St
«Яблоко» от яблони. Внутрипартийный конфликт обнажил общепартийный кризис
Старая партийная система начала разлагаться из-за вмешательства в нее государства

«Яблоко» от яблони. Внутрипартийный конфликт обнажил общепартийный кризис

Старая партийная система начала разлагаться из-за вмешательства в нее государства

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

Внутрипартийные разборки в «Яблоке» преподнесли заинтересованным наблюдателям беспрецедентный случай в истории российской политической системы, на который никто толком и не обратил внимания. А именно — старая партийная система России начала разлагаться из-за вмешательства в нее государства.


Глава московских «яблочников» Сергей Митрохин в борьбе против федерального руководства собственной партии за право быть выдвинутым на выборы мэра Москвы дошел до судебной инстанции, которая на какой-то момент встала на его сторону.

 

Недовольный внеуставным, с точки зрения Митрохина, решением федерального бюро об отмене его выдвижения в столичные градоначальники, последний подал в суд на собственную партию с целью признать неправомочными действия «яблочных» руководителей и ее контрольных органов.

 

27 июня Замоскворецкий районный суд Москвы пошел навстречу кандидату. А именно — было приостановлено действие решений бюро и контрольно-ревизионной комиссии «Яблока» об отмене решения о выдвижении Сергея Митрохина в мэры столицы.

 

Следующее заседание суда, которое было назначено на 2 июля, так и не состоялось. Митрохин отозвал свой иск к партии, поскольку не набрал нужного количества подписей депутатов для прохождения муниципального фильтра.

 

Федеральное руководство партии посчитало, что приостановлением решений высших партийных органов государство грубо вмешалось во внутренние дела «Яблока» как независимой партийной структуры, что нарушает закон «О политических партиях».


В Федеральном законе от 11.07.2001 г. №95-ФЗ (ред. от 05.12.2017 г.) «О политических партиях», а именно в пункте 1 статьи 8 «Основные принципы деятельности политических партий», прописано, что «политические партии свободны в определении своей внутренней структуры, целей, форм и методов деятельности».

 

В пункте 1 статьи 10 «Государство и политические партии» дополнительно отмечено, что органы государственной власти и должностные лица, их представляющие, не имеют права вмешиваться «в деятельность политических партий».

 

Именно на это и давили юридические представители партии «Яблоко», недовольные решением Замоскворецкого суда.

 

Тогда в пресс-службе «Яблока» заявляли, что отталкиваются еще от одного документа, на этот раз международного, — Положения о правовом регулировании политических партий, принятого Венецианской комиссией 15-16 октября 2010 года. Оно гарантирует всем партиям право выдвигать кандидатов на выборы без вмешательства федеральных органов власти.

 

Устав партии «Яблоко» прописывает, что региональная конференция имеет право выдвигать и выдвигает «кандидата на должность высшего должностного лица субъекта РФ по предварительному согласованию с бюро партии или исполкомом бюро партии». При этом в уставе не прописано, что будет, если конференция выдвинет кандидата без согласования с вышеуказанными органами. По всей видимости, решение конференции просто признается не соответствующим уставу партии, но это не точно.



Сергей Митрохин неоднократно настаивал — его кандидатура на должность мэра Москвы была выдвинута в строгом соответствии с уставом партии. Партийное руководство посчитало иначе — устав был нарушен. Не доверяя руководящим органам партии, Митрохин решил привлечь к внутрипартийному делу третью сторону, а именно — судебную власть Российской Федерации, даже несмотря на то, что в итоге, как мы знаем, это дело ничем не закончилось.

 

Интересно, что из того же федерального закона «О политических партиях» можно сделать вывод, что Митрохин имел на это полное право. В пункте 2 статьи 10 «Государство и политические партии» разъясняется, что «вопросы, затрагивающие интересы политических партий, решаются органами государственной власти и органами местного самоуправления с участием соответствующих политических партий или по согласованию с ними».

 

«Мы за правовое общество или нет? Если за правовое, то партийцы должны идти в суд, а не разбираться между собой. Только суд в соответствии с законом может сказать, правильно ли читается устав или нет. Правильно ли принимается решение или нет, — отмечает директор НИИ политической социологии, политтехнолог Вячеслав Смирнов. — Может, у вас не уполномочен руководящий орган принимать такие решения, может, кворума не было. В данном случае общественная экспертиза и переговорный процесс не совсем полноценны. Если документ неправомочен, а мы договорились считать, что он правомочен, то это не означает, что государство не должно его отменить и не наказать тех, кто занимался фальсификациями. Обращение в суд — это нормальный шаг в правовом обществе».

 

История с выдвижением кандидата от «Яблока» закончилась тем, что своего кандидата впервые за долгое время в Москве у партии не будет, а Сергея Митрохина в наказание за внутрипартийную контру и нанесение политического ущерба родной структуре отстранили от руководства ее московским отделением.

