St
Шевченко и шесть коммунистов. КПРФ и «Левый фронт» готовятся подвинуть Собянина на выборах мэра Москвы
close
Шевченко и шесть коммунистов. КПРФ и «Левый Фронт» готовятся подвинуть Собянина на выборах мэра Москвы

Шевченко и шесть коммунистов. КПРФ и «Левый фронт» готовятся подвинуть Собянина на выборах мэра Москвы

Сергей Удальцов рассказал «Шторму» об амбициях левых сил, отношениях с Яшиным и Навальным, а также о взаимодействии с либералами

Фото: © GLOBAL LOOK press/Syrucek Milan
Фото: © GLOBAL LOOK press/Syrucek Milan

Пока московские оппозиционеры из числа известных либералов не могут прийти к единой системе праймериз и выдвинуть единого демократического кандидата, определенных успехов в этом добились левые силы.

 

На пресс-конференции в «Интерфаксе» КПРФ совместно с «Левым фронтом» представила стартовый список кандидатов от левопатриотических сил на выборы мэра Москвы. В перечне семь человек: шестеро от коммунистов и один — от левых оппозиционеров.

 

От коммунистов в список попали депутат Мосгордумы Николай Зубрилин (59 лет), секретарь Московского горкома КПРФ, депутат Госдумы Денис Парфенов (30 лет), муниципальный депутат Москвы Павел Тарасов (34 года), глава московских коммунистов, депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин (63 года), бывший депутат Госдумы и Мосгордумы от КПРФ Вадим ​Кумин (45 лет) и экс-депутат Мосгордумы Евгений Балашов (54 года).

 

От «Левого фронта» — известный журналист, член президентского совета по правам человека и член совета «Левого фронта» Максим Шевченко, который приобрел еще большую популярность на выборах президента РФ. Шевченко был доверенным лицом кандидата от КПРФ Павла Грудинина.

 

Праймериз кандидата от левопатриотических сил стартует в четверг, 19 апреля. Представленный список участников базовый, но не окончательный. Предполагается, что любой голосующий в интернет-праймериз может добавить ту кандидатуру, которую он считает достойной для борьбы за пост столичного градоначальника.

 

Свою поддержку праймериз левых и патриотических сил высказал и известный писатель, шеф-редактор издания «Свободная пресса», замкомандира батальона по работе с личным составом ДНР Захар Прилепин.

 

«Находясь в Донбассе, наблюдал со стороны за президентской кампанией, почувствовал, что надо посмотреть, как люди реагируют, что выбирают и что у них на уме. Праймериз — не худшая форма изучения. Посмотрю в течение месяца, и отчитаемся о происходящем», — рассказал писатель.

 

Объясняя свое участие в предстоящих праймериз, Прилепин отметил, что жизнь в стране за последние 20 лет изменилась. Если раньше «левые держали улицу», то сегодня оппозиция ассоциируется «исключительно с деятелями либерального толка. Они привили народу отношение к ней как к пятой колонне, к людям, которые ненавидят все русское, Донбасс, березки, осинки. Это неправильно. При всем уважении к внешнеполитическим шагам власти и президента — остается много вопросов».


После пресс-конференции «Шторм» обстоятельно пообщался с инициатором и главным «тараном» проводимых праймериз Сергеем Удальцовым. Оппозиционер рассказал нам, что в этот раз взаимодействие КПРФ и «Левого фронта» будет более тесным и не исключил вариант заключения «пакта о ненападении» с либералами на предстоящих выборах мэра Москвы.

 

— Ну что, Сергей, левые силы идут на выборы единым фронтом?

 

— Совершенно верно, наша логика очень простая. Это стартовый список из семи человек. В КПРФ прошли свои дискуссии, они определили своих шестерых человек. Это их право. Хочу отметить, что в наших взаимоотношениях наблюдается прогресс. На президентских выборах мы проводили праймериз на свой страх и риск, но сейчас Компартия проявила гораздо большую заинтересованность. Проводим совместные оргмероприятия с КПРФ, с их стороны выступает секретарь столичной организации Владимир Родин. Патриотический спектр представляет Захар Прилепин. Думаю, это качественный шаг вперед, а праймериз проходит по всему широкому левопатриотическому фронту, всех тех, кто поддерживал Павла Грудинина.

