St
Миссия невыполнима: ФНС пока не может взять под контроль переводы с карт

Миссия невыполнима: ФНС пока не может взять под контроль переводы с карт

Налоговая служба фиксирует подозрительные с ее точки зрения транзакции физлиц, но взыскания грозят немногим

Налоговая служба фиксирует подозрительные с ее точки зрения транзакции физлиц, но взыскания грозят немногим
Фото: © GLOBAL LOOK press

Каждый работающий гражданин должен платить налоги. Но, по данным Счетной палаты, до 15 миллионов россиян оставляют себе принадлежащие государству 13%. Зачастую криминальный уход от конституционной обязанности становится следствием серой схемы оплаты труда, когда часть денег люди получают «в конверте». Часто доход поступает и в виде онлайн-платежа на банковскую карточку. Только в крупнейшем банке России — Сбербанке — общая сумма всех карточных переводов в 2017 году составила 13,6 триллиона рублей (весь бюджет Пенсионного фонда России не превышает девяти триллионов). В ФНС хотят вывести рынок «онлайн-зарплат» из тени, но намеренно этого не делают, отметили опрошенные «Штормом» эксперты. Однако это не значит, что все переводы «с карты на карту» налоговики оставят без внимания.


Государство в лице ФНС не переходит к активным действиям именно потому, что прекрасно осведомлено о масштабах проблемы с зарплатами, пояснил профессор департамента налоговой политики и таможенно-тарифного регулирования Финансового университета при правительстве РФ Николай Тютюрюков: «У нас около 20% работают в тени. С точки зрения экономики, люди, получающие серые зарплаты, — это зайцы, которые ездят на троллейбусе, но не платят за билет. Но масштабы настолько велики, что ФНС здесь не трогает этот вопрос».


Однако денежные переводы физлиц все-таки интересуют налоговую службу. Недавно некоторые СМИ писали, что с 1 июля россиянам придется платить подоходный налог с каждого перечисления. В ФНС опровергли сообщения, но с 2014 года банки в обязательном порядке информируют налоговиков о каждом переводе между счетами, если сумма составляет более 600 тысяч рублей. Если сумма меньше, данные раскрывают по запросу налоговиков. А дальше в ФНС решают, как поступить. На этом этапе, как утверждают эксперты, подозрения у инспекторов вызывают регулярные поступления средств на карты и некоторые другие сомнительные операции.


«Главный признак, который вызывает подозрение — регулярность такого рода переводов», — подтвердил корреспонденту «Шторма» адвокат, специалист по корпоративному и налоговому праву Дмитрий Ицков.


При разовом переводе даже крупной суммы, например, при покупке автомобиля, налоговой службе чрезвычайно трудно доказать, что физлица заключили сделку и один из ее участников получил доход. В подавляющем большинстве случаев о назначении платежа неизвестно ничего. Деньги могут быть и вовсе переведены на счет родственника или знакомого продавца. Таким образом, отметил юрист, у ФНС нет четких критериев (кроме регулярности поступления средств) для определения подозрительных сделок, с которых гарантированно можно взыскать налог.


«У нас с начала 2000-х годов вообще отменен контроль за крупными покупками и растратами, если они не соответствуют зарплатам. Но, с другой стороны, в законах прописано, что ФНС имеет право собирать информацию по этим сделкам и операциям», — отметил профессор Тютюрюков.


Технически процедура взимания налога на основании данных о банковском переводе обычно выглядит следующим образом. Сначала ФНС проводит проверку, по результатам которой составляется акт. Далее инспектор выносит решение привлекать гражданина или нет к налоговой ответственности. После этого гражданина могут вызвать в ФНС на разъяснительную беседу и предложить заплатить положенную сумму НДФЛ. При отсутствии взаимопонимания, ФНС, либо не согласное с претензиями налоговиков физлицо обращается в суд. Но на практике, по словам юристов, налоговики редко доводят разбирательства до судебного финала.


«В моей практике я не могут вспомнить таких случаев, чтобы дело о привлечении к налоговой ответственности физлиц не только было доведено до суда, но даже до уровня вынесения предупреждения со стороны ФНС, — сказал адвокат Ицков.


Впрочем, как предположил юрист, слух о планах ФНС обложить налогом все переводы с карточек, говорит о том, что «на самом верху оценили уровень [налоговых] потерь и сейчас готовятся к тому, чтобы активно контролировать этот сектор». Не исключено, что государство уже формирует для этого инструментарий и юридическую базу.


Часто под прицел ФНС попадают индивидуальные предприниматели, которые нелегальным образом (без уплаты налогов) получают деньги от клиентов на личные банковские карты. Проблема приобрела системный характер из-за несовершенства существующих в России онлайн-касс и дороговизны обслуживания аппаратов приема карточек, рассказала директор Центра развития налоговой системы РАНХиГС Наталья Корниенко. 


«Конечно, налоги нужно платить. Но у нас совершенно безобразная ситуация со стоимостью эйквайринга – чтобы ипэшник мог себе поставить аппарат по приему карточек, он должен заплатить в три-четыре раза больше, чем за рубежом. Естественно, малый бизнес в данном случае сталкивается с затруднениями. Люди из-за огромной стоимости услуг банков используют серые схемы, — посетовала Корниенко. — Но виноваты здесь не столько рядовые предприниматели, сколько наши банки, которые из-за своей жадности мешают развиваться бизнесу и экономике страны в целом. Я здесь уже не говорю про безумно дорогие кредиты и все банковские услуги!» 


Большинство тех, кто получает деньги за выполнение работы на карточку, — это так называемые самозанятые (с точки зрения российского законодательства). В последние годы государство активно ищет механизмы, которые реально стимулировали бы самозанятых выйти из тени. Так, в конце июня глава ФНС Михаил Мишустин рассказал о разработке ведомством специальной онлайн-платформы, с помощью которой люди смогут легко зарегистрироваться и платить налоги.


При этом в российских реалиях теоретически можно столкнуться и с претензиями ФНС при обмене денежными средствами внутри семьи. Однако это скорее исключение, чем правило.