St
За 100 дней Армения снова научилась улыбаться
В Ереване пройдет митинг премьер-министра Никола Пашиняна, где он подведет итоги первых месяцев работы нового правительства и расскажет о новых задачах

За 100 дней Армения снова научилась улыбаться

В Ереване пройдет митинг премьер-министра Никола Пашиняна, где он подведет итоги первых месяцев работы нового правительства и расскажет о новых задачах

Фото: © GLOBAL LOOK press
Фото: © GLOBAL LOOK press

Премьер-министр Армении Никол Пашинян собирает 17 августа митинг в Ереване. Акция будет посвящена 100 дням со дня победы «бархатной революции» над режимом Сержа Саргсяна. За этот срок страна сильно изменилась — во внутренней и во внешней политике, как и в настроениях людей.


«Шторм» в марте 2018 года в серии материалов писал о проблемах современной Армении. Страна в экономическом плане была практически под контролем России, за что Москву в народе не особо любили. У власти — коррупционеры, которые контролировали избирательный процесс и изменили Конституцию под себя. Даже Армянская апостольская церковь, самая древняя христианская религиозная организация, приблизилась к правящей элите. 


Атмосфера в Ереване марта 2018-го была тяжелая. Улыбались там лишь приехавшие отмечать Навруз (персидский Новый год) гости из Ирана. Среди армян царила атмосфера всеобщего уныния, сменяющегося безысходностью. Об акции парламентского депутата Никола Пашиняна — а именно тогда он отправился пешком из города Гюмри в Ереван, собирая сторонников на протест против власти, — еще мало кто знал. Президент Серж Саргсян, который уже больше десяти лет возглавлял Армению, готовился стать премьер-министром с расширенными полномочиями и продолжить править.


После «бархатной революции» в апреле 2018 года и избрания Никола Пашиняна премьер-министром страны до ближайших выборов в парламент настроения в обществе изменились. Уныние и безысходность исчезли, вернулось желание бороться за свои права. «В армянском сегменте Facebook — главном средстве коммуникации молодежи — это чувствуется абсолютно очевидно. Если раньше там царили совершенно другие настроения — сарказм вокруг безнадежности и бессмысленности всего вокруг — то сейчас настроения боевые, конструктивные, зачастую агрессивные в отношении контрреволюции», — рассказал «Шторму» армянский политик Филипп Арзуманян. Он отметил, что присущий народу скептицизм не пропал, но все до сих пор удивляются тому, что революция достигла успеха.


undefined
С Никола Пашинян / Նիկոլ Փաշինյան. Фото: © facebook.com/Daniel Ioannisyan

Люди стали иначе относиться к государству. Раньше они считали его органом, который «прилично грабит» и взамен худо-бедно защищает от внешних врагов, рассказал «Шторму» Даниэль Иоаннисян, секретарь комиссии, занимающейся разработкой нового избирательного кодекса Армении. «Сейчас все поменялось. Люди чувствуют, что государство — это что-то свое», — отметил он.


В экономике за последние сто дней Пашинян и его команда начали устранять появившиеся при Саргсяне монополии. В результате этого изменились цены на некоторые продукты. Государственные услуги, впрочем, не подешевели: общественный транспорт сейчас стоит так же, как и раньше. Однако и в этой сфере появилась надежда на лучшее: олигархи перестали получать от властей привилегии, монополий стало меньше и инвесторы заинтересовались Арменией.



Главным достижением «бархатной революции» армяне считают снижение эмиграции. В первой половине этого года разница между покинувшими Армению людьми и вернувшимися составила шесть тысяч человек. Два года назад, при Саргсяне, это значение достигало 70 тысяч, рассказал Иоаннисян. Министерство диаспоры Армении ввело новые программы для желающих вернуться, новые власти активно поддерживают желающих запустить в стране стартап. 


«Репатриантов достаточно много, точные цифры назвать сложно, потому что кто-то приезжает попробовать себя, ощутить новую атмосферу, а дальше уже решить — остаться или нет. Один мой приятель из США, говоря о переезде, даже пошутил: «Ну у вас-то теперь все хорошо, не то что у нас», — рассказал политик Филипп Арзуманян.