 

— Каким образом в список попал Максим Шевченко? Он знает об этом?

 

— Да, он же и сам проявлял инициативу. Мы считаем, что этот человек энергичный, довольно известный, умеет общаться с аудиторией и, что немаловажно, проживает в Москве и проблемы города ему не чужды. Зачем нам плодить сущности?! Считаем его наиболее достойным кандидатом от «Левого фронта». Но! С завтрашнего дня любой гражданин на сайте наших праймериз может предложить и своего кандидата, которого он посчитает нужным.

 

— Каковы критерии? Кто может стать кандидатом от левых?

 

— Человек должен принадлежать к левопатриотическому спектру политических сил. Он должен быть связан с Москвой: или проживает здесь, или работает. Он должен быть связан с городом. Варяги с Дальнего Востока нам не нужны. Логики в этом нет. Далее кандидат должен быть публичным политиком, известен делами. Мы, конечно, можем зарегистрировать разных городских сумасшедших, человек 500, но это будет абсурд! Если потенциальный кандидат будет соответствовать этим критериям, то, пожалуйста, его включат в список. Думаю, что будет 20-25 кандидатов в итоговом списке. Все это своего рода кастинг, смотр сил, срез общественного мнения с прицелом, в том числе и на выборы в Мосгордуму.

 

— А как насчет хозяйственного опыта кандидата от левых? Все-таки в свое время Юрий Лужков немало сделал для того, чтобы народ воспринимал мэра именно как хозяйственника, а уже потом как публичного политика.

 

— Ну, хозяйственный опыт — это такая категория… Грубо говоря, депутат Городской думы вроде не управленец, но хорошо знает городские проблемы. Если это яркая личность, то зачем ее ограничивать?! Прочие барьеры излишни. Когда будет приниматься окончательное решение, наверное, учтем и хозяйственный опыт. Но пока в праймериз ограничимся теми критериями, о которых я сказал. 


— Как собираетесь добиться рекламы праймериз? Ведь это же не просто междусобойчик, где свои выбирают своего. Голосовать-то на выборах будут и простые люди, а они имеют право знать, кто их интересы в перспективе может представлять.

 

— Максимальное освещение в СМИ. Вот провели пресс-конференцию, уже заявили о своих шагах. В соцсетях будем работать, будем мотивировать кандидатов праймериз, чтобы они рассказывали о них на своих страничках и сайтах. Есть и партийные ресурсы: сайты КПРФ, «Левого фронта». Мы договорились и с Захаром Прилепиным. Он шеф-редактор «Свободной прессы», там тоже будем рассказывать, они сделают отдельный раздел. Аудитория у них довольно приличная. «Красная линия», телеканал Компартии. YouTube, естественно — у Шевченко добротная аудитория. Будем устраивать дебаты между людьми из списка праймериз — пусть кандидаты озвучат, как они видят решение самых острых городских проблем вроде реновации, пробок, экологии, ЖКХ и так далее. Мы открыты для взаимодействия со всеми информационными ресурсами.

 

— Сергей, я вижу один подводный камень в праймериз. Если с президентскими выборами было все понятно — кандидат представляет всю страну, соответственно, и голосование на праймериз велось от Москвы и до Камчатки. А как здесь определится, что проголосовал за ту или иную кандидатуру именно москвич, которому предстоит в итоге избрать себе мэра?

 

— Когда мы обсуждали этот вопрос, а он возникал, мы пришли к пониманию, что не надо ограничивать круг потенциальных избирателей. Главное, что мы будем делать — бороться против фальсификаций и накруток на праймериз. У нас есть уже защитные барьеры, СМС-верификация голоса, будем четко отслеживать голосование с одного компьютера. Если мы увидим непропорциональную подачу голосов из регионов — все это обнулим. Но! Здесь тонкая грань. Человек, например, живет в Московской области, а ездит на работу в Москву. Как его здесь ограничить? Ведь ему тоже не безразлично, кто будет главой города. Также и с другими регионами: у кого-то в Москве родственники живут, кто-то сам коренной москвич, но был вынужден переехать в другой город жить. А кто-то, наоборот, в силу разных обстоятельств переехал жить в столицу, но зарегистрирован совсем в другом месте. Все-таки это формат праймериз, потому, думаю, что голосовать могут все. Если 80-85% москвичей на них проголосуют, то это уже нормально.