 

Этот случай в первую очередь показателен тем, что ранее российские суды еще не выносили постановлений о приостановлении решений высших партийных органов. Данный прецедент действительно можно расценивать, как вмешательство государства во внутрипартийные разборки, внутреннюю жизнь партии, к которой органы государственной власти, по сути дела, не должны иметь никакого отношения.


С одной стороны, это сложно считать вмешательством в дела партии, потому что решение суда о приостановлении действия решения партийных органов, было обеспечительной мерой, связанной с подачей судебного иска. На тот момент стоял вопрос о регистрации кандидата Митрохина, и если решение федерального бюро осталось бы в действии, то он не смог бы зарегистрироваться, даже при условии сбора подписей муниципальных депутатов, что нарушило бы его право выдвигаться и быть избранным.

 

Зарегистрированного же кандидата всегда можно убрать легальным путем и без особых внутрипартийных изысков. Статья 76 Федерального закона №67 «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» дает для этого массу способов и времени: регистрация кандидата (списка кандидатов) может быть отменена не позднее чем за два дня до дня голосования.

 

С другой стороны, руководство партии «Яблоко», по всей видимости, потеряло контроль над московской организацией. Подобные вопросы решаются не путем запретов, роспусков, а в самой начальной стадии и, как правило, за закрытыми дверями.

 

«Если посмотреть на весь период того, что творилось в «Яблоке» с самого начала процедуры выдвижения кандидата, то можно сделать вывод, что центрального руководства у партии не существует, — с сожалением поделился своими наблюдениями собеседник «Шторма» в руководстве одной из парламентских партий, пожелавший остаться неназванным. — Либо оно должно было четко поставить вопрос о соблюдении праймериз, либо, — что решает московское отделение партии. А система, что «мы за праймериз, но если праймериз нам не понравится, то мы дадим третью кандидатуру, которая вообще никто и до этого нигде не фигурировала», говорит о том, что руководство «Яблока» не контролирует ситуацию».


Возможно, с точки зрения партийной этики Сергей Митрохин поступил неправильно, когда вынес сор из избы, тем самым спровоцировав негативное отношение в целом к партии и к себе лично.

 

Однако со стороны это выглядело как шаг отчаяния, когда Митрохин не смог найти вразумительного контакта с руководством «Яблока» и принять решение внутри уставной системы.

 

Например, в Коммунистической партии Российской Федерации партийные чиновники обезопасили себя от подобных конфликтов внутри структуры. В уставе коммунистов прописано: «Президиум ЦК КПРФ по представлению бюро комитета регионального отделения КПРФ принимает решение о выдвижении кандидата на должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации)».

 

То есть сначала в КПРФ проводят переговоры внутри партии и, начиная с самых низов партии, ее первичных отделений, договариваются между собой, после чего выносится общее партийное решение. Если региональное отделение выдвигает кого-то несогласованного руководством партии, то президиум ЦК КПРФ просто его не утверждает. Таким образом, подобные случаи внутри КПРФ практически исключены.


Свежий пример — выдвижение беспартийного предпринимателя и экономиста Вадима Кумина на выборы мэра Москвы. Несмотря на то что последний занял в праймериз левых сил третье место после депутата Мосгордумы Елены Шуваловой и журналиста Максима Шевченко, на выборы градоначальника коммунисты выдвинули именно его, а даже не главу Московского горкома КПРФ Валерия Рашкина. И никаких конфликтов внутри партии, вылезших наружу и испортивших репутацию КПРФ, не было и нет. Жесткая внутрипартийная дисциплина.


Основа кризиса внутри любой партии — это, как правило, кадровый вопрос. Если он решается путем публичных обвинений и обращений в суды, значит партия находится в кризисе. Произошедшее в «Яблоке» — первый сигнал к тому, что партия прекращает свое существование в том виде, в каком она существует на данный момент.


«Яблоко» трансформируется, — полагает руководитель департамента региональной политики при управлении президента РФ по внутренней политике в 2009-2012 годах, политтехнолог Андрей Колядин. — Старая гвардия не в состоянии удержать бразды правления внутри партии. И внутреннее, и внешнее давление переламывает партию как минимум на два куска — на старую и молодую гвардии. Скажу честно, даже не знаю, что именно для партии выгодно — оставаться в рамках старых правил аристократической партии «Яблоко», бескомпромиссной и не желающей идти ни на какие контакты с властью, но при этом являющейся кузницей кадров для Мизулиной, Яровой, Артемьева и всех остальных, либо играть по-новому… Впрочем, для каждого времени нужна своя партия, и то, что там сейчас происходит кризис, — это однозначно».

