St
Прожорливая инфляция. Могут ли пенсионеры в России зажить хорошо, поверив в обещания правительства?
«Шторм» попытался разобраться в феномене инфляции и ответить на вопрос, что же с ней все-таки делать

Прожорливая инфляция. Могут ли пенсионеры в России зажить хорошо, поверив в обещания правительства?

«Шторм» попытался разобраться в феномене инфляции и ответить на вопрос, что же с ней все-таки делать

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

Каждый из нас неоднократно из уст высокопоставленных чиновников слышал такой термин, как «инфляция». Мы все понимаем (особенно обыватели), или делаем вид, что понимаем, что инфляция — это что-то плохое, преимущественно связанное с ростом цен на товары, услуги и не только. В какой-то мере это так и есть, что, согласитесь, мало кому может понравиться.


Однако при этом, как известно, наилучшая инфляция присутствует только на кладбище, поскольку там ее (для постоянных обитателей) нет в принципе. «Шторм» предпринял отчаянную попытку разъяснить простым языком, что же это все-таки такое и почему правительство так сильно гордится контролем над инфляцией. Особенно в условиях грядущей реформы пенсионной системы и будущих прибавок к пенсиям, которые должны быть в два раза выше ожидаемой инфляции.


20 июня первый вице-премьер правительства и министр финансов России Антон Силуанов решил порадовать стариков на фоне неприятных разговоров о повышении пенсионного возраста. Семь процентов — именно на такой рост пенсий для почетных пенсионеров рассчитывают чиновники в 2019 году. В том самом, кстати, с которого, по всей видимости, и начнет действовать непопулярная реформа, связанная с повышением возраста выхода на заслуженный отдых.


undefined
Фото: © ЦК ВКБП/Алексей Денисюк Фото: © vk.com/vkpb1917

И это не все. Силуанов утверждает, что рост этот будет вдвое выше уровня инфляции предыдущего года, то есть 2018-го. Об этом он сообщил сенаторам на выступлении в Совете Федерации.


«Уже в следующем году ежемесячное увеличение составит около 1000 рублей. Если сравнивать с действующей пенсией, она составляет чуть больше 14 тысяч в месяц. Мы считаем, что такая прибавка скажется в том числе на доходах наших пенсионеров. Это рост пенсий примерно на 7%. Напомню, что в этом году мы ожидаем инфляцию около 3%, в следующем году инфляция составит около 4-4,5%. Учитывая то, что мы с вами индексируем пенсии по инфляции предыдущего года, то, соответственно, рост индексации будет более чем в два раза», — отчитался первый зампред правительства Антон Силуанов.


Ранее с теми же увещеваниями выступали вице-премьер Татьяна Голикова и министр труда России Максим Топилин. Первая прогнозировала российским пенсионерам ежегодную прибавку в 12 тысяч рублей в 2019 году, после чего уже увеличенная пенсия будет индексироваться в установленном порядке, а второй в продолжение заметил — в реальном выражении к 2024 году пенсии увеличатся почти на 10%.


Уже сегодня все эти заявления воспринимаются, мягко говоря, со скепсисом. В отличие от высокопоставленной политической элиты, нижепоставленный простой российский народ практически в перманентном режиме ощущает на себе рост цен на услуги и товары первой необходимости. Не надо быть опытным провидцем, чтобы понимать — рост цен будет продолжаться и дальше, особенно при условии проводимых правительством реформ в налоговой сфере.


Инфляция — это переполнение каналов товарно-денежного обращения денежными знаками, в результате чего на каждую реальную единицу товара или услуги приходится большее количество денежных единиц, что выражается в росте цен при той же самой покупательной способности.


Говоря проще, инфляция — это раздувание цен из-за избытка денег на рынке. Получается так, что денежная масса растет быстрее, чем товарное производство. Это означает, что деньги в нашем с вами кармане теряют покупательную способность, а значит, их реальная стоимость снижается.


«Тот, кто имеет доходы, на инфляцию плюет. Почему? Он повышает цену, у него увеличиваются доходы, — рассказал нашему изданию независимый эксперт по социальной политике, доктор экономических наук Андрей Гудков. — А вот у бюджетников, которые сидят на пособиях, если у них нет индексации зарплат, то происходит снижение их реальной покупательной способности».


Инфляция также выражается в снижении качества продукции — чтобы удержать цену, но при этом не уменьшить прибыль, делается следующее: цена остается той же, но товар уменьшается в весе или делается из более дешевых ингредиентов, или упрощается технология, либо ухудшается сервис.