 

— По итогам праймериз выдвижение планируется от КПРФ?

 

— Мы все понимаем, что есть муниципальный фильтр. И это проблема даже для КПРФ. Я считаю, что чем мощнее мы будем озвучивать эту тему, тем больше шансов либо избавиться от фильтра, либо как-то его смягчить. Абсолютно драконовский закон. Однако мы не рассчитываем, что в ближайшее время что-то изменится. Поэтому самое правильное в данной ситуации — сконцентрировать усилия на выдвижении от КПРФ. С ними гораздо больше шансов вынудить мэрию допустить нашего кандидата. В противном случае мэрия допустит огромную ошибку, если кандидата от левопатриотических сил на выборах не будет.


— А куда подевались национал-патриоты? Я имею в виду ваше невидимое сотрудничество с НПСР, которые как-то не особо идут на контакт с «Левым фронтом».

 

— Ну, Захар Прилепин на нашей пресс-конференции представлял патриотический спектр…

 

— Но он не входит в НПСР.

 

— Непосредственно — да… Он над схваткой. Все равно этот спектр нужен и важен. Мы уже обращались и снова будем обращаться в НПСР, чтобы они также предлагали свои кандидатуры. Никаких ограничений нет. Да, я знаю, что у них есть много всяких претензий, но это их право. Не думаю, что сейчас имеет смысл замыкаться на претензиях. Надо дальше развивать нашу коалицию. Считаю, что на ее базе необходимо создать постоянно действующий координационный центр. Надеюсь, что руководство НПСР и КПРФ не будут откладывать эту затею в долгий ящик. К этому нас подталкивает время. Хотя наверняка кто-то будет уклоняться от этого взаимодействия. Уже идет тихий саботаж с разных сторон. Не буду называть имен, но причины разные: и личные амбиции, и нежелание делиться, и восприятие партнеров как конкурентов. Это неправильно, иначе к ответственным событиям подойдем в разобранном виде…

 

— Как, например, либералы. Ни для кого не секрет, что они не могут прийти к единой позиции относительно участия в выборах мэра Москвы. Что думаешь, Сергей? Может советом с ними поделитесь?

 

(Смеется) Это не вчера началось и, наверное, не завтра закончится. Сверхамбиции присутствуют везде — и на нашем фланге, но у них тем более. Либеральная идеология — это индивидуализм, эгоизм. Чего тут удивляться — исторический конфликт и завышенные требования друг к другу. Власть тоже умело ими манипулирует, стравливает. Пока им далеко до единства, но не могу сказать, что мы из-за этого должны плакать. Власть, конечно, — наш главный оппонент, но и либеральная оппозиция нам не друг. Их идеи с нашими несовместимы. Да, есть какой-то набор схожих демократических требований, которые на определенных этапах нас могут объединять. Но стратегические разногласия не дают нам слиться в едином экстазе, иначе мы превратимся в людей без политической позиции, будем как флюгеры: куда ветер подует, туда и мы. Это неправильно. Пусть сами разбираются. Кстати, они хотели провести праймериз? «Левый фронт» показывает здесь лучший результат — уже договорились, стартуем, а они все никак не разберутся. Пускай с нас пример берут, ради бога. Можем им морально чем-то помочь.

 

— Сотрудничать с либералами собираетесь на выборах?

 

— Думаю, что когда они определятся с кандидатом, наверное, было бы разумно заключить пакт о ненападении. Понятно, что главный оппонент — действующая власть, московское правительство, которое будет разводить нас по разным углам. Мы не должны забывать о своих идеологических программах, но подписать соглашение о том, что не будем тратить силы на войну друг с другом, а будем работать каждый на своем фланге, но бить по власти, не будем заниматься провокациями в отношении друг друга — все это может дать хороший эффект, который мобилизует избирателя. Пойдем разными колоннами, но бить будем в одну цель, бороться за второй тур.


