St
Почему дорожают продукты и что с этим делать?
Росстат зафиксировал рост цен за 2018 год на 4,3%, однако реальный оказался еще больше

Почему дорожают продукты и что с этим делать?

Росстат зафиксировал рост цен за 2018 год на 4,3%, однако реальный оказался еще больше

В бюджет на 2018 год правительством был заложен прогноз темпов роста цен в 3,4%, однако по итогам года оказалось, что рост превышен почти на 1% и составил 4,3%. Также оказалось, что за счет уменьшения объема товара производители скрывают подъем цен от конечных потребителей, то есть нас с вами. В КПРФ Daily Storm заверили, что единственный выход из сложившейся ситуации — государственное регулирование цен, а в ЛДПР добавили, что необходимо заставить Федеральную антимонопольную службу работать эффективнее, поскольку налицо — картельный сговор. Впрочем, обо всем по порядку.


За один только декабрь в 10 субъектах Российской Федерации потребительские цены увеличились на 1,2% и более. Максимум в 1,4% был зафиксирован в республиках Калмыкия, Коми и Марий Эл, где цены на продукты питания подскочили на 2,6-2,9%.


При всем при этом, отталкиваясь от новых данных Федеральной службы государственной статистики, можно сделать вывод, что на самом деле инфляция по отдельным продуктам оказалась еще выше, нежели в среднем по стране зафиксировал Росстат.


Если взять некоторые товары, на которые больше всего подскочила цена, то получается, что огурцы с декабря 2017-го по декабрь 2018 года подорожали на 37,2%, сахар — на 28,3%, помидоры — на 22,5%, белокочанная капуста — на 20%, картошка — на 9,9%, мясо и птица — на 9,7%, лук репчатый — на 9,5%, пшено — на 4,6%, манная крупа — на 1,8%.


При этом в 30 субъектах Российской Федерации куриные яйца подорожали на 20% и более. Сильнее всего взлетели цены в республиках Удмуртия и Марий Эл — на 31% и 29,5%, в Орловской и Калининградской областях — на 28,3%.


Отдельно стоит отметить рост цен на медикаменты. Сердечникам валидол обойдется дороже на 15,2%, а настойка пустырника и корвалол — на 1,7% и 1,4% соответственно.


Тарифы на проезд в поездах дальнего следования стали дороже на 11,6%, в самолетах –— на 4,4%. А вот бензин по итогам 2018 года стал дороже аж на 9,4%, притом что до этого, по итогам 2017 года, он вырос в цене на 5,7%.



Во фракции ЛДПР Daily Storm напомнили, что так уж сложилось: мы живем в условиях рыночной экономики, где рынок диктует свои правила. Другой вопрос — насколько обоснованно это делается?


«Надо помнить, что у нас вырос НДС с 18 до 20%, у нас подросли акцизы — все это повлияло на рост цен. Повышение стоимости бензина также автоматом ударило по логистике, что также привело к росту цен на все товары и услуги», — объясняет председатель комитета Госдумы по труду и соцполитике, замруководителя фракции ЛДПР Ярослав Нилов.


Картельный сговор — еще один бич повышения стоимости продуктов потребления. По мнению депутата, именно государство должно следить за ростом цен, для этого у него есть все необходимые структуры и механизмы — от Федеральной антимонопольной службы до правоохранительных органов и соответствующих законов.


Без серьезного обоснования поднимать цены в магазинах, да еще и так высоко, нельзя, убежден Нилов. Переговоры государства с бизнесом — вот тот механизм, которым в ручном режиме можно отрегулировать рост цен.


«В сложный кризисный период государство всегда помогает частному сектору, выделяет средства банкам, госкорпорациям, предоставляет налоговые преференции, оказывает помощь сельхозпроизводителям — все это необходимо учитывать при анализе итоговой цены на продукцию. Вы говорите, что огурцы подлетели за год почти на 40%? Давайте мы проверим стоимость цены у производителя. Если огурцы выращивал агрохолдинг — неужели на выходе именно у него так сильно изменилась цена?! Что-то я сильно в этом сомневаюсь. Скорее всего, мы имеем дело с жадностью торговых сетей», — полагает замруководителя фракции ЛДПР.


Сегодня весь продуктовый рынок сориентирован на торговые сети, которые диктуют цены и договариваются между собой, на какой товар поднять стоимость, а на какой — опустить, но в любом случае получить прибыль. Обычные овощные рынки в большинстве своем стали пережитком 90-х и отчасти нулевых годов, хотя именно там всегда можно было поторговаться за продукты, которые напрямую поставляли сельхозпроизводители со своих грядок.