Любители пива, например, могли почувствовать это на себе с лихвой — привычные железные банки литражом 0,5 практически исчезли с прилавков, а взамен появились те же банки, почти ничем не отличающиеся, кроме как литражом — 0,45. Да и вкус заметно испортился, несмотря на то что отечественное пиво редко когда славилось вкусовыми качествами.


Можно подойти к инфляции и с другой стороны. Это процент, на который возрастает полный набор расходов гражданина в этом году по отношению к предыдущему году. Сколько корзина стоила в прошлом году и сколько стоит в этом году — разница в процентной добавке и есть инфляция.


«У бедных людей инфляция часто выше, чем у богатых, — подтверждает «Шторму» финансовый омбудсмен Павел Медведев. — Богатые люди часто покупают квартиры, а бедные не покупают. Квартиры дешевеют во время кризиса, а хлеб дорожает. Богатые тоже покупают хлеб, но только доля расходов на хлеб в их расходах невелика, они же квартиры покупают. Именно поэтому у тех, кто покупает хлеб, доля расходов становится выше из-за удорожания хлеба».


«Если людям не давать денег вообще, то инфляция падает. Если перестать кормить пожилых людей, то это для экономики будет большое достижение, только радоваться некому будет. Не кормить людей — это большое счастье, а если они еще вымрут, то это вообще будет достижение», — иронизирует эксперт.


Управляющий партнер компании Management Development Group Inc. Дмитрий Потапенко предложил посмотреть «Шторму» на понятие инфляции с еще одного ракурса — через призму стабильных нулевых годов, и задаться вопросом: что себе могли позволить люди на свои зарплаты тогда и сейчас?


«В нулевые года у меня уборщица получала 4,5 тысячи рублей, — вспоминает бизнесмен. — Она тогда жила лучше, чем сейчас уборщица, которая получает у меня 28 тысяч рублей! По причине того, что в ее заработной плате потребительская инфляция настолько сожрала все ее доходы, что если она тратила и могла откладывать, то сейчас она тратит деньги банально на жилье и жратву. Больше ни на что не хватает. Еще и долги есть».


По свежим данным аналитического агентства «Ромир», из-за роста цен на бензин личная инфляция граждан в мае была выше официального темпа роста потребительских цен.


Так, по итогам последнего весеннего месяца размер личной инфляции россиян составил 0,5%, в то время как официальная инфляция от Росстата была 0,4%.


Россияне продолжают жить в режиме жесткой экономии — привычный набор повседневных товаров в мае стоил почти на полтора процента меньше, чем в апреле, однако рост цен на бензин привел и к росту личной инфляции граждан — за топливо в среднем пришлось платить на 6% больше, говорится в исследовании.


По данным того же Росстата, уровень доходов россиян продолжает падать уже 48-й месяц подряд начиная с 2014 года. С 2014-го по 2016 год он сокращался на 0,7%, 3,2% и 5,8% соответственно. По итогам 2017 года доходы упали еще на 1,7%. Люди стали меньше сберегать — под конец 2017 года жители богатой страны откладывали 5% своих доходов, в то время как под конец 2016 года — 8,6%.


При всей выкладке статистических данных есть все основания полагать, что официальные данные имеют еще меньше отношения к реальности.


Рост НДС и рост цен на бензин неминуемо отразится на инфляции, а значит — на доходах граждан, которые не досчитаются серьезных сумм в своих кошельках. Среди простых людей принято считать, что НДС и вообще любые налоги, кроме НДФЛ — это что-то не про них, мол, за все ответит бизнес. Но это не так.


Поскольку у бизнеса увеличивается составляющая себестоимости предлагаемых товаров, предприниматели терпят убытки. Чтобы избавиться от убытков и превратить их в прибыль, производитель на себя не берет эти затраты, связанные с повышением НДС и ростом цен на бензин, он их перекладывает в цену, что соответственно и вызывает рост цен на товары и услуги для населения.


«Были низкие цены на нефть, снижались затраты, падал потребительский спрос, увольняли работников, которых считали неэффективными. Действительно, еще некоторое время назад рост цен серьезно замедлился. Но это совсем не мешало розничным торговцам цены повышать. Огромное количество объявлений до сих пор висит в пустующих торговых площадях, которые сдаются в аренду. Все крайне просто. Несколько магазинов закрылись, и вы идете в тот, который остался на рынке. А тот, который остался на рынке, видя наплыв покупателей, поднимает цену, поясняет экономист Андрей Гудков. — По очень большому счету цифры правительства отражают что-то более-менее реальное. А по счету, который предъявляют люди, мы слышим: «Вы что там, охренели, что ли? Цены растут в несколько раз быстрее!»