— Но это в принципе невозможно. Президентские выборы тому прямо свидетельствуют.

 

— Нет, мы должны действовать по принципу, что любая попытка — это хорошо, надо пытаться. Да, сложно, да, нет гарантий, что получится, но при своих мы всегда можем остаться. Ясно, что единого кандидата мы не выдвинем. Нас бы никто не понял. Мы не будем поддерживать либерала, как и наш избиратель, а либералы не будут поддерживать коммуниста.

 

— В связи с этим возникает вопрос. 7 мая будет инаугурация Владимира Путина. Ты призывал, скажем так, достойно отметить ее акциями протеста накануне. Чуть позже с таким же предложением выступил Алексей Навальный. Будете вместе протестовать?

 

— Позиция «Левого фронта» однозначна. По разным причинам мы не считаем выборы президента законными, их результаты не признаем, а соответственно, президента легитимным не считаем. Разумно и логично накануне инаугурации всем, кто такую позицию разделяет, заявить о себе в рамках закона и без насильственных действий. Шесть лет назад нас уже спровоцировали, весь этот путь мы прошли и учли этот опыт. Но в день инаугурации петь, плясать и пить шампанское мы не обязаны.

 

— И все же о Навальном…

 

— Я уже неоднократно заявлял, что его позиция на президентских выборах была неконструктивной. Он не нацелен на консолидацию оппозиции даже среди либерального спектра. У него есть стремление тянуть одеяло на себя и работать на свои личные амбиции. Президентская кампания показывала, что есть сильнейший оппонент власти — Грудинин — и необходимо было консолидироваться вокруг него. Этого не было сделано, зато была внедрена очень вредная на тот момент концепция бойкота, которая деморализовала и дезорганизовала протестного избирателя, который мог проголосовать за оппозиционеров. Все это сработало исключительно на власть.

 

6 мая — это во многом традиция (6 мая 2012 года — разгон митинга объединенной оппозиции на Болотной площади. — Примеч. «Шторма»). Это определенный символ, день накануне инаугурации. Алексей ни с кем не посоветовался и объявил свою дату — 5 мая. В данной ситуации мы через СМИ, через третьи лица посылаем сигналы Навальному, что надо объединиться…

 

— Так и не общался с Навальным после выхода из тюрьмы?

 

— Я не сторонник набиваться. Контактов не было, да и желания не вижу. Помню, у нас была переписка с Ильей Яшиным. Я поднимал вопрос о том, что вообще-то нам нужна какая-то координационная структура, чтобы мы по базовым вопросам могли встречаться и обсуждать возможные совместные действия, как это было до «болотного дела». Но с его стороны было полное непринятие. Примерный ответ Яшина заключался в том, что нас очень многое сегодня разделяет (Украина, Крым) и, вообще, нет оснований для координации. Вот такая позиция у Яшина. Навальный мне вообще ничего не ответил, но полагаю, что у них сходные позиции. Тем не менее мы будем пытаться договориться по уму, у нас есть сходные позиции, и определенные лица сейчас наводят мосты. Не будем загадывать, но по данному вопросу мы за координацию. Если будет игнор, то меня это только подтолкнет к мысли, что люди нацелены не на объединение, а на свои амбиции. Возможно, что они также выполняют роль, которая им прописана извне.

 

— Сергей, а ты еще не убедился в этом до конца? Неужели какая-то надежда осталась?

 

— Надо идти в любом вопросе до конца, использовать любую возможность. Наверное, у меня есть какое-то внутреннее убеждение… Но если я его буду озвучивать, то какой смысл тогда пытаться о чем-то договариваться? При всех сложностях в каждом конкретном случае надо пытаться договариваться, тем более что эта тема может объединить многих. В нормальных выборах заинтересованы и либералы, и коммунисты, и люди других взглядов. Мы открыты к дискуссии, к диалогу, а как получится по факту — так и сделаем определенные выводы.