Как сдержать рост цен и существуют ли законодательные механизмы, которые способны это осуществить? Коммунисты с горестью отвечают: в сложившейся ситуации рыночной экономики, переплетения государственных рынков и зависимости рубля от курса доллара сделать ничего нельзя.


«Законодательными мерами мы ничего не решим. У нас доллар взлетел в цене во втором полугодии, а мы при этом 20% продовольствия закупаем за границей, а в основном это овощи! Мы доходим до безобразия: по 500 тысяч тонн покупаем за рубежом картофеля, капусты, моркови… Елки-палки! Да у нас это все растет даже за полярным кругом! Почему мы покупаем это все за рубежом?!» — возмущается первый зампред комитета Госдумы по экономической политике, секретарь ЦК КПРФ Николай Арефьев. 


В начале декабря 2018 года эксперты Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ заявили, что нашей стране грозит картофельный дефицит. По их подсчетам, оказалось, что более 10 миллионов тонн сельскохозяйственной продукции, которая попадала в официальные отчеты за 2017 год, вообще никогда не существовали, кроме как на бумаге. Производство картофеля было увеличено на 35,9% относительно реально производимой; овощей и бахчевых культур на самом деле было на 17,2% меньше, а молока — меньше на 3,4%.


undefined
Фото: © Агенство Москва / Зыков Кирилл

Согласно данным Федеральной таможенной службы, если в 2016 году мы завезли из-за границы 270 тысяч тонн картофеля, то уже в 2017-м — 472 тысячи тонн. В основном «второй хлеб» в Россию поставляют Израиль и Египет.


Аналитический центр при правительстве Российской Федерации по итогам третьего квартала прошлого года также зафиксировал, что за период с января по июль 2018 года импорт столовой свеклы из-за границы вырос на 62% — до 15 тысяч тонн, импорт томатов за тот же период вырос на 16%, или 61 тысячу тонн, а импорт свежих яблок — на 42,4%, или 159 тысяч тонн.


«Доллар вырос за год с 57 до 67 рублей? Пожалуйста — растет вам и капуста, и картошка, и морковка и все остальное, поскольку мы все это закупаем и закупаем в долларах!» — продолжает Арефьев и отмечает, что в России отсутствуют сколь бы то ни было серьезные предприятия, специализирующиеся на выращивании овощей.


По его данным, 72% российских овощей, 45% скота, 80% картошки и прочего — приходятся на личные хозяйства граждан.


«Но они не могут накормить целую страну! Именно потому, что выращивают все это в недостаточном количестве, государство само ничего толком не производит и закупает все это за границей. Ну а раз заграничные овощи дорожают, то и наш крестьянин в два раза дешевле продавать не будет. Заграничные дорогие? Значит, и наши такие же будут», — объясняет рост цен первый зампред комитета по экономической политике от фракции КПРФ Николай Арефьев.


Суть предложений заключается в следующем: дифференцировать цены путем увеличения торговой наценки от производителя в определенном процентном соотношении, установить определенную планку, которую нельзя превышать. Говоря проще — выше себестоимости продукт можно будет продавать не более чем в два раза дороже, а не в 10-15-20 и более раз, как сегодня.



Есть еще одна большая проблема, однако с ней, констатировали оба парламентария, толком ничего не сделаешь. В последние годы производители стали скрывать рост цен от конечных потребителей путем уменьшения объема товара. 


Была упаковка молока объемом в один литр, а стала — 900 миллилитров, фруктовый сок из пакета в 0,5 литра превратился в 0,485 литра. Цена, как правило, осталась той же, а внешне отличить измененные параметры продукта не представляется возможным. Вот мы по привычке и берем меньшее количество товара, однако за ту же стоимость или даже выше. Почему с этим ничего нельзя сделать? Чисто формально: все мы предупреждены, проинформированы, закон не нарушается. На упаковке и на ценнике все написано.


«Шаблонное восприятие и привычка дают в данном случае о себе знать. Но я полагаю, что сегодня вся страна уже осведомлена, что вместо десятка яиц в некоторых магазинах стали продавать девяток яиц! Топ-новость дня, соцсети быстро распространили, и покупатель стал более проинформирован», — на оптимизме заключает председатель комитета по труду и соцполитике, замруководителя фракции ЛДПР Ярослав Нилов.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...