По данным Росстата, инфляция в 2017 году составила 2,5%. Примерно на таком же уровне она находится и на сегодняшний день, заявила председатель Центробанка Эльвира Набиуллина некоторое время тому назад, выступая на заседании Госдумы.


Первый заместитель председателя комитета Государственной думы по экономической политике Николай Арефьев рассказал «Шторму» о выступлении главы ЦБ.


«Они в прошлом году сделали инфляцию в 2,5% и сами удивились, – эмоционально начал он. – Набиуллина сказала, что мы ее не можем принять за истину, ориентируемся все-таки на 4%. Ну правильно! Вы же ее искусственно написали! А для чего? Как раз для того, чтобы освободить место для повышения налогов! Если к четырехпроцентной инфляции прибавлять налоги, то она будет расти до 6-8%. А если с двух процентов, то путем повышения налогов можно будет поднять инфляцию до четырех! Вот она и говорит, что они ориентируются на нее. Они добиваются повышения налогов и сборов».


Уже сейчас повышение НДС на два процентных пункта с 18 до 20% может ускорить инфляцию до четырех процентов, поведали в Центробанке. А соответственно, простым россиянам следует ожидать и дальнейшего повышения цен на товары и услуги.


Получается так, что одной рукой правительство и Центробанк пытаются сдержать инфляцию, а другой – сами же ее и увеличивают. Бензин растет в цене (на данный момент кабмин отчитывается, что рост цен удалось остановить на верхней планке) из-за того, что акцизы на топливо подняли. Теперь Минфин отчитывается о том, что акцизы будут снижены, чтобы остановить рост цен на бензин. Однако дело сделано и бензин уже подорожал. 


«Разве это не рост цен? Разве это не инфляция? Тут же правительство рассматривает вопрос о повышении НДС с 18 до 20%. А НДС – это прибавка к цене в два процента! Это что, тоже не рост цен? – задается вопросами депутат Арефьев. – Они налоги не повышают, но увеличивают налоговую базу! Вы меня извините, но это и есть увеличение налога! Налог будет расти, поскольку база, с которой берется этот налог, увеличивается, искусственно пересматривается».


С 1 июля этого года россиян также ожидает рост тарифов на коммунальные услуги — на уровень инфляции плюс один процент. В среднем по стране повышение составит около 4%. Где-то меньше, где-то больше. По итогам 2017 года они подросли в среднем по стране на 4,6%. Все это также даст очень большой прирост к инфляции.


В общем и целом, инфляция является спутником рыночной экономики, и правительство видит свою задачу не в том, чтобы искоренить ее, а в том, чтобы сдержать на минимально приемлемом уровне.


Другое дело, что проблема здесь заключается в том, что определение инфляции в некотором смысле результат определенной договоренности — каким именно образом ее считать. В зависимости от того, какой набор благ берется за основу, меняются показатели инфляции.


Те показатели инфляции, которые выдает правительство, являются ростом цен для всей экономики в целом. Однако в экономике есть два раздела цен — оптовые цены промышленности, по которым предприятия торгуют друг с другом, и розничные цены для конечного потребителя.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

В розничных ценах есть цена потребительских товаров. Мы с вами инфляцию видим именно на розничном рынке — рост цен на товары и услуги. Правительство же сюда плюсует оптовые цены, которые, как правило, растут меньше, чем розница.


Остановить рост цен мог бы помочь рост товарной массы, а именно — производство собственных товаров. Еще не так давно правительством был взят курс на импортозамещение, то есть отказ от зарубежной продукции в пользу отечественной. В теории, именно это и должно было запустить конкуренцию на внутреннем рынке и дать толчок для развития экономики России.


«Если мы будем сами шить рубашки, брюки, всю одежду, делать товары повседневного спроса, будем сами производить продовольствие, то рынок будет насыщен и цена будет падать. Когда на базаре много клубники — цена всегда падает, — отмечает первый замглавы комитета по экономической политике Николай Арефьев. — А мы? Мы ничего не производим! Цена на нефть повысилась — и сразу все импортозамещение остановилось. В прошлом году на 24% увеличился импорт, по итогам первого квартала этого года он поднялся еще на 25%. Мы продовольствие стали закупать на 21% больше, чем в прошлом году. Мы опять перестали шить, сеять и пахать, перешли на импорт».