Во внешней политике, впрочем, Армения еще не встала на твердую почву. Ереван часто заявлял, что хочет сотрудничества и с Евросоюзом, и с созданным Россией ЕАЭС. Армения не намерена выбирать чью-либо сторону в мировых конфликтах. Однако сложно быть нейтральным, когда на тебя давят со всех сторон. В июле Пашинян в Брюсселе отказался от финансовой поддержки ЕС, чем обескуражил европейских политиков. Он заявил, что деньги можно найти в карманах коррупционеров, за которыми охотится новая власть. Пашинян заявлял, что ЕС отлично знал о тяжелой ситуации в Армении, но предпочел ничего не делать с этим. 


Россия же крайне недовольна поведением новой власти в Ереване. Новая власть проводит расследования против олигархов и бывших сторонников Саргсяна, многих из которых армянские СМИ и общественные организации связывают с Москвой. Арест Юрия Хачатурова, генерального секретаря ОДКБ, сильно обеспокоил Кремль и МИД России. После угроз Москвы не дать армянам большой денежный кредит, отказаться от обещанных поставок оружия и телефонных разговоров на высших уровнях власти Хачатурова все-таки отпустили, и он вернулся в Москву. Так что Армении еще предстоит найти способ действовать независимо, не раздражая при этом ни Россию, ни Запад.


Внутри страны также предстоит сделать много— в Армении считают «сломанными» избирательную систему и Конституцию. Также необходимо провести выборы в парламент. Они пройдут либо в 2018 году, либо до конца мая 2019 года. Поменять избирательное законодательство и изменить состав парламента армяне считают главными задачами на ближайшее время. 


Сейчас большинство депутатов — республиканцы, члены партии бывшего президента Сержа Саргсяна. После смены власти они стараются лишний раз не напоминать о себе. Эти парламентарии безобидны. «Так как именно вот таким составом Никола Пашиняна выбрали премьер-министром, можно заключить, что и они вынуждены признать результаты революции», — считает пресс-секретарь армянской партии «Наследие» Геворг Каграманян. 


undefined
Фото: © facebook.com/Daniel Ioannisyan

Но армяне все равно считают, что эти депутаты слишком долго работали при прежней системе, да и к власти в 2017 году многие из них попали незаконно. «Прежняя рейтинговая система дала возможность олигархам и локальным авторитетам в прямом смысле покупать голоса избирателей», — подчеркнул Каграманян. Значит, надо менять закон и проводить внеочередные выборы.


После изменений в парламенте придет время менять Конституцию, которую ранее переписал под себя Саргсян. Раньше выбор главы государства, обладавшего основными полномочиями, был в руках населения. Саргсян сделал так, что большая часть власти перешла от президента к премьер-министру, которого избирают не граждане, а парламентарии. Это армяне также планируют изменить. «Для демократического правления нынешняя Конституция вряд ли годится. Мы понимаем, что она была написана для саргсяновского авторитарного режима, но сейчас очень рано начинать обсуждения по этому вопросу, поскольку нам предстоят парламентские выборы», — отметил Каграманян.


За три с половиной месяца в Армении произошло много позитивных изменений. Граждане как будто очнулись от долгого сна и больше не прячут свои взгляды и мысли о том, как должно жить общество в стране. Премьер-министра Никола Пашиняна уважают, но не идеализируют. «В первые недели после событий была эйфория, были даже опасения, что впервые в истории Армении сформируется культ личности. Но сейчас — это спокойная поддержка (власти) с требованием решить какие-то вопросы. Присутствует и критика, но она пока не имеет серьезных масштабов. Все ждут экономического развития», — рассказал политик Филипп Арзуманян. 


Смену власти считают заслугой не Пашиняна, а всего армянского народа. И митинг 17 августа — его, кстати, премьер-министр законно согласовал с мэрией Еревана не как глава правительства, а как обычный гражданин — станет не встречей с лидером, а общенародным праздником.