 

Андрей Колядин считает, что конфликт внутри партии «Яблоко» в равной степени смодерирован как мэрией Москвы, так и самими «яблочниками». Раздрай внутри оппозиционной партии для власти больше выгоден, нежели ее монолитность и боевой настрой.

 

Также бывший высокопоставленный сотрудник администрации президента считает, что мэрия Москвы скорее всего поддерживает обе стороны конфликта (во всяком случае, он бы сделал так сам) — Сергея Митрохина и экс-соратника Алексея Навального и Дмитрия Гудкова, молодого «яблочника» Максима Каца, который пытается вытеснить Митрохина. Судя по тому, что его полномочия как руководителя московского отделения на данный момент приостановлены, — Кацу удалось осуществить задуманное или, возможно, кем-то порученное.

 

«У нас, по сути, политики никакой не осталось. То, что выборы выиграет действующий мэр Москвы — сомнений нет ни у кого. Мы вынуждены наблюдать за битвой мышей, раз нет битвы слонов», — резюмирует Андрей Колядин.


В борьбе против руководства партии «Яблоко» Сергей Митрохин любил использовать по отношению к ним термин «аппаратная клика». Безусловно, говоря об этом публично, он наносил определенный политический ущерб партии. С другой стороны, в каком-то смысле он был прав, имея в виду, что демократической партией начал руководить аппарат, а не рядовые партийцы, к мнению которых должно прислушиваться руководство казалось бы демократической партии.

 

Директор Института региональных проблем, политолог Дмитрий Журавлев убежден, что аппарат может главенствовать только у той партии, у которой есть большинство в парламенте, а у той, которая в нем вообще не представлена, аппарат главенствовать не может по определению, пока не сможет доказать, что он может провести своих людей в Госдуму, несмотря на все тяготы политической жизни. «С помощью аппаратных интриг еще никому не удалось привлечь избирателей», — отмечает Журавлев.

 

«Социальные реформы и партийная система. Как они отреагируют на эти реформы? Что они могут сделать? Ничего. А если они не могут защитить своих избирателей, то зачем они избирателям? Пенсионная реформа, как лакмусовая бумажка, проявит всю слабость партийной системы, — продолжает политолог. — Коммунисты с высоко поднятой головой проголосуют в Госдуме «против», поскольку все понимают, что закон все равно примут. Но это максимум, который они смогут выжать из этой ситуации. Остальные партии в думе не представлены, там вообще будет полное молчание. Что защитники угнетенных будут рассказывать своим избирателям, когда реформа осуществится? Коммунисты могут хотя бы формальное голосование предъявить, а остальные?»


«Яблоко» — одна из немногих демократических структур, которая сумела дожить до сегодняшнего дня после многочисленных изменений политической системы с девяностых годов. Плюс «Яблока» в том, что они не совсем правые, не совсем либералы и даже не совсем демократы — они скорее леволибералы, близкие к социал-демократам, которые гораздо больше понятны как обществу в целом, так и интеллигенции в частности.

 

Кризис политических партий заключается в том, что они выстраивают политику исключительно на крике и общем шуме, в котором теряются смыслы и партийные предложения, зачастую друг с другом перекликающиеся. Партии, выстроенные вокруг своего лидера, такие, как ЛДПР и то же «Яблоко», или партии, построенные вокруг идеологии отрицания и борьбы «за все хорошее, против всего плохого», себя исчерпали. В пользу этого также говорит медленное угасание «Справедливой России», о котором не говорит только ленивый.

 

«Избиратель хочет четко услышать, что будет, если вы победите. Будут ли после вашей победы автобусы ходить чаще, магазины стоять ближе, а цены ниже? — задается вопросом политолог Дмитрий Журавлев. — В таком стиле с избирателями почти ни одна партия говорить не хочет. Все в основном говорят, против кого они дружат. Потому людям не сильно интересно за них голосовать. Им, быть может, другая сторона тоже не нравится, но для них это не главное. Для людей главное, чтобы их собственная жизнь стала если не лучше, то точно не хуже. Об этом партии не говорят, потому они и находятся в кризисе».

 

Старейшая демократическая сила в России впервые за долгие годы не будет участвовать не только в выборах мэра Москвы, но и в выборах губернаторов Московской и Псковской областей, где у партии довольно сильные позиции. Совсем недавно была распущена и собрана заново партийная организация Санкт-Петербурга, которая пошла против федерального руководства «Яблока». На данный момент в северной столице есть два претендента на кресло губернатора города от партии — один из ее создателей, депутат местного Заксобрания Борис Вишневский, а также зампредседателя партии Николай Рыбаков. Судя по тлеющему конфликту в «Яблоке», партийной системе в том виде, в котором она дошла до наших дней, осталось существовать не очень долго.