St
Техническому правительству доверили проводить непопулярные реформы
Политологи рассказали о смыслах перестановок в новом кабинете министров

Техническому правительству доверили проводить непопулярные реформы

Политологи рассказали о смыслах перестановок в новом кабинете министров

Утвержденное президентом Владимиром Путиным новое правительство со старым премьером будет носить техническую функцию, но ни в коем случае не политическую. Пришедшим на смену своим предшественникам министрам не надо разрабатывать концепцию экономических преобразований в стране, анализировать социальную сферу и принимать какие-либо решения.


Основные проекты проработаны и представлены Путиным сразу после его инаугурации 7 мая. Речь идет о 13 направлениях развития России, так называемом новом майском указе президента — «О национальных и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года».


Владимир Путин поручил правительству обеспечить ряд целей, среди которых — рост численности населения, продолжительности жизни россиян до 78 лет, снижение в два раза уровня бедности в стране; также он постановил войти в число пяти крупнейших экономик мира. Кроме того, в числе целей обозначены улучшение жилищных условий минимум у пяти миллионов семей ежегодно, обеспечение внедрения цифровых технологий в экономику и социальную сферу.


Глава государства также поручил правительству до 1 октября представить национальные программы по образованию, безопасным и качественным дорогам, малому и среднему предпринимательству и поддержке индивидуальной предпринимательской инициативы, по экологии, цифровой экономике и другим приоритетным направлениям.


Разделение Министерства образования и науки на два министерства — Министерство просвещения и Министерство науки и высшего образования, передача торговых представительств от Минэкономразвития в ведомство Министерства промышленности и торговли, а также образование Министерства цифровых технологий вместо Минкомсвязи — три структурные вещи в новом правительстве, на которые обратил свое внимание директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.


«Это переименование министерств или смена приоритетов? Если второе, то это очень серьезная вещь. Сегодня Казахстан очень активно занимается цифровыми технологиями — и будет очень смешно, если они нас обгонят. Что касается торгпредств — решение двоякое. На практическом уровне оно точно даст эффект: внешняя торговля связана с тем, чем ты торгуешь, а за реальный сектор у нас Минпромторг отвечает. Но на стратегическом уровне стратегию внешней торговли определяет Минэкономразвития», — подчеркивает Дмитрий Журавлев.


Разделение Минобрнауки на два министерства — хорошо забытое старое. Разделение министерства на ведомства, отвечающие за высшее и среднее образование, уже было в Советском Союзе — еще в 30-х годах прошлого века. И именно так СССР и просуществовал вплоть до своего развала.


«Эксперты по образованию говорят, что это приведет к негативному результату, так как прервется связь между высшим и средним образованием. Не могу с ними согласиться, потому что этой связи и сейчас нет. Наша средняя школа к нашему вузу привязана только государственным экзаменом и более ничем. Нам важнее установить связь вуза с рынком труда. Сможет ли новое министерство это сделать — вопрос. Лучше бы они Минобр присоединили к Минтруду или к Минпромторгу», — считает Журавлев, объясняя это тем, что необходимо выстроить взаимосвязь между рынком труда и рынком образования. Только в таком случае образование в нашей стране будет осмысленным. Пока же оно находится в состоянии «Буратино на поле чудес».


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

Министры, которые пришли в новое правительство, должны приложить все усилия для того, чтобы выполнить поставленные задачи. Исходя из этого и происходила комплектация правительства.


Руководитель департамента региональной политики при Управлении по внутренней политике администрации президента РФ в 2009-2012 годах, политтехнолог Андрей Колядин в разговоре со «Штормом» пояснил, что правительство укомплектовано людьми, которые давным-давно сработались друг с другом в той или иной сфере.


«Вместо того чтобы тратить 80% времени на внутренние интриги в борьбе за ресурсы и за доступ к телу первых руководителей, уже давно сработавшись друг с другом и доказав друг другу свою эффективность, они могли бы направить свои усилия на выполнение тех задач, которые поставлены президентом», убежден наш собеседник.


В новой конфигурации интересным смотрится приход в кабмин трех сильных губернаторов.


Глава Амурской области Александр Козлов, возглавлявший регион с 2015-го по 2018 год, теперь руководит Министерством по развитию Дальнего Востока. Губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа в 2010-2018 годах Дмитрий Кобылкин стал министром природных ресурсов и экологии. А министерство строительства и ЖКХ возглавил губернатор Тюменской области с 2005-го по 2018 год Владимир Якушев.


«Я хорошо знаю и Кобылкина, и Якушева, потому что работал с ними вместе, — рассказывает Андрей Колядин. — Они правда очень хорошие губернаторы. И не случайно занимали верхние строчки всех рейтингов и соревновались, кто из них лучше. Кобылкин возглавлял регион, обеспечивавший добычу от 96 до 98% всего российского газа, являясь одним из самых главных реципиентов российского бюджета. А Якушев сумел так выстроить тюменскую матрешку, что независимо от амбиций трех губернаторов — Комаровой (глава ХМАО. – Примеч. «Шторма»), Кобылкина и самого Якушева — они всегда находили общий вектор развития. И этот регион является одним из самых главных в финансировании российского бюджета».


Что касается нового министра по развитию Дальнего Востока Александра Козлова, то его поставили в правительство для помощи переназначенному вице-премьеру и полпреду президента на Дальнем Востоке Юрию Трутневу. На своем посту бывший губернатор Амурской области будет заниматься реструктуризацией и изменением всего региона, который так важен для России.


«Как говорится, Козлов вам в помощь!» — иронизирует Колядин.


Президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов также обращает свое внимание на то, что Александр Козлов является человеком, близким к действующему губернатору Сахалинской области Олегу Кожемяке (с 2015 года). А уход Сергея Донского с поста министра природных ресурсов Абзалов объясняет его ссорами с крупными игроками на политико-экономической арене — с предпринимателями Геннадием Тимченко и Леонидом Михельсоном. Также Донской успел перейти дорогу «Роснефти» и «Газпрому». Какое-то время считалось, что экс-министр был близок к ЛУКОЙЛу.


Абзалов рассказал «Шторму», что уход Владимира Пучкова с поста руководителя МЧС более чем ожидаем и в узких кругах об этом говорили еще с прошлого года. Причиной тому послужили не только неудачи на посту главы ведомства, но и личные причины: поговаривают, что у Пучкова были проблемы с алкогольными напитками.


«Изначально предполагалось, что на его место назначат его же зама, как это в свое время произошло с уходом Шойгу. Нужен был человек из структуры МЧС, так как он более-менее ориентируется. Назначили же не просто зама главы ФСБ, а одного из претендентов на пост главы ФСБ! Это очень сильный игрок!» — удивился назначению Евгения Зиничева президент Центра стратегических коммуникаций.


Министр по ГО и ЧС Евгений Зиничев — и.о. губернатора Калининградской области (июль-октябрь 2016 года), замглавы ФСБ (2016-2018).


В 2006-2015 годах работал в личной охране службы безопасности президента, сопровождая главу государства и председателя правительства Российской Федерации (2008-2012) Владимира Путина в рабочих поездках.


На своем посту сменил Владимира Пучкова, отвечавшего за МЧС с 2012 года. К Пучкову было много претензий по части недоработок в курируемой им сфере, а также коррупционных скандалов, в которых оказалось замешано ведомство. Не пошла на пользу министру и трагедия в Кемерове. Ранее «Шторм» прогнозировал отставку Владимира Пучкова после ЧМ-2018.


«Таким образом федеральный центр показывает, что он собирается наводить там порядок. Замглавы ФСБ просто так в МЧС не десантировали бы… К слову, его назначение говорит и о том, что в ФСБ осталось меньше сильных аппаратных игроков, — рассуждает Абзалов. — При всем при этом он явно приходит без команды. Замглавы ФСБ, у которого наготове есть список людей под МЧС, — это странный замглавы ФСБ. Очевидно, что внутри структуры нас ожидают серьезные кадровые перестановки».


Отсутствие в новом правительстве министра транспорта Максима Соколова объясняется очень легко и ожидалось буквально всеми экспертами, говорит собеседник «Шторма». Достаточно лишь вспомнить скандалы с «ВИМ-Авиа», «Трансаэро» и «целый ряд других замечательных процедур. Как и говорили, что перед тем, как его уволить, с него снимут взыскание. С него сняли взыскание и его уволили».


Как и ожидалось, на смену Соколову пришел его первый зам, который курирует автодорогу, — Евгений Дитрих. В ближайшие годы, считает Дмитрий Абзалов, нас ожидает усиление и расцвет дорожного строительства. Политолог отмечает, что Дитрих на своем посту отвечал за дальнобойщиков и за строительство Крымского моста, по которому не так давно проехал президент Путин. Назначение Дитриха смотрится логичным с учетом того, что дорожное строительство сегодня в приоритете у федерального центра.


Еще один министр в новом правительстве пришел в связи с новым профильным вице-премьером. Речь идет о министре сельского хозяйства Дмитрии Патрушеве.


Об уходе Александра Ткачева со своего поста в узких кругах поговаривали давно, рассказывает Дмитрий Абзалов. Однако назначение на его место сына секретаря Совета безопасности и экс-министра ФСБ Николая Патрушева стало для многих неожиданностью. Теперь его аппаратные позиции усилились, уверяет директор Центра стратегических коммуникаций. Появляются у сельского хозяйства и плюсы: Дмитрий Патрушев долгое время возглавлял правление Россельхозбанка. Финансовая поддержка аграриев теперь должна поправиться. На своем новом месте Патрушев уравновешивает и нового вице-премьера Алексея Гордеева, сильного аппаратчика, который будет курировать агропромышленный комплекс.


Глава Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов отмечает, что новые министры в правительстве расставлены по своим местам, исходя из логики президентского майского указа. В какой-то степени этот кабинет министров — временный.


«Они будут проводить сейчас очень непопулярные реформы в очень сложной ситуации, и желательно до парламентских выборов. Новое правительство — это громоотвод, который возьмет на себя большую часть недовольства. Все стратегические позиции будут подвержены определенному давлению. По расставленной социалке — все это достаточно краткосрочные решения, но энергетика, природные ресурсы, промышленность — здесь долгосрочная составляющая», — считает Абзалов.


«Они все технические министры на время. Чем отличается технический министр от политического? — задается вопросом экс-чиновник администрации президента Андрей Колядин. — Последний взаимодействует с широкими аудиториями масс, с элитами. Разрабатывает концепцию экономических преобразований и реализует ее. Сейчас им не надо взаимодействовать и не надо разрабатывать. Все сделано до вас. Все лежит на столах — с датами, со сроками, с финансированием. Им просто нужно это выполнить. А этим занимаются обычно технократы».


Единственным политическим министром (и одновременно первым вице-премьером) в правительстве является Антон Силуанов.


«Он легко и очень разумно себя ведет в самых различных мероприятиях, где нужно поддерживать непосредственный контакт с аудиторией и убеждать ее. Он прекрасный техник и неплохой публичный человек. Вскоре им придется принимать непопулярные решения, а для этого будут нужны знаковые спикеры. И Силуанов будет таким спикером, который может убедить аудиторию в правильности того или иного решения»,  полагает Колядин.