«Доллар растет! Значит, мы покупаем продукцию по повышенному курсу доллара и реализуем ее здесь. Как же не будет инфляции?! Дешевле, чем установлен курс доллара, мы не можем продавать продукцию на внутреннем рынке. А сами ничего не производим. Поэтому цены расти и будут, потому что мы ориентируемся на внешний рынок!» — негодует парламентарий.


Есть в пенсионной реформе, которая заключается в повышении пенсионного возраста, еще одна интересная деталь, о которой мы писали в самом начале, но на которой не акцентировали внимания.


Ежемесячная прибавка в одну тысячу рублей будет выдаваться правительством исключительно в 2019 году. Возникает вопрос — куда пойдут те же самые суммы, высвободившиеся от, скажем так, избавления от пенсионеров в дальнейшие годы?


«Начинает повышаться пенсионный возраст. По условному миллиону людей за два года остаются на работе, но не получают пенсии. Проведена прибавка в 1000 рублей, — пытается ответить на этот же вопрос независимый эксперт по социальной политике, доктор экономических наук Андрей Гудков. — Но следующие два года — еще два миллиона людей остались без пенсий и вынуждены работать. А куда эти деньги делись? А прибавка обещана в одну тысячу рублей. А уже два миллиона людей не получают пенсию. Идет третий и четвертый год — еще добавился миллион людей, которые не получают пенсии. А прибавка по-прежнему тысячу рублей. Доходы бюджета возрастают, экономия средств налицо, а прибавка остается все та же. А она должна возрастать приблизительно в том же темпе, в каком высвобождаются средства бюджета».


Известный российский экономист, специалист в области теории функционирования и управления экономических систем, академик РАН Александр Некипелов рассказал «Шторму», что амбициозные планы правительства по повышению пенсий для россиян на 10% к 2024 году в целом возможно претворить в реальность.


Однако, отмечает академик, во всем этом мероприятии с повышением пенсионного возраста — повышение пенсий отнюдь не самое главное.


«Нельзя одновременно говорить об изменяющемся неблагоприятном соотношении числа работающих и числа пенсионеров, и в то же самое время представлять дело таким образом, что все это предпринимается ради увеличения состояния пенсионеров. Концы с концами не сходятся», — недоумевает академик Некипелов.


Он отдельно отмечает, что, само собой, «очень плохо, если номинальная величина пенсии растет медленнее, чем растут цены». В свою очередь, как мы писали ранее, это значит, что жизненный уровень пенсионеров (да и не только их) будет падать. Правительство же намерено его увеличивать, во всяком случае, об этом настоятельно просил, если не требовал, президент Владимир Путин в своих очередных майских указах. «В том числе используя экономию средств, связанную с увеличением срока выхода на пенсию. Пожелаем им успехов», — со скрытой долей оптимизма подытожил ученый-экономист.


В краткосрочной перспективе правительство, конечно, выиграет, если так можно выразиться, от повышения пенсионного возраста, а вместе с ним и от ежемесячного повышения пенсии на одну тысячу рублей.


С одной стороны, кабинет министров избавится от выплат одному-полутора миллионам пенсионеров, а значит, высвободит денежные средства, кроме того, на эти же средства они смогут поднять пенсии пенсионерам, которые уже их получают.


А вот с другой стороны — рано или поздно у россиян возникнет вопрос: где деньги, Зин? Ведь однажды правительство уже обещало, что индексация пенсий будет проходить дважды в год, но следом нарушило свое обещание и заморозило ту самую индексацию, отмахнувшись от пенсионеров единовременной подачкой в пять тысяч рублей.


Сейчас же высшее чиновничество пошло еще дальше — самолично решило распоряжаться пенсионными отчислениями, которые выдаются государству на хранение в ежемесячном режиме каждым из россиян, чтобы по выходу на пенсию получать те самые деньги из кубышки.


Теперь государство фактически пытается отнять пенсии у одних, исправно плативших отчисления в фонд весь свой трудовой период, и разделить их между другими. Бравурно при этом заявляя, что пенсии подрастут, вы, главное, не переживайте. Подрасти-то подрастут, вот только вместе с ними инфляция и рост цен сожрет все эти надбавки, не успеют пенсионеры и моргнуть. Но впрочем, это уже совсем другая история.