массовых выступлениях против пенсионной реформы.


Если в июле потенциальных протестующих было 37%, то в последний летний месяц таковых стало уже 53%. Процент тех, кто отказывался выходить на протесты, соответственно, сократился с 53 до 42. Уменьшилось и количество сомневающихся — с 9% до 5%.


«Главное — это не то, что люди выйдут на улицу. Если они выйдут — для власти это будет даже позитивно. Эмоции выплеснули и пошли дальше. А вот если человек эмоции в себе подавляет — это проблема, о чем вам скажет любой психолог и психиатр. Люди сублимируют в себе эмоции, копят их, после чего происходит нервный срыв», — указывает директор Института региональных проблем, политолог Дмитрий Журавлев.


Интересно, но вполне объяснимо и то, что из 53% опрошенных, готовых выйти на протесты, большую часть составляют люди, не достигшие возраста выхода на пенсию — их 58%. Оно и понятно: если уже действующие пенсионеры в своих правах не поражаются, то молодые россияне после узаконивания новых правил могут не дожить до пенсии вовсе.


Пока что рост неприятия к власти не перешел в активную фазу, считают в «Левада-Центре», однако потенциал протестного движения все еще остается большим и у него есть немалые перспективы.


«Недовольство накапливается, — рассказывает специалист в области политических наук Степан Гончаров. — Оно уже переходит в том числе и на внешнюю политику. Люди говорят о том, что у государства якобы нет денег на пенсии, но при этом большие деньги тратятся на Сирию. Причинно-следственная связь выстраивается, но пока что еще не выражается в каких-то антивоенных протестах. В том числе, конечно, будет усиливаться негатив в отношении чиновников, военных, силовиков, у которых остается много пенсионных преференций».


Политтехнолог Андрей Колядин, ранее работавший в администрации президента, считает, что «с этими лидерами протеста вскоре уже невозможно будет договориться. Происходит переход от экономических требований к политическим, а власть по-прежнему считает, что справится с этим методом ручного управления. Нет! Надо срочно проводить политическую реформу и выращивать публичных